74233 cazuri COVID-19 în Moldova
17991 – cazuri active
54495 – cazuri vindecate
1747 – cazuri fatale
Actualizarea datelor: 29 octombrie 2020 ora 23:24


 ЛицаGoogle Page Rank

 Лица Лица


Верно говорят, что государство славится людьми, которые в нем живут и работают. В живом журнале «The image» Вашему вниманию будут представлены заметки о приднестровцах знаменитых и не очень, о людях различных сфер деятельности, уровней дохода, возрастов, национальностей, вероисповеданий и т.д. Главное, что их объединяет – они приятные собеседники. Цель создания «The image» – рассказать о Приднестровье, о людях, которые тут живут, создавать положительный имидж республики, привлекая сюда туристов, инвесторов и просто заинтересованных читателей. Журнал не преследует чьи-либо интересы, не ставит перед собой задачи пиара тех или иных людей. Но может это делать при своём желании. В перспективе журнал будет дополняться рубриками и другими интересными фичами.
RSS posts

Societate


Comenteaza





#ровесникиприднестровья
Вчера состоялось официальное открытие фотовыставки, посвященной 25-летию Приднестровья "Ровесники Приднестровья". Фотографы - милые женщины: Евгения Чекой, Юлия Самошкина, Мария Левыкина, Ирина Верещагина, Алена Петренко, Алена Муравьева, Карина Гаспарян. Модели - приднестровцы, которым по 25 лет, как и нашей республике.Юлия Самошкина: Фотовыставка рассказывает о том, чего они достигли в жизни, какие они красивые, успешные, какое замечательное у них будущее. Все это можно понять по фотографиям и по текстам, которые их сопровождают. В каждом тексте человек описан таким, какой он есть на самом деле.Мы постарались обойтись без постановочных кадров, без официальных поз, чтобы передать образ живых, настоящих, активных, людей. Это учителя, врачи, военные, спортсмены, работники крупнейших предприятий Приднестровья. И каждый из 30 героев интересен по-своему.Ирина Верещагина: Когда мы обзванивали ребят, чтобы пригласить поучаствовать в нашем проекте, из всех (а список был довольно большим!) отказались всего несколько человек по очень уважительным причинам, остальные же с удовольствием соглашались. Мы были приятно удивлены, потому что думали, что все-таки придется уговаривать. Скажем прямо, были опасения, что мы не найдем двадцать пять 25-летних человек. Но в итоге на выставку попало даже больше.Работать было легко со всеми, несмотря на то, что все очень разные. Кто-то был очень скромен и стеснялся камеры, и мы включали все свое обаяние и другие женские хитрости, чтобы расшевелить ребят. А кто-то был поактивнее и шутил с нами, и мы чувствовали, будто работаем со старым добрым другом. Все они разных профессий, увлечений, но всех объединяло одно: они любят свою Родину, стараются на ее благо, и у каждого из них живо горят глаза.Алена Петренко: Вообще работать было очень интересно. Удавалось побывать в таких местах, куда просто так, скорее всего, не пустили бы. Например, мне всегда было интересно попасть на кухню ресторана, я люблю поваров. И жалею, что не получается быть в разных местах одновременно, но мне очень понравились съемки, на которых побывали другие участницы, например, на Дубоссарской ГРЭС в зале управления. Выглядит космической станцией.Мария Левыкина: Много новых знакомств с молодыми и очень интересными личностями. Все не случайно, и многие беседы запали в сердце и заставили задуматься.Карина Гаспарян: Для меня это вообще первая выставка и огромный шаг в развитии. Я была невероятно рада познакомиться и поработать с такими веселыми и талантливыми девушками и именно в таком идейном и интересном проекте.Алена Муравьева: Я ощутила себя одним целым... с прекрасными фотографами, с интересными ровесниками Приднестровья и любимой республикой.Юлия Самошкина: "Ровесники Приднестровья" стали для нашего сообщества своего рода испытанием:  сможем ли мы зависеть не только от себя, преодолеть барьер робости и неуверенности в себе и справиться в строго определённые сроки. Оказалось, мы всё можем. Работа, дети, мужья, бытовые хлопоты - ничто нас не остановит. Если мы хотим творить, мы будем творить.А вот и сами #ровесникиприднестровья. Кстати, по этому хэштегу нас можно найти в социальных сетях.



















































Герои Великой Победы - 2015
Друзья! Завтра, 6 мая, накануне Великого праздника 70-летия Победы советских солдат над фашистскими захватчиками, в 15.30 в Бендерах открывается наша вторая тематическая фотовыставка. Она будет располагаться на так называемой ул. Дворянской (ул. Советская, что напротив госадминистрации) под открытым небом.Обязательно приходите на открытие! Будут первые лица города и, что самое главное, – ветераны, которые и приняли участие в фотосъемке. Будем и мы – авторы фотографий: Евгения Чекой, Юлия Единак, Мария Левыкина, Алёна Петренко, Юлия Звягинцева, Ольга Колчина, Алёна Муравьева, Ирина Верещагина. Мы сможем вам рассказать, как проходил процесс: как мы «наводили марафет» ветеранам, пели с ними песни, фотографировались и даже пили «стакан вина» J.Приходите! Мы вас будем ждать!

На фронт попала в 1943 году, когда ей было всего 16 лет. До этого были нелегкие годы в оккупированном Харькове.«Несколько лет мы прятались от немцев, и только когда наши освободили город, вылезли из подземелий».Лидия Сергеевна участвовала в Ясско-Кишинёвской операции. Она до сих пор помнит то утро, когда советские войска нанесли мощный артиллерийский удар.«Утром рано, на рассвете, такая тишина была. Восходило солнце ярко. Августовский день. Мы не знали точно, но предполагали, что вот-вот что-то поменяется, что мы с этих позиций уйдем вперёд. Так и получилось. Вы знаете, это не передать словами. Вот так вот падали снаряды наших пушек. Молодцы ребята! Так подготовились».Бронникова Лидия Сергеевна награждена орденом Отечественной войны, медалью Жукова, медалью «За освобождение Вены».

В армию была призвана с первых дней войны, служила медсестрой полевого госпиталя. «Мне пришла повестка почти сразу после нападения Германии. Я была уверена, что война скоро закончится. Такое легкомыслие… Так что в военкомат явилась в новом платье, в туфлях на каблуках и с чемоданом, куда упаковала лучшие наряды».Великую Победу встретила в Чехословакии. Радостная новость пришла ночью. О том, что это та самая Победа, она поняла не сразу. И праздничный салют приняла за атаку немцев.«Вы не представляете, что тогда творилось в городе, как все радовались победе! Стреляли! Кричали: «Ура! Победа!».Нина Алексеевна награждена орденом Отечественной войны, медалями «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945гг» , медалями «За боевые заслуги».

На войну попала в 18 лет, работала в подполье. Участвовала в освобождении города от немецко-румынских оккупантов. «Для того чтобы вести агитационную работу среди населения, мне было поручено поступить секретарём в так называемую «администрацию бунурилор». Мы печатали листовки и размножали их на ротаторе. Пользуясь своим положением, я могла иметь связь с примарией, префектурой и трибуналом в городе и брать оттуда необходимые нам сведения».Военный трибунал Румынии осудил русскую подпольщицу на 25 лет каторжных работ. Прокурор лично приехал зачитать приговор, вспоминает Людмила Тимофеевна, потому что она улыбалась на суде.Людмила Тимофеевна награждена орденом Отечественной войны, медалью «За отвагу», медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945гг.»

В самый разгар военных действий, в 1943 году, 17-летним юношей был призван в армию. Фронт сразу вызывал у него множество чувств и неизгладимых впечатлений, но не страх. В бой и разведку шагал смело.«Страшно стало после ранения. Вот тогда я в полную мощь ощутил, что такое боль – без лопатки я в землю лез».Два ранения и оба в лицо. Выбитая челюсть, разорванный язык, осколок, застрявший в горле – всё это чуть не сразило солдата наповал, но он выстоял. После лечения службу продолжил санинструктором. Со вторым осколком в щеке ходит до сих пор. Победу солдат встречал в чехословацком госпитале.«Мы спали, как вдруг всё загремело, засверкало, повсюду слышались выстрелы и крики, но паники не было. Мы знали и чувствовали, что война закончилась».У Николая Геннадьевича два ордена Отечественной войны, медали «За боевые заслуги», «За взятие Вены», «За взятие Будапешта».

Когда началась война, ей было 16 лет. В 1943 году, решив отдать честь Родине, пошла в военкомат, а это 200 километров пешком .«Сначала копала окопы, потом меня забрали в штаб шифровальщицей. Я чертила схемы укреплений».О победе узнала, когда была в ленинградской области в городе Гатчина, на торфоразработках.«Плакали все: кто от радости, кто от горя. Я верила в победу всегда, это самый счастливый день!».Юлия Николаевна награждена орденом Отечественной войны, медалью «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945гг».

На фронт попала в 20 лет.«Когда началась война, заканчивала техникум, даже экзамены не успела сдать. Годы войны самые страшные в моей жизни. Помню, как вызвали в военкомат. И когда сказали, что призвана в армию, стало очень страшно. Я молчала, старалась не плакать, но слезы по щекам катились сами. Меня спросили: «Ты что?! В армию не хочешь идти?». Я ответила: «Нет, что вы... Это слезы радости».Тамара Иосифовна награждена орденом Отечественной войны, медалью «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945гг».

Был призван на фронт в 1942 году. Принимал участие в освобождении города Бендеры.«Мы били и гнали немца днем и ночью, как он нас в 41-м году. Бойцы порой не спали по трое суток, пока кровь из носа не начинала идти».Анатолий Павлович прошел всю Украину, освобождал Белгород. Победу встретил в Австрии.«Это был самый счастливый день не только для меня, но и для всего нашего советского народа. Мы были возле Вены, когда нам сообщили. Все стреляли вверх со всех видов оружия в честь того, что все были очень довольны этой Победой».За участие в Ясско-Кишиневской операции Анатолий Павлович был награжден орденом Отечественной войны II-й степени.

На фронте был артиллеристом. В 45-ом его ранило. Победу встретил в госпитале.«Мы уже чувствовали, что вот-вот – и война закончится. Когда объявили о победе, это было большой радостью! Война кончилась! Фашизм победили!».Владимир Илларионович награжден орденом Отечественной войны, медалью «За отвагу», медалью «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945гг».

На фронт попала в 19 лет, служила в контрразведке. 9 мая 1945 встретила в Чехословакии в городе Трнава.«Наших солдат встречали цветами. Столько цветов я не видела никогда в своей жизни. Вся улица была выстлана тюльпанами и сиренью. Я до сих пор помню тот запах. Люди радовались, выбегали, обнимали наших солдат и буквально забрасывали цветами».Мочалова Нина Михайловна награждена орденом Отечественной войны, медалью «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945гг».

На фронт попал в первые дни войны. Участник Ясско-Кишинёвской операции.«Воевать было все время трудно. Немцы бились до последнего. Мы выкладывались полностью, себя не жалели. А когда наша армия начала наступать, это очень воодушевляло! Наша берёт!!! А это очень важно, когда наша берёт!».Андрей Маркович награжден орденом Отечественной войны, медалью «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945гг».

На фронт попала с самых первых дней войны, так как, будучи учителем, окончила курсы медсестёр. В 1942 году, после учёбы в спецшколе, которая готовила радистов для украинских партизанских отрядов, Александру Ивановну направили в радиоузел партизанского движения, где и началась её боевая служба.День Победы она встретила в польском городе Новы-Сонч. Войне Александра Ивановна благодарна за самую главную встречу в жизни – с мужем Василием Ивановичем.За качественное выполнение боевых заданий Александра Ивановна была награждена правительственной наградой «За боевые заслуги» и медалью «Партизану Великой Отечественной войны».

На фронт попал, когда ему было 17 лет.«День Победы – это самый долгожданный день. Мы его ждали, долго ждали. Радовались! От радости плакали. Кричали «Ура»! И сейчас мы ждем этот день каждый год! Он самый счастливый для нас».Иван Елисеевич награжден орденом Отечественной войны, медалью «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945гг».

Участвовал в Ясско-Кишиневской операции.«Я на всю жизнь запомнил эти бои. Наступление в ходе Ясско-Кишиневской операции было очень тяжелым, всё время тяжелые бои. У немцев было очень много танков, и я помню, как в одном очень сильном бою они утюжили окопы. В результате после завершения операции от нашей роты осталось человек 40, а может быть, даже меньше».Иван Кириллович награжден орденом Отечественной войны, медалью «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945гг».

Когда началась война, училась в медицинском фельдшерско-медицинском техникуме. В 1943 году была направлена служить в полевой госпиталь в составе действующей Армии II Белорусского фронта.«Тогда я узнала, что такое настоящий ад. Везде стрельба: и сверху, и справа, и слева. Никогда не знали, вернёмся с поля боя или нет. Служить было нелегко, иногда на ногах приходилось проводить по 12 часов подряд. Но мы старались не жаловаться, понимали, что Родина нуждается в защите».Она участвовала в освобождении Белоруссии и Прибалтики.«Новость о победе – это была великая радость, ей не было предела!».Однако на этом служба в армии для неё не закончилась. Ещё два года лечила пленных немцев, что морально было тяжелее пережить, чем саму войну.

Яков Семенович прошел всю войну. Говорит, на войне всегда помогала любовь к своей Родине.«Старались не унывать! Знали, что победим! Всегда верили в победу. Родина помогала верить в победу! Знали, что отстоим!».О победе советских войск Яков Семенович узнал, когда был в Чехословакии.«9 мая был очень солнечный день! Победе мы радовались, как дети! Плакали, целовались, обнимались! Это счастливый день!»За спасение боевого знамени Яков Семенович награжден Орденом Красной Звезды, также орденом Отечественной войны, медалью "За боевые заслуги".

На войну попал в 17 лет. Участник Орловско-Курской операции, командир танкового взвода.«День Победы самый счастливый день в жизни. Неописуемая радость была для нас, когда объявили окончание войны Великой Победой. В это время я уже в Прибалтике находился. Мы стреляли в воздух, кричали: «Ура!», радовались и плакали одновременно».Александр Егорович награжден орденом Отечественной войны, медалью «За боевые заслуги», медалью «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945гг».

Встретил Великую Отечественную войну подростком: ему еще не исполнилось и пятнадцати лет. Участник штурма Берлина и спасения заминированной Праги. Самое яркое воспоминание военных лет – взятие Рейхстага.«На штурм шли в группах по 12 человек. Когда одна погибала, в бой шла следующая. Наша была седьмая из семнадцати».Освобождал Украину, с боями прошёл Польшу, Германию и Чехословакию.Яков Иванович получил медали «За взятие Берлина» и «За освобождение Праги», медаль «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945гг», орден Отечественной войны II-й степени.

На фронт попал совсем молодым, в 17 лет. Служил танкистом.«В пылу боя попадание по своему танку не всегда даже замечаешь. Разве что разорвется мощная мина рядом с танком. Немцев гнали столько, сколько у машины было мощи. Знали твёрдо – победа будет за нами».Алексей Афанасьевич участник Ясско-Кишиневской операции.Награжден орденом Отечественной войны, медалью «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945гг».
Игорь Мартынюк: «Мой ресторанный бизнес – это дело случая»
Думаю, каждому жителю Тирасполя будет интересно почитать сей пост. На этот раз – ресторатор Игорь Мартынюк. В Тирасполе у него есть несколько заведений, которые пользуются у населения спросом. Ответы на вопросы были порой неожиданными. Люблю, когда отвечают развернуто и искренне, а Вы?

- Первые вопросы, которые хочется Вам задать: любите ли Вы поесть, и гурман ли Вы?- Гурман – несколько пафосное слово. Я просто люблю вкусно поесть. Мне нравится аутентичная еда. Я много путешествую, и есть возможность пробовать и экспериментировать. В какой-то новой местности всегда стараюсь заказывать что-то из национальной кухни. Но нельзя сказать, что какой-то определенной кухне я отдаю безусловное предпочтение, в каждой есть что-то особенное.- Судя по блюдам в одном из ваших заведений, вы любите перчёненькое, это так или это предпочтения шеф-повара?- Вероятно, это задумка шефповара (смеётся). Я даю установку, чтобы блюдо было пикантным, оно не должно не иметь вкуса. Возможно, именно за счет остроты выражается пикантность блюд, о которых Вы говорите.- А сами Вы готовить любите?- Я с удовольствием могу пожарить мясо или рыбу на костре, но стоять у плиты – нет. Я никогда не учился в кулинарных школах, но в детстве я экспериментировал, и неплохо получалось. А недавно решил удивить жену и попробовать что-то испечь, но домашняя духовка не приспособлена для этого, и ничего не вышло. Но я не исключаю возможности профессионального обучения для себя, так как понимаю, что мне это необходимо для развития моего бизнеса. Недавно я прошел курс бариста. Теперь мне ни один бармен не сможет «вешать лапшу на уши» в отношении кофе (смеётся).

- Как Вы пришли в ресторанный бизнес?- Вообще родом я из Эстонии. Первое образование, как ни странно, у меня штурманское. По воле судьбы в 90-м году я переехал в Тирасполь. Поначалу занимался торговлей. Потом поступило предложение купить помещение кафе, я не задумываясь принял его. На тот момент в Тирасполе было три государственных ресторана, в которые были очереди и в которых не было сервиса. Мое кафе находилось на Балке в общежитиях текстильщиков, называлось «Блюз». Оно было очень маленьким, популярным и невыгодным для меня, потому что зарабатывали все, кроме меня. А поскольку для меня это не являлось основным бизнесом, я смотрел на это «сквозь пальцы». Были какие-то управляющие, профессионалов не было вообще, все сотрудники пришли с советского общепита, они были научены воровать – это было нормой в то время. Помучался я с ним пять лет и в конце концов закрыл.Дальше тоже было дело случая: мой кум (сейчас, к сожалению, покойный), уволившись с рядов вооруженных сил, сидел без работы, ему реально нечем было заняться, а он любил и готовить, и вкусно поесть. Я подумал, что ресторанный бизнес – это то, что ему могло бы быть интересно, и мы решили с ним что-то открыть вместе. Спустя месяц я понял, что готовить и руководить бизнесом – это полярные вещи, и мы разделили зоны ответственности. Я нанял управляющего и потихоньку сам начал вникать в эту тему. Со временем мне все больше это стало нравиться, и на сегодняшний день я могу сказать, что занимаюсь любимым делом.

- Я так понимаю, речь идёт о «Куманьке». Скажите, а идея с интерьером – это экспромт или есть прототип?- Это полный экспромт. Мне часто приходилось бывать в Украине, и местные в основном приглашали именно в украинские рестораны. Мне очень понравилась эта кухня, она понятная, очень привычная, и сама атмосфера мне близка. Поэтому я даже не сомневался, когда увидел это помещение, в том, что формат должен быть украинского шинка. Его дизайн несколько раз претерпевал изменения. Спустя 21 день работы «Куманька» произошёл поджог заведения, но, слава Богу, кухня осталась цела. Мы не отчаялись, выставили столики на улице, заработали денег, сделали ремонт и снова открылись. Сегодня у «Куманька» есть дополнительный зал для торжеств и видоизмененная летняя площадка.- А что касается меню… Как вы его строите?- С меню интересная история получилась. Долгое время «Куманек» был единственным приличным в плане кулинарии местом в Тирасполе. Некоторые гости ходили к нам изо дня в день и они, конечно же, хотели разнообразия. Мы старались угодить – расширяя и расширяя меню, но это ненормально и неправильно, так как в меню появились, например, какие-то итальянские десерты и уже нельзя было сказать, что «Куманек» – это чисто украинский ресторан. Сейчас меню меняется раз в полгода, и я всегда настаиваю на том, чтобы оно было пересмотрено и урезано. Когда мы проводим аналитику, мы понимаем, что есть излюбленные блюда наших постоянных клиентов.  Даже если мы убираем их из меню, то они остаются в базе, и гости всегда могут заказать полюбившееся блюдо, если речь не идёт о каких особых ингредиентах. Сейчас меню «Куманька» остается миксованным, я так это называю, но все украинские хиты, конечно, присутствуют. Мы не покупаем полуфабрикаты, стараемся все делать своими руками – это и сало, и соленья, и многое другое.

- Я хотела этот вопрос задать позже, но забегая немного вперед… Нет ли у Вас планов открыть ресторан с русской кухней?- Русская кухня на самом деле непростая. И специалистов в ней даже в России по пальцам пересчитать. Поэтому с русской кухней боюсь, что не получится. А вот всегда присутствовала идея открытия молдавского ресторана. Но пока не подвернулось помещение, подходящее под молдавский ресторан. Это, конечно, не ближайшие планы, но и не говорю, что этого никогда не будет.- Вот Вы говорили, что некоторое время «Куманёк» был единственным приличным заведением. А как Вы оцениваете уровень ресторанного бизнеса в Приднестровье сейчас?- Ниже среднего. Как, в общем-то, и на постсоветском пространстве в целом. Для этого есть объективные причины: к сожалению, наша культура потребления еды, посещения ресторанов остается далеко позади европейской. Но в этом есть и прелесть этого бизнеса – значит, есть куда развиваться(смеется). Если, например, в Париже на одно заведение общепита приходится примерно 125 местных жителей, в Москве – порядка 3-х тысяч человек. И вот на центральных улицах Москвы заведения находятся одно за другим, казалось бы, а насколько рынок еще не объят, потому что у нас нет привычки завтракать и ужинать вне дома. Ещё у наших соотечественников рестораны ассоциируются все-таки с неким торжественным событием.Есть, конечно, и проблема покупательной способности, но даже и она, я считаю, не главная. Ведь если брать среднестатистические расходы европейцев, они тоже не могут себе позволить каждый день ходить в ресторан и шиковать, но тем не менее они выбираются раз в неделю как минимум, и у них это является нормой.

- А каков средний чек, например, в кафе «Ларионов»?- Рестораторы обычно эти цифры скрывают, но я считаю, что, объявляя их, притягиваешь свою целевую аудиторию, если, разумеется, ты готов работать с ней. Так вот, средний чек здесь 80 рублей вместе с напитками. Средний чек – это общая выручка, поделенная на количество гостей в среднем по месяцу. И на самом деле это не так много, это могут себе многие позволить. У нас ментальность такова, что многие боятся ходить в заведения, люди не знают, как себя вести, вот в чем проблема.- Есть ли у вас конкуренты в Приднестровье?- В Тирасполе довольно много заведений общепита, и кто-то своё заведение называет кафе, кто-то баром, кто-то рестораном. С точки зрения экономики, все они являются конкурентами, если туда приходят гости. Я же своим сотрудникам всегда говорю, что у нас конкурентов нет, кроме нас самих. Я всегда советую ориентироваться не просто на заведения, которые находятся рядом, а на лучшие в целом.

- Какие места в Украине, России, может, в Европе вас впечатляют?- Их довольно много. Если это Одесса, то мне импонирует «Компот», «Дача», «Стэйкхаус», «Тавернетта», которая стала обладательницей пальмовой ветви от Украины. В Кишиневе в этом плане дела похуже, но из последних открывшихся могу отметить «Коммуналку». В Москве есть знаковые рестораторы, которые задают тон, являются, так сказать, законодателями. Также мечтаю поехать в Лондон и побывать в заведениях Михаила Зельмана, а также поучится в школе успеха, которую он открыл. Это дорогое удовольствие, коплю деньги, чтобы попасть туда (улыбается).- А как давно вы были в каком-то заведении в Тирасполе, кроме своих?- Сегодня (смеётся). Случайно. У меня товарищ приехал, он бариста из Украины Александр Хаджи. Его заинтересовало это кафе, зашли, посмотрели, но ничего не заказывали.- А как родилась идея создания кафе «Ларионовъ»?- Мне на Балке предложили помещение, и я под него уже придумывал формат. Мне хотелось сделать заведение вот именно гастрономическое, чтобы это была «едальная», как я называю, то есть, чтобы люди приходили туда именно поесть. К сожалению, расположение там было довольно спорное. Я заблуждался насчет того, что Тирасполь – город небольшой, за вкусной едой поедут куда угодно, тем более, что моя целевая аудитория – это люди с машиной. Но на ошибках учатся, и, как только подвернулось помещение ближе к центру, я не задумываясь поменял его.

- А почему назвали именно «Ларионовъ»?- Художник Ларионов, в честь которого и названо кафе, жил в наших краях в конце 19 века. В это время здесь компактно проживало много народностей. Идея была в том, чтобы готовить те блюда на современном оборудовании. Однако, к слову, мы столкнулись со сложностью: местные кулинарные учебные заведения имеют слабую материально-техническую базу, ребята там учатся на советском оборудовании, и их приходится переобучать работать на новом оборудовании, отправляю их стажироваться в Москву, в Киев. Также начали сотрудничество с одесским поваром, который будет выступать на кухне в качестве консультанта, куратора, обучать и подсказывать поварам. Тут еще есть момент: наши местные ребята не хотят совершенствоваться и не любят заморачиваться. Они задаются вопросом, зачем некоторые ингредиенты готовить несколько дней, выдерживать их определенное время, потом тушить, потом обжаривать на хоспере, если можно просто пожарить на сковороде и подать… Но это не наши методы.Так вот, художник Ларионов, по моему мнению, незаслуженно забыт и не пропиарен, скажем так. Его картины висят в Париже, Москве, но чуть ли ни каждому третьему приднестровцу приходится объяснять, кто такой Ларионов. То есть, кроме просветительской миссии, которую мы ведем, есть и связь временная, которая тем или иным образом отображается и в интерьере.- Каждый, кто хоть раз ел здесь, вероятнее всего, заметил, что подача блюд отличается от подачи в других кафе города…- Да, наша визитная карточка в том, что приготовление привычных блюд необычным способом, с авторской подачей. Мы завязали эту идею с тем, что Ларионов – авангардист. Тут у нас простор для фантазии и деятельности большой. Хотя признаюсь, это неудобно официантам, и порой они хитрили, спрашивая гостей, как подавать солянку: обычно или необычно. Те, кто не понимают, о чем речь, конечно, просят, чтобы им принесли простую, обычную солянку. О такой необычной подаче есть много положительных отзывов, но есть и не очень. Говорят, например, что так солянку никто не готовит и подавать ее нельзя так. Но почему же нельзя? Ведь она называется сборной, и когда на скворчащей сковородке тебе выносят ингредиенты, ты видишь, что это свежеприготовлено, а не сварено непонятно когда, потом при тебе все это смешивают… Я считаю, что так гораздо лучше и интереснее.

- А как вы подбираете персонал?- Фактически мы даем любому человеку себя показать, но у нас есть ребята, которые больше пяти лет работают. Я всегда говорю своим сотрудникам, что, если они не любят работу, пусть ищут другую, которую полюбят. Считаю, что ничего не получится, если ты работаешь только ради денег. Статистика говорит о том, что у жителей стран СНГ зарплата стоит на четвертом месте, а на первом – уверенность в завтрашнем дне, на втором – комфортные условия труда, на третьем – коллектив. Своим новым сотрудникам я всегда говорю, что на работе мы должны строить отношения по типу семейных, не в плане братских или супружеских (смеётся). Но не хотеть идти на работу – это равносильно тому, как не хотеть идти домой. Отношение к работе должно быть такое же, как и к дому, потому что большую часть жизни мы проводим именно на работе. К сожалению, когда мы берем человека на работу, мы не можем посмотреть, как он живет, это бы о многом нам рассказало. Ведь мы предъявляем определенные требования к сервису, порядку, но если дома у человека бардак, будет трудно его переучивать, и на это нужно время.- А какая сейчас тенденция в ресторанной сфере? Есть ли какая-то мода в этом плане?- На рынке СНГ – это рестораны кавказской кухни и рестораны быстрого питания.

- Фаст-фуд?- Да, но речь идёт о качественной еде с колес – это те же бургеры, но не как в Макдональдсе, где используется химия для длительного хранения, а из отборного мяса определенной мраморности, возраста, которое закупается у колхозников.Что касается тенденций, то в нашем регионе до сих пор есть мода на японскую кухню. Именно поэтому в «Комильфо» я оставил в меню роллы.- Вот есть вопросы и о «Комильфо». Вы, скажем так, зашли в бывший «Айленбург», провели ребрендинг. На этом остановитесь? Или есть планы по дизайну, меню?- В «Комильфо» получился конкретный микс. Мне это не очень по душе, но это вынужденная мера. Та же, например, «япония» дает около 30% оборота. Как от нее отказаться?В отношении глобального дизайна есть сложность. Я договаривался о долгосрочной аренде, но для ускорения процесса оформления документов заключили на 11 месяцев. По истечению этого времени, мне сообщили, что не хотят заключать долгосрочный договор. Естественно из-за этого факта теряется смысл делать большие капиталовложения. Поэтому мне приходится выкручиваться и пытаться что-то сделать интересное без больших вложений. Формат, безусловно, будет меняться. Я давно задумываюсь сделать монопродуктовый концепт, то есть там будет только одно блюдо. Ну, или чисто кофе и десерты без какой-либо еды.

- Недавно Вы открыли «Куманек» в Кишиневе. Он будет таким же как и в Тирасполе? Или иной?- На месте, где «Куманёк» открылся, был украинский ресторан, и нынешний ресторан останется в этой же теме, будучи единственным украинским рестораном в Кишиневе. Тираспольский «Куманёк» знают и в Молдове и часто гости оттуда приезжают именно к нам борща поесть (улыбается).  Он там на слуху, поэтому и появилась идея сделать такой маркетинговый ход – использовать бренд, который уже известен. Дизайн не будет претерпевать больших изменений, а меню будет чисто украинским и максимально коротким. У меня есть планы по развитию этого заведения, так как город большой и возможностей здесь тоже больше. В то время как в Тирасполе у меня нет глобальных планов, так как не хочу конкурировать сам с собой. Принято считать, что ресторатор может контролировать не более пяти заведений. Когда больше пяти – это уже превращается в сеть, в бизнес, ты теряешь контроль, теряешь возможность присутствия. Сегодня я могу себе позволить один день в неделю проводить в каждом из заведений для того, чтобы видеть все изнутри, работать с отчетами и реагировать на какие-либо ситуации.- Вы сказали, что когда больше пяти заведений – это уже бизнес. То есть сейчас для вас ваша деятельность – это не бизнес?- Если быть точнее – это превратится только в бизнес. Экономику, конечно, никто не отменяет, ведь речь не идёт о европейском семейном ресторане, где работают мама, папа, браться, сестры. Они купили, допустим, на 100 евро продуктов, приготовили, продали и вечером получили 300 евро и все, что заработали, разделили между собой, и арифметика очень проста. У нас же существует масса различных отчётов, которые позволяют держать руку на пульсе, посчитать экономику, потому что нужно платить зарплаты, оплачивать коммунальные услуги, аренду – все это должно складываться.

- И отчёты говорят, что Вы успешный бизнесмен?- Для местного рынка – да.- Теперь не о работе. Вы с супругой довольно публичные личности. В разных социальных сетях мы можем видеть фото вашей семьи. Расскажите о своей семье. Как вы познакомились с Аленой? Как давно вы вместе? И поделитесь секретом долголетия брака и счастливой семейной жизни?- Познакомились благодаря моему первому кафе «Блюз». Это была любовь с первого взгляда – увидели, понравились, познакомились и с того дня не расставались. Встречались недолго – спустя три месяца после знакомства подали заявление в ЗАГС и поженились. У нас двое детей. Старший – студент, учится в Москве, младшему 12 лет.Секрета или рецепта как такового у нас нет. Просто любовь и уважение к друг другу, совместные интересы. Две половинки нашли друг друга (смеётся).- А жена готовит вкусно?- Да, хотя последнее время почти не готовит, она занимается бизнесом. Но когда появляется возможность, она готовит и очень вкусно получается. Одно из её коронных блюд – новоорлеанская джамбалайя.- Сыновья планируют пойти по стопам отца и заниматься ресторанным делом?- Старший, когда выбирал себе профессию, говорил, что ему нравится ресторанный бизнес. Тем более, что я его подтягивал в этом плане, и летом он работал помощником бармена. Теперь он легко сможет сварить правильный капучино. Но когда мы обсуждали тему образования, я ему объяснил, что сегодня есть масса заведений, где обучают гостеприимству, и мы можем позволить обучить его там. Но это образование узкопрофильное, и он больше ничем не сможет заниматься. Получив базовое экономическое образование, он сможет выбрать для себя любое другое направление в дальнейшем. Он согласился со мной.А младший – он у нас очень активный и сверхкоммуникабельный. Преподаватели говорят, что он не пропадёт (смеётся). Сейчас он любит со мной ездить по делам, все внимательно слушает и иногда даже говорит мне, что бы я на то или это обратил внимание.

- И напоследок расскажите немного о детстве, юности, службе на флоте и о том, как попали в Тирасполь…- Я родился в Эстонии. Детство у меня было разъездное. У меня отец был военный, служил в железнодорожных войсках, и, когда я закончил первый класс, мы переехали на Дальний Восток строить Байкало-амурскую магистраль. Потом мы поехали в Калининградскую область. Поскольку рядом Прибалтика, я поступил в Клайпеду в мореходное училище, хотя меня хотели отправить в военно-политическое училище, так как отец военный, родителям казалось, что это моя карьера. Но мой выбор пал на мореходку, так как там учился мой старший товарищ, к тому же это романтика и можно быстро заработать деньги.Потом произошел развал Союза. После того, как училище закончил, отслужил в армии в Выборге под Питером в морской авиации. Распределение было только на Дальний Восток на безвизовые суда, а это было мне неинтересно. Там мне «светил» только тяжелый труд и никакой романтики, потому что не было бы поездок за границу. А за полтора года плавпрактики я посетил много стран, и мне это очень нравилось, так как я по натуре склонен к путешествиям. За это время родители поменяли место жительства. По выходу на пенсию отец получил здесь квартиру. Я приехал тоже сюда. Начал работать на стройке разнорабочим. И так потихоньку-помаленьку начал строить свою жизнь здесь.- Как отвлекаетесь от работы, есть хобби?- Я люблю путешествия. Посетил более 300 городов 44-х стран мира. Это главное увлечение. Еще спорт. Хотя я бы не назвал это увлечением, это важная составляющая нормального образа жизни. Недавно мы с женой обзавелись велосипедами и стали сторонниками активного движения. Даже за рубежом, когда есть возможность взять велосипеды напрокат, всегда это делаем.

- Позвольте перейти к блиц-опросу. Ваш жизненный девиз…- Не знаю, как правильно сформулировать его… Наверное, он заключается в следующем: я не прожил еще и половины жизни, но уже имею довольно большой опыт за плечами, и я понимаю, какими же интересными будут следующие 50 лет моей жизни.- Ваши положительная и отрицательная черты…- По гороскопу я Весы, не люблю конфликты, стремлюсь к равновесию, поэтому моя главная положительная черта – это уравновешенность, наверное. Отрицательная – лень. Если бы не ленился, успевал бы еще больше.- Кто самый главный в ресторане?- Сотрудники.- Клиент всегда прав?- Нет, не всегда.- Любимый продукт…- Хм… интересно (задумывается). Из фруктов – манго. А так, морепродукты, наверное, хотя у меня на них выявлена аллергия, но это не мешает мне их любить.- Запретный плод сладок обычно… - Да! А если говорить о любимом блюде, я люблю сладкое, не конфеты, а выпечку, пирожные, десерты.- Если бы Вас сослали на необитаемый остров, но можно было взять с собой только три вещи, что бы это было?- Жену – вдвоём веселее, а ещё ножик и спички. Это первое, что пришло в голову…- Отличный выбор! Спасибо Вам огромное. Мне было очень приятно познакомиться!- Спасибо и Вам. И если был полезен, то пожалуйста!Фотограф: Александр ПатеровКорректор: Алена Соколова
Анонс. Игорь Мартынюк: «Мой ресторанный бизнес – это дело случая»
Как Вы пришли в ресторанный бизнес?Вообще родом я из Эстонии. Первое образование, как ни странно, у меня штурманское))) По воле судьбы в 90-м году я переехал в Тирасполь. Поначалу занимался торговлей. Потом поступило предложение купить помещение кафе, я не задумываясь взял его...Это выдержка из интервью с интересным собеседником Игорем Мартынюком. Многие знают его, но немногие лично. Совсем скоро у Вас появится возможность познакомиться с Игорем поближе, прочитав мой пост.

Фото:

paterov
Лусинэ Исраелян: «К своему полному имени я никак не привыкну, но нет более мне подходящего»
Недавно лично познакомилась с Люсей, хотя заочно знала о ней давно. Удалось пообщаться. Расскажу и вам об этом солнечном и светлом человеке )))) CO2A0639.JPG

Лусинэ Исраелян: «К своему полному имени я никак не привыкну, но я понимаю, что нет более мне подходящего»- Недавно в Тирасполе проходила художественная выставка, в которой ты и ещё четыре девушки из Приднестровья принимали участие. Скажи, как так вышло, что вы именно в таком составе представили свои работы на суд зрителей? И что это была за выставка?Наверное, я сначала расскажу, как родилось моё увлечение живописью. Рисую я третий год. Тяга к живописи появилась у меня еще в детстве, но профессионально этому учиться я так и не пошла. Однажды я пришла к мысли, что ничего не умею делать своими руками, что всё, к чему я прикладываю порой недюжинные усилия, фактически не имеет отдачи. Тогда эта мысль меня ужаснула. Шутя я говорила, что пойду на курсы слесарей или токарей, чтобы у моих трудов появился вполне осязаемое выражение. Но я выбрала более лёгкий путь: записалась на курсы вечернего рисунка при художественной школе Фойницкого. Там два раза в неделю взрослые люди занимаются творчеством. Помню, с каким волнением пошла туда впервые. Люди, которые тогда учились вместе со мной, меня так удивили и порадовали: это были и пенсионеры, решившие познать что-то новое, и мамы, находящиеся в декретном отпуске, но не забывающие о необходимости самовыражения, и трудяги, прибегающие рисовать после работы. Для всех этих людей (и для меня в том числе) рисование – это отдых, повод побыть наедине с собой.Тогда моим первым учителем рисования стал Владимир Шума, спасибо ему за терпение и за то, что останавливал меня каждый раз, когда я хотела разорвать очередной натюрморт. Я была очень эмоциональна порой. Где-то через полгода его жена, замечательная художница Татьяна Шума, пригласила меня рисовать под её руководством. Так я познакомилась и подружилась с девочками, с которыми мы и представляли работы на выставке. Никто из нас не относится к живописи как к единственному своему делу и уж точно не как к средству зарабатывания денег. Может, именно поэтому мы и рисуем только то, что нравится нам самим. И именно поэтому, наверное, мы и дружны.Сейчас я рисую для того, чтобы рисовать! А результаты творчества использую для создания атмосферы в своем доме, дарю их друзьям и родственникам. Но благодаря выставке получилось показать свои работы большему количеству людей.Предложение организовать выставку было неожиданным и спонтанным. Эта выставка стала для меня первой.CO2A0515.JPG

- Ты уже выработала свой стиль? Если да, то какой он?Сейчас я пробую разные техники. Так как я начала рисовать не в детстве, а только сейчас, кажется, что времени очень мало, а шедевров хочется сразу. Начинала я с того, что пыталась рисовать по мотивам картин полюбившихся мне художников. Пробовала их приемы, разгадывала их техники. Говорят же, хочешь чему-то научиться – повтори гения. Сейчас я уже понемногу прихожу к чему-то своему. За три года у меня кардинально поменялся вкус в плане живописи. Помню, как с ума сходила от городских пейзажей, парижских и венецианских, начинала с чёткой целью рисовать их как можно больше. Но в итоге ни одного так и не написала. Сейчас меня интересует уже совершенно другое. Полюбила очень сюр, фовизм.CO2A0503.JPG

- Как у тебя рождаются идеи?Картинка возникает спонтанно, всплывают образы или цвета. Во время выставки самой популярной из моих работ стала картина с оленем. Это чисто интерьерная работа, которая сейчас украшает мою гостиную. Вот она началась с цвета – возникло желание сочетать зеленый и красный цвет.- Патриотично…Да, но это я уже потом поняла.- А почему олень?Красивый. Углубилась в символизм, выяснила, что олень – благоприятный символ, ассоциирующийся со светом, чистотой, обновлением. А мне это ох как подошло.- А количество яблок что-то означает?Их 32. Значение пусть будет загадкой для зрителя.олень.jpg

- Над чем сейчас трудишься?Задумала серию работ с девушками 40-х годов. Люди – это новый для меня этап. Добавлю в картины интересные и неожиданные детали. А главное, поиграю с цветом – ищу новые для себя сочетания.- А как ты ищешь вдохновение?У меня много увлечений. Есть вещи, которые я просто люблю, поэтому фантазия пока неисчерпаема. Например, мне очень близка тема моря, поэтому несколько моих работ либо по цвету, либо по мотиву морские.CO2A0524.JPG

- У тебя есть любимый художник?Я постоянно изучаю творчество именитых художников, классиков и современников, просматриваю тоннами их работы. Хочется подробнее остановиться на двух моих самых любимых. Первый – Мартирос Сарьян, великий армянский художник. Корни берут своё. Его картины – сплошь простые формы и открытые цвета. При помощи трёх цветов и нескольких линий он рассказывает целые истории, при помощи двух мазков передает движение толпы, ветер. Глядя на полотна Сарьяна, невозможно не проникнуться настроением, которым они просто пропитаны – этим теплом, романтикой, желанием жить и творить. Этому невозможно научиться. Но именно на таких художников хочется равняться. Я даже была в его доме-музее в Ереване, с трепетом в сердце прикасалась к его кистям и краскам на палитре, к его неоконченным работам.Еще очень люблю творчество нашего современника, американца Малькольма Липке. В его работах, как и в работах Сарьяна, в первую очередь, меня поражает умение работать с цветом. Но сюжеты тут уже совсем иные: красивые девушки, интересные интерьеры, смежные темы любви и одиночества. Это была любовь с первого взгляда!CO2A0577.JPG

- У тебя очень красивое и необычное имя. Расскажи, кто тебя так назвал? И какая кровь в тебе течет. Откуда ты родом?Я армянка. Мама родилась и выросла в Баку, папа в Нагорном Карабахе. Я же родилась в Ереване, но всю свою жизнь живу в Тирасполе. К своему полному имени Лусинэ я никак не привыкну. Шутя иногда ругаю маму за него, авторство принадлежит именно ей, но я понимаю, что нет имени, более мне подходящего.CO2A0547.JPG

- У тебя большая семья?Семья – это самая значимая часть моей жизни. У меня есть папа, мама, два младших брата и старшая сестра, ещё есть достаточно близкие по духу двоюродные братья и сестры, и мы все очень дружны. Мелкие детские ссоры из-за игрушек не помешали нам стать друзьями. Я уверена, что это благодаря любви и атмосфере тепла, которыми окружали нас родители с самого детства. Хотелось бы суметь передать эту любовь и своим будущим детям.- Расскажи о родителях…Родители достойны того, чтобы говорить о них часами. Умнее человека, чем мой отец, я не встречала, с ним можно говорить о чем угодно: о политике, истории, музыке, живописи, литературе. Я очень люблю проводить с ним время, часами разговаривать с ним о том, в чём сама порой не могу разобраться. Однажды во время многочасовой поездки по Кавказским горам он и его родной брат, мой дядя, в два голоса рассказывали мне историю Советского союза. За все время учебы в школе я не узнала столько информации и столько деталей, сколько рассказали мне они. А сколько папа знает пословиц и притч…. Выходит, что папа – наш наставник, а мама – опекун. Она очень мудрая, добрая и очень нас любит. Это любовь согревающая и безудержная. Мама очень хороший друг, она интуитивно ощущает наши волнения, помогает и оберегает. Они оба для меня пример и эталон. Эталон мужчины. Эталон женщины. Эталон семьи.CO2A0516.JPG

- Родные – это твои лучшие друзья. А что касается неродных, с кем ты дружишь?Порой мне кажется, что если всех моих друзей собрать в одной комнате, начнётся война. Может быть, благодаря тому, что у меня множество интересов, у меня и друзья такие разные. К тому же, я очень легко схожусь с людьми и мне очень интересны новые личности, новые люди.- А что такое дружба?Сейчас как раз такой момент в моей жизни, когда я пытаюсь себе ответить на этот вопрос. Это связано с тем, что некоторые люди, без которых я раньше не могла представить себя, отдаляются и их место занимают другие. Дороги наши расходятся, причиной этому может быть расстояние или изменение образа жизни. Но скажу, что любовь и тепло при этом остаются неизменными. Мои друзья – мои учителя, ведь никто не появляется в нашей жизни просто так.Моё понятие дружбы – это желание быть вместе, интересоваться жизнью и увлечениями друг друга, доверять друг другу, разделять радость и счастье.- А что касается переживаний и неудач?С этим – в семью.CO2A0539.JPG

- А что такое любовь?Для меня понятия любви и дружбы схожи. И друг, и любимый – люди, созвучные мне. Люди, за которых хочется благодарить Вселенную. А что такое любовь и насколько сильно могу любить я сама, я поняла только совсем недавно, когда родился мой племянник, сын моей родной сестры. Эмоции, которые я испытывала раньше, ничто по сравнению с тем, что я чувствую с первого дня его рождения. Эта моя любовь позволяет мне острее чувствовать мир, трепетнее относиться ко всем событиям моей жизни, добрее относиться к встречающимся на моем пути людям. Я только сейчас поняла, что любви достойны все и каждый. Теперь я поняла, что можно любить безусловно и безоговорочно. Мне остаётся только проверить, возможна ли такая любовь и между мужчиной и женщиной. Хочется верить.- Твое сердце свободно?Когда в нем так много места занимают семья и дружба, свободным его не назовешь. Но вакантное местечко имеется…- А каким должен быть твой спутник жизни? Кроме того, что он должен обладать некоторыми качествами твоего отца…Мой мужчина должен внушать уверенность в нем, в его чувствах, в завтрашнем дне, в дне сегодняшнем, а также заполнить имеющиеся во мне пустоты. Хочется чувствовать силу, чтобы порой позволить себе ничего не решать. Это все очень абстрактно, конечно же.Мне легче назвать литературного героя, который покорил моё сердце еще в детстве и остался там до сих пор – это Ретт Батлер. Своенравный негодяй, способный беззаветно любить, способный на поступки ради любимой женщины.CO2A0613.JPG

- Если твой мужчина - это Батлер, то с какой героиней ты ассоциируешь себя?Интересный вопрос, в героев влюблялась порой, а вот с героинями никогда себя не ассоциировала. Думаю, что по духу мне близка Элизабет из романа Джейн Остин «Гордость и предубеждение». Начитанная девушка с колким чувством юмора. Элизабет очень легкая, я думаю, что с ней было бы приятно поговорить. Еще я в ней вижу черты, за которые часто ругаю себя.- За что ты себя ругаешь?За гордость. Но основное – умение накрутить себя, самой придумать себе проблемы из мелочи. Обычно только набив шишек, я признаю, как не права была в самом начале.- А какое у тебя образование?Экономическое, училась я на финансового менеджера, но никогда не работала по специальности.CO2A0605.JPG

- А с чем связана твоя профессиональная деятельность?Организаторского характера. Мне очень нравится эта сфера, она даёт мне возможность не засиживаться на одном месте, постоянно учиться чему-то новому, знакомиться с новыми людьми, а также проявить себя с разных сторон. Сидеть за компьютером целый день – не для меня. Но все же я пока не чувствую себя на своём месте.- А какая же работа твоей мечты?Решу, когда вырасту. А если серьёзно, я в постоянном поиске, поэтому и стараюсь пробовать себя во многих сферах. Для этого и начала рисовать, учусь фотографии, пытаюсь изучать языки, очень много читаю (не только художественную литературу), познаю мир. Вот так пытаюсь найти себя, вернее, стараюсь найти то, на что не жалко будет потраченных времени и усилий. Но не забываю о том, что хорошо бы быть счастливой в настоящий момент, не хочется жить будущим.- Вот ты сказала: «Когда я вырасту…» Ты считаешь себя ребенком?Не совсем так. Я считаю, что мне пора бы быть более определенной и постоянной. Но от того,  что мне интересно и любопытно все на свете, от математики до музыки, я распыляюсь. Даже при большом желании, не получается у меня пока объединить все мои увлечения в одно, которое бы могло стать делом моей жизни. Пока я в поиске и стараюсь получать удовольствие от каждого дня, и чтобы каждый мой день проходил не зря.CO2A0606.JPG

- Невозможно не отметить твою яркую внешность. Как тебе живется с ней?Моя внешность, возможно, и повлияла на формирование моего характера. На кудри нельзя смотреть без улыбки, весёлой улыбки. А я-то эти кудри вижу утром, днем и вечером. Я уже научилась пользоваться тем, что отличаюсь от общей массы. Получается так, что мне даже не приходится прикладывать никаких усилий, чтобы подчеркнуть свою индивидуальность. Это плюс. Часто совершенно незнакомые люди подходят ко мне на улице, спрашивают, откуда я, а я в ответ придумываю небылицы о моём происхождении, говорю, что я из Коста-Рики, Бразилии или Испании. Люди верят!- Возвращаясь к теме выставки. Будет ли возможность полюбоваться твоими работами у тех, кто не успел это сделать?Если придут ко мне домой на чай с вареньем, то да. Мои олени и бутылки любят хорошую компанию. К тому же, осенью мы планируем организовать еще одну выставку, возможно, наш творческий коллектив пополнится новыми именами. Хотелось бы…CO2A0629.JPG

- Позволь перейти к блиц-опросу…Да, с удовольствием.- Твое любимое занятие, кроме живописи?Путешествия.- Где ты была и куда планируешь отправиться в ближайшее время?Я очень часто куда-то выезжаю и по Приднестровью, и за его пределы. Дважды путешествовала по Кавказу: Армения, Нагорный Карабах, Грузия. Была в Европе – несколько раз в Австрии, Венгрии, Словакии, а также в России. Сейчас у меня две мечты – Чехия и Италия.- Если бы тебе представилась возможность выбрать любой город, где бы ты жила?Свой город я еще ищу. А если выбирать из тех мест, где я была, наверное, я выбрала бы Вену. Творческий центр с удобной инфраструктурой. Но я понимаю, что главное не то, где ты живешь, а то, чем ты заполняешь свои дни. Поэтому пока умудряюсь быть счастливой в Тирасполе.- Что тебе может быстро поднять настроение?Приятные сюрпризы. И большие, и маленькие.- А делать их любишь?Да, очень.- А из материального что тебе может доставить удовольствие?Вкусный кофе. На набережной и в приятной компании.- Любимый цвет?Оттенки голубого. Море)))- Твой девиз?«У нас нет в запасе миллионов лет!»- Спасибо большое за такую приятную беседу. Извини, что без кофе)))И тебе огромное спасибо за интересные вопросы и хорошую компанию.CO2A0633.JPG

Огромное спасибо

kolchinaolga за фото!!!
Анонс. Лусинэ Иcраелян: О себе, о семье, о творчестве
Даже говорить ничего не хочется. Просто любуйтесь и ждите очень нежное и интересное интервью.Люся Израилян.jpg

Огромное спасибо

kolchinaolga за фото. Они получились такими же чудесными, как и сама Люся!
Преображение. Тамара Дядюра: Праздники никто не отменял!
Весна! Время меняться и преображаться! Представляю вашему вниманию новый проект о красоте. Его идеей является изменение привычного образа и стиля.Называется он… да так и называется «Преображение». Надеюсь, что у проекта будет долгая жизнь, и в моем блоге он станет традиционным!Итак, первой героиней стала очень милая девушка бендерчанка Тамара Дядюра. Она не профессиональная модель, а врач акушер-гинеколог. Работу свою очень любит - каждый день она помогает появляться людям на свет, и это, как признается сама Тамара, делает ее очень счастливой. Но работа откладывает отпечаток на внешний вид Тамары - ей приходится во многом себя ограничивать.Но праздники никто не отменял! И их можно устраивать самим. Так и поступила Тамара: сделала себе подарок - пошла в салон красоты.Мастерам была предоставлена полная свобода действий. Тамара не знала, какой образ создадут ей.И вот, что получилось:Образ создавали мастера бендерского салона красоты «Вера» Парикмахер, визажист - Ирина ЯковенкоПарикмахер - Лилия БулбукМастер ногтевого сервиса - Людмила ИвасСъемочная группа:Видеографы Станислав и Светлана Конюк - «Студия семейного Кино»Фотограф Жанна Головачева
Георгий Ромашкану: Я стал тренером, чтобы доказать, что любой может добиться высоких результатов
В этот раз хочу поведать о спорте. Вернее, об одном из представителей приднестровского велоспорта – Георгии Ромашкану.  Он бывший спортсмен, на общественных началах ведет в Бендерах секцию велоспорта. О том, как вырастить чемпиона или стать им, как молодежь привлечь в спорт и удержать ее в нем, а также о многом другом.Георгий Георгиевич, Вы помните свой первый велосипед?Мой брат старше меня на пять лет. У него был велосипед. Я все время маму просил, чтобы она мне тоже купила. Но мы жили небогато, возможностей было не так много. На мои вопрошания к маме, что она мне обещала купить, она всегда отвечала, что обещанного три года ждут. Я хоть и был маленький, но понимал, что три года, это очень долго.Был год где-то 74-й. Я как-то заболел, лежал в больнице, отец пришел ко мне и говорит, что у бабушки меня ждет сюрприз. Я сразу понял, что это велосипед, потому что на тот момент, кроме него, больше ни о чем не мечтал. Когда я пришел к бабушке, то сразу залез в гараж, потом в сарай, но нигде ничего не было. Спросил у нее, где сюрприз. Она сказала, чтобы я шел с папой в магазин, и он купит. Мы пошли с папой, и, когда я понял, что мы идем по направлению к вело-мотомагазину, я на радостях побежал вперед. В магазине стояли «Орлёнки», такие новенькие, красивые, еще с никелированными крыльями появились. Я стоял и ждал, когда папа придет, уже выбрал свой, хоть они все одинаковые были. Мне в магазине накачали колеса, и я поехал на велосипеде домой.Но Вы уже умели тогда ездить?Да, во дворе у мальчишек уже почти у всех были. Они давали погонять.И вот в этот день, когда мне купили велосипед, я катался во дворе с друзьями, а мама с балкона кричит, чтоб я отдал мальчику велосипед и шел домой. Я понял, что она ничего не знает. И я тащил его на четвертый этаж. Она возмутилась, зачем я с чужим велосипедом поднялся. Я сказал, ей, что велосипед мой. А она – руки в боки и говорит: «Я же сказала: три года ждать!». Потом пришел отец и все ей рассказал.Расскажите, пожалуйста, где вы родились и выросли?Я бендерчанин, вырос в семье простых рабочих: мама – швея, папа – электрик.Сколько вам было лет, когда вы начали заниматься спортом?Довольно рано. Был очень подвижным ребенком. Вообще, в детстве я попробовал много видов спорта. Чем бы я ни занялся, у меня всегда были хорошие результаты, все получалось. В школе я почувствовал, что у меня высокая выносливость, в беге, например.

А как попали в велоспорт?У меня брат занимался этим видом спорта. Рассказывал много, мне было интересно. С ранних лет очень хотел пойти заниматься, но еще возраст не позволял. Где-то в девять лет я все-таки пришел в школу велоспорта, и меня взяли. Но у меня ничего не получалось. Вот везде все получалось, а тут нет. Меня очень сильно это зацепило, и я начал фанатично тренироваться, старался не пропускать тренировки, но время шло, а особенных результатов не было. Год, второй тренируюсь, а мальчишки приходят новые и через два-три месяца начинают лучше меня ездить.Вас это не остановило?Нет, меня это очень злило, и я продолжал тренироваться, потому что характер у меня упорный, я очень упрямый. И только года через четыре как-то резко вверх пошло, прорвало, так сказать. Пошли результаты по республике. Тогда Молдавия была еще в составе Советского союза, я попал в сборную, уехал в спортивный интернат в Кишинев. Потом, когда появился интернат в Тирасполе, переехал поближе к дому. Выполнил норматив мастера спорта.А как решили стать тренером?Всю свою спортивную жизнь я ставил себе цели, не все всегда получалось достичь, но, занимаясь, я параллельно мечтал стать тренером. Это очень захватывающий вид спорта, вот он меня столько лет уже не отпускает.Расскажите о велоспорте, почему он вам так интересен?Велосипедный спорт – это спорт интеллекта. В шахматах – 32 фигуры, а здесь ты выходишь на старт и с тобой еще 200 человек, и ты должен стать королём – прийти к финишу первым.К тому же это достаточно романтичный вид спорта (смеётся). Когда мы приезжаем на соревнования (а все они происходят за городом), мы видим окружающую природу, любуемся ею, знакомимся с новыми людьми.Но и в тоже время это динамичный и очень тяжелый вид спорта, если не самый тяжелый из всех существующих.

Почему вы так считаете?Люди, которые много лет занимаются велоспортом, можно сказать, железные, потому что выдержать такие серьезные нагрузки, которые выполняют велосипедисты, нужна серьезная подготовка и тренироваться нужно очень долго, много, для того, чтобы выдерживать. Я, к примеру, могу сказать, что летние Олимпийские игры длятся 20 дней (а в велосипедном спорте есть соревнования, которые тоже 20 дней длятся!), и на олимпийских играх в разных видах спортсмены выступили, и у них есть несколько дней на отдых. А у велосипедистов есть три великих гонки, такие как Тур де Франс, Джиро де Италия и Вуэльто – каждый день велосипедисты проезжают не меньше 150 километров, по 5-6 часов постоянно в работе, постоянно на скорости, это очень тяжело.Дети, когда приходят заниматься, конечно, еще не представляют, что их ждет впереди. Я все время им говорю, что первые три года очень тяжело, а потом все тяжелее и тяжелее. Я их настраиваю сразу на тяжелую работу. Не все, конечно, выдерживают, а только сильнейшие и те, которые чего-то хотят, ставят себе цель. Конечно, многое зависит от тренера, который должен ставить перед ребенком какие-то задачи, стимулировать, поддерживать.А как вы стимулируете, мотивируете ребят, как их удерживаете в спорте?Мотивации как таковой нет. Сейчас очень сложное время, время компьютеров, приходится конкурировать и с этой современной техникой. Каждого, кто придет, стараешься удержать. Еще сейчас детей стало очень мало, не то, что в советское время.Основной упор, конечно, идет на психологическую работу. Постоянный настрой. Если видишь, что ребенок хочет, постоянно говоришь ему, что он сильный, что он может, так сказать, настраиваешь его на психологию победителя.А много талантливых детей сейчас?У меня нет неталантливых детей. Иногда встречаются такие, которые еле ходят, а потом начинают тренироваться и потихоньку приходят в себя. Когда начинаешь работать с детьми, общаться с ними, объясняешь, для чего им это надо, когда они видят, что тренер заинтересован в них, что он видит в них личность, тогда они охотно начинают заниматься, и, естественно, у них начинает получаться. Все исходит «из головы», все зависит от настроя, если человек психологически готов выдержать нагрузки, он их выдержит, ведь фактически организм человека не имеет пределов.Я поэтому и пожелал стать тренером, чтобы доказать, что любой ребенок, абсолютно любой, может добиться высоких результатов.

То есть, можно сказать, что вы любите свою работу?Я не считаю сейчас свою тренерскую деятельность работой. Изначально – да, работа, теперь – это хобби. Я начал этим заниматься в 80-х годах, потом война в Приднестровье, потом разруха. У меня был клуб, в клубе – 30 велосипедов, велостанки – все, что необходимо для тренировок. Все было разворовано, остались мы без техники, после этого я уволился. Все эти годы надо было выживать и много чем приходилось заниматься. Но всегда я мечтал вернуться на тренерскую работу. Но подвернулся случай, и я вернулся. Работаю уже четыре года, пока успешно.Есть, чем похвастаться?Да, три моих воспитанника в России. Один из них уже в сборной России. Все трое – чемпионы России. За полтора года они уже более 30 медалей выиграли. Такого за всю историю советской Молдавии и постсоветской не было. Свои первые результаты эти парни показали уже в течение первого года. Это меня очень радует, как их бывшего тренера.Ну и здесь у меня есть ребята хорошие. В прошлом году по республике мы выиграли практически все соревнования – 60 медалей.У вас был кумир – спортсмен, на которого вы хотели быть похожим?Мне брат запрещал тренироваться. Тогда он уже был кандидатом в мастера спорта и понимал, какой это опасный и тяжелый спорт, он переживал за меня и хотел уберечь. Прятал туфли или майку, чтоб я только на тренировку не шёл. А я очень хотел заниматься велоспортом, и мы с братом на эту тему постоянно спорили. У брата был друг – Вова Луценко, тоже велоспортсмен, и он мне помогал и поддерживал. Вот однажды Володя выиграл очень важную всесоюзную гонку. Тренеры начали подходить к Володе, спрашивать у него данные, чтобы его пригласить в сборную Советского союза. В те времена попасть в команду СССР было очень сложно. И по воле судьбы в тот день, когда пришло приглашение на сбор, он на физкультуре сломал ногу, берцовую кость. Ему сделали операцию, вставили в ногу штырь длинный очень. Он очень долго лежал в больнице, потом ходил на костылях, сильно хромал. Но что меня очень тогда удивило, он сел на велосипед и начал тренироваться. Так он тренировался почти год и со штырем в ноге выиграл ещё Чемпионат республики. Его мужество меня очень поразило. Так вот мне очень повезло - мой кумир был рядом все время.

А вот вы говорили, что любой ребенок может добиться высоких результатов? А есть ли такое понятие в велоспорте, как способность, предрасположенность?Видите ли, как получилось, у Володи есть сын Иван. И, будучи уже тренером, я понимал, что гены очень много значат, и дети спортсменов еще талантливее своих родителей. Но Ваня ни в какую не хотел заниматься велоспортом. Однажды мы встретились, уговаривали с Вовой его, уговаривали, потом я вынес велосипед, форму, и он, когда это увидел, сказал, что подумает. И вроде как нехотя начал заниматься. Это о нем я говорил, что мой ученик попал в сборную России. Я очень рад его успехам.А каково состояние приднестровского велоспорта в настоящее время?В нашей республике сейчас весь спорт в удручающем состоянии. Ну, кроме одной футбольной команды. Остальной спорт загнан в угол. Тренеры ПМР с той зарплатой, что они получают – энтузиасты и фанаты своего дела. Они как-то сплачивают детей, забирают их с подворотен, стараются отвлечь спортом от вредных привычек. Большой государственной политики в ПМР нет. Государство бедное, и сейчас, может быть, не до спорта, не до детей. Хотя дети – это самое главное. Развитие государства надо начинать именно с детей, потому что дети -  это будущее.Велосипедный вид спорта дорогой?Да, очень.Сколько стоит велосипед?В Советском союзе, как сейчас помню, шоссейный велосипед, на которых мы тренировались, стоил 103 рубля. А сейчас более или менее подходящий для местных соревнований алюминиевый велосипед – 1000 долларов. Одна цепь на велосипед стоит только 100 долларов. Комплект формы – 70 наименований, для велосипедиста до 2000 долларов.

Сильно изменились современные велосипеды от тех, на которых ездили вы?Когда я вернулся на тренерскую работу, у меня сложилось впечатление, что я из каменного века попал в индустриальный. Все изменилось. Геометрия велосипеда осталась, а материалы, переключения – все совсем другое, мне пришлось заново со всем знакомиться, изучать разновидности велосипедов, ведь раньше их было три вида, а сейчас - тысячи.А где вы берете велосипеды для своих воспитанников?Я покупаю за свои деньги. Тут вот что хочу отметить. Дети богатых детей, которым родители смогли бы покупать снаряжение и велосипед, задерживаются очень редко в нашем виде спорта. Они обычно разбалованы и ленивы, и, когда понимают, что необходимо трудиться, сталкиваются с первыми трудностями, сразу уходят. А задерживаются в основном мальчишки, у кого родители на заработках и есть только бабушка. Я им объясняю, что спорт им может дать шанс «пробиться» в жизнь, тем более, если в школе нет особых успехов. Хотя я с двоечниками тоже стараюсь дела не иметь. Я слежу за учебой своих воспитанников, контролирую этот процесс, так как велоспорт - интеллектуальный вид спорта, как я уже говорил.Федерация по велоспорту помогает? Ну вот, когда трое моих мальчишек перед отъездом в Москву выиграли в Приднестровье много гонок, Федерация решила мне помочь и дала мне три велосипеда для них. А когда они узнали, что мальчишки в Москве, захотели забрать велосипеды. Я обещал вернуть при условии, что ни один гонщик больше никогда не будет выступать за сборную Молдовы. Это же не последние сильные ребята, будут еще, а на чем им тренироваться? Потом этот вопрос был сглажен.Ваша семья поддерживает ваше пристрастие?С женой были достаточно серьёзные разногласия. Как любая женщина, она мне говорила, что вместо того, чтобы нести деньги домой, я трачу их на своих спортсменов. Я ей объясняю, что это хобби. У каждого мужчины должно быть хобби – кто-то на рыбалку ездит, моторную лодку себе за пять тысяч долларов покупает, удочки по 200 долларов, кто-то охотничьи ружья себе покупает, они тоже очень дорогие. Ну, я тоже чем-то должен заниматься. Подготовил хорошего спортсмена, выиграл соревнования – и на душе приятно. Жена понимает, что это хорошее дело, благородное. Сложности возникают, конечно, но, несмотря на это, мы уже 25 лет вместе прожили.А дети есть у вас?Да, дочка, Ирина. Она живет и работает в Москве. Она характером в меня. Тоже амбициозна, если ставит цели, их добивается.

Позвольте перейти к блиц-опросуЧто вас может обрадовать?РезультатА огорчить?ПоражениеКакая черта характера главная в человеке?СовестьВаша положительная и отрицательная черты?Затрудняюсь ответить на счёт положительной черты, я достаточно самокритичный человек, а из отрицательных – я очень вспыльчивый. Если мне что-то не нравится, я могу взорваться, как ядерная бомба.О чем вы сейчас мечтаете?Судя по последней политической обстановке, я хочу, чтоб на нашей земле был мир, ну и конечно, чтобы было здоровье у близких, друзей. Чтобы люди, которых я люблю, всегда улыбались.Спасибо большое за беседу!И вам спасибо!Фото: Евгений Кузьмин
The image: Милые женщины! С 8 Мартом!
Совсем скоро Международный женский день! Хочется начать поздравлять вас уже сейчас.Милые женщины!Примите искренние пожелания добра, мира, удачи и любви, улыбок и цветов.Мы для вас сняли вот такой "теплый" и душевный ролик:Приятного просмотра!В ролях:Кристина + Илья и ВоваГаля + НикитаИра + ЛизаАлена + СашаЛада + Евгения КонстантиновнаКатя + бэйбикЖеня + Сава и АмиВаля + Наталья БорисовнаОператор: Ира
IN VOGUE: Найди свой стиль и будь в нём!
Через 10 дней - ВЕСНА !!! Хочется чего-то новенького, свеженького. Давно назрела идея обзавестись рубриками. Сегодня пришло время дать старт одной из них  очень легкой и ненавязчивой.Рубрика будет для девочек, про моду и красоту. Хотя мальчики тоже смогут найти для себя много интересного, узнать, например, что сейчас в тренде, как угодить своей любимой с подарком.Называться она будет «IN VOGUE». Ведущая - очень яркая личность, супермодница Екатерина Сергеевич.Здесь будут публиковаться ежедневные, как сейчас модно говорить, «луки» Кати, а также различные интересные её проекты.Желаю приятного просмотра, яркой весны!Найди свой стиль и будь в нём!
Илья Доронов: «Когда меня узнают на улицах, я сильно смущаюсь и краснею»
2014 год я хочу начать не с приднестровца, а с гостя нашей республики – ведущего российского телеканала РЕН ТВ Ильи Доронова. Общение с ним для меня как журналиста очень важно. Я не могла не воспользоваться возможностью и пригласила Илью в мой журнал. Он очень позитивный и скромный человек. Время с ним пролетело незаметно. К сожалению, я не успела задать все интересующие меня вопросы.Во многих социальных сетях плотно обсуждается цель твоего пребывания у нас. Поясни любопытным, что ты делаешь в Тирасполе, с какой ты здесь миссией?Настоящая моя цель – шпионить за молдаванами. Приехал сюда – потому что Приднестровье находится рядом с Молдовой. Так вот – я агент КГБ (смеётся) Это, конечно, шутка. Если говорить серьезно, то цель – она меняется. Изначально, когда мы (Илья Доронов и шеф-редактор РЕН ТВ Игорь Барчугов) сюда приехали в июле буквально на несколько дней, нас попросили рассказать местным телевизионщикам, как мы работаем в Москве. За два дня невозможно чему-то научить в принципе. Но для нас было важным, чтобы после общения с нами у ребят появилось желание работать по-новому. В любой региональной телекомпании – я сам работал в такой, и целый год ездил в пензенскую – пропадает желание развиваться. И вот нашей целью было дать некий импульс, что можно работать лучше, не нужно застаиваться. После этого появилась идея ребят чему-то научить. И вот мы стали здесь проводить утренние летучки, разбирать выпуски новостей, сюжеты, объяснять, как правильно снимать, т.е. нести некую просветительскую миссию. Последние два месяца цель изменилась. Теперь мы берем интервью. Сначала это был президент, потом министр иностранных дел и директор «Евразийской интеграции». Что будет дальше, пока говорить не буду, но что-то будет, обещаю.

Как один из членов жюри ТЭФИ ты много знаешь о региональной российской журналистике. Скажи, на каком уровне мы находимся, не слишком ли мы отстаем?Я сейчас должен сделать комплимент?Нет, скажи правду!На самом деле региональная журналистика разная – есть сильные каналы, есть слабые. То, что я вижу здесь в Приднестровье – это уровень областного телевидения в России. Есть очень сильное телевидение в Екатеринбурге, в Томске. Здесь – я сейчас говорю только о Первом приднестровском, потому что на ТСВ я никогда не был и меня туда никто не звал, – нас удивило, что есть разница между информационным вещанием и развлекательным. Так вот, спецпроекты, если там кое-что доделать, можно показывать по «большому» телевидению. Что касается информационного вещания, я должен констатировать низкий уровень. Здесь надо много заниматься, здесь нужны люди, которые бы постоянно – каждый день, каждый час, каждую минуту, скажем так, «накручивали», потому что людям свойственно расслабляться, и, пока ты им говоришь и контролируешь, они делают хорошие сюжеты. Но если все взять и в один сосуд поместить и перемешать, то получится хорошее телевидение регионов России.А если говорить о современной журналистике в целом, не говоря, конечно, об Америке и Европе, а касаясь стран постсоветского пространства?Я думаю, что вполне уместно говорить и об Америке, и о Европе, и о России. Ведь что объединяет сейчас все СМИ – это геополитика. Сейчас нет такой большой горячей войны в нашем классическом представлении, когда танки против танков, пушки против пушек. Настали такие времена, когда все мы журналисты ощущаем себя солдатами, потому что идет на самом деле большая информационная война, и сейчас борьба за умы людей как раз идет в информационном поле. А журналистика стала таким оружием, через которое те или иные люди стараются влиять на ситуацию. Мы не можем говорить о том, что есть демократия в зарубежных СМИ, в том числе и в российских, и приднестровских. Все должны понимать, что ее в принципе не может быть, потому что могут влиять какие-то политические силы, или это интерес хозяина телеканала или газеты. Как, например, BBC строили декорации в Катаре и выдавали потом, что это события в Ливии – это грубейший пример того, как это все происходит. Нас объединяет то, что мы находимся на информационном фронте и уклониться от этого невозможно.

Давай уйдем от политики. Расскажи, каким ты был в детстве, откуда ты родом?Я родился в поселке Боголюбово, где в XII веке располагалась резиденция князя Андрея Боголюбова. Из моего поселка до центра Владимира всего 20 минут. В детстве я был достаточно закрытым человеком и не очень сходился с другими людьми. Мне было сложно начать общаться с тем, кого я не знаю. Когда дорос до определенного возраста и девочки начали приглашать на дни рождения, я всегда задумывался, с кем я там буду говорить, и даже на некоторые не ходил. В школе у меня был всего один друг, со временем они менялись, но больше одного не было.Телевидение в этом плане меня немного раскрепостило. Сейчас проблемы начать с кем-то разговаривать нет. Я об этом даже не задумываюсь.В школе я был послушным, не прогулял ни одного урока. Я даже не знаю, как это. Здесь, конечно сыграло свою роль то, что мама у меня учитель математики. Она работала в той же школе, где и я учился. Она не была ни на одном родительском собрании, потому что ей это было не нужно. Но я потом «оторвался» в университете.Какое у тебя образование?Я окончил Владимирский педагогический университет и стал учителем истории, хотя мама меня очень отговаривала от этой профессии. Сначала в школе мне нравились точные науки, а потом что-то поменялось, и меня увлекла история и география. Я эти предметы усердно учил, принимал участие в олимпиадах. Окончил школу, и нужно было выбирать, куда идти дальше. Естественно, было понятно, что я чистый гуманитарий. Еще во время учебы в школе прошел юридические курсы. Это был 93-й или 94-й год, юридический факультет тогда был мегапопулярен, конкурс на одно место был огромный, а блата у меня не было, поэтому я прекрасно понимал, что не поступлю. Тогда и пришла мысль пойти на исторический факультет. На пятом курсе я начал работать в школе учителем истории. Зарплата была 500 рублей в месяц. Я прекрасно понимал, что на эти деньги я и себя-то не смогу содержать, и нужно уходить. И вот однажды, это был март месяц, мне мама сообщила новость, что на владимирское телевидение нужны дикторы. Я отнекивался, это было так страшно, я не мог сопоставить себя и телевидение, считал, что это невозможно. Но на собеседование пошел. Пришел. Задавали общие вопросы, что читаю, чем увлекаюсь. Потом пригласили на пробы. Я готовился, выучил стихотворение Есенина, много раз повторял его. Во время проб меня завели в студию, было несколько камер, в ней остался только я и оператор – совершенно неизвестный мне человек. Мотор! Огонек на камере. И – как в той миниатюрке про кроликов, которые «не только ценный мех…», - я забыл все напрочь. Я пытался вспомнить стихотворение, но ничего не смог вообще выдавить из себя, у меня был ступор. Главный режиссер владимирского телевидения, конечно, понимала ситуацию и попросила меня рассказать урок, который я в этот день давал своим ученикам. И я начал говорить. Примерно через день мне сказали, что я подхожу. Так я попал на владимирское телевидение.И куда конкретно тебя взяли?Изначально – читать программу передач. Это буквально минута в эфире, в записи: «Сегодня на нашем экране вы увидите…». Это надо было на стуле сидеть с папочкой, суфлеров никаких нет.Каким был твой первый эфир?Он состоялся совершенно неожиданно для меня. Ведущий, который обычно это делал, напился в этот день, и нужно было кого-то сажать. Мне звонят (а я дома у себя, в Боголюбове) и говорят, чтобы срочно приезжал. У меня такая была трясучка! Куда? Что? С огромными глазами сидел в кадре, но постепенно зажатость ушла, и я втянулся.

Телевидение – это единственное место работы в СМИ?Примерно полгода работал на радио, в молодежной программе. Но в какой-то момент я начал приходить на работу пить пиво. Я и мои коллеги брали чашку, наливали туда пиво, брали веревочку с этикеткой от чая, оставляли ее на чашке и делали вид, что пьем чай.Мастера маскировки)))Да. Но я понял, что таким путем я совсем ничего не добьюсь в жизни. Это была реальная деградация, работа делалась левой ногой. И я принял решение, что мне надо уходить, потому что я хочу развиваться дальше.А что было виной? Дело было именно в радио или в коллективе, который тебя окружал?Это была государственная телекомпания, это не был FM-диапазон. Это было проводное радио, т.е. радиоточка, которую слушают только бабушки. Я понимал, что радио в том виде, в котором оно существует, никому не нужно, его никто не слушает. А тогда зачем хорошо работать? Найти эту программу, она называлась «Вместе», услышать себя, бабушке своей дать послушать, маме было очень тяжело. А телевидение – это то, что смотрели. А когда ты делаешь то, что пользуется спросом, тогда ты делаешь это по-другому. Поэтому я ушел работать на ТВ. К тому же работать на телевидении было престижнее, чем на радио, которое тогда существовало во Владимирской области.

Скажи, а диктор и ведущий – это одно и то же?Нет, это разные люди. Диктор – это человек, который думает, как он выглядит в кадре и насколько правильно он говорит. У дикторов есть один недостаток: они не умеют писать. Все, что они говорят с экрана телевизора – это все написано не их рукой, это не их слова. Их задача – хорошо прочитать чужой текст. Ведущий в первую очередь думает о том, как ему написать текст, который он будет говорить, а уже потом, как он будет выглядеть в кадре и как он говорит. Конечно, говорить нужно правильно, выговаривать все слова и буквы, но изначально, когда я прихожу на работу, большую часть своего времени я пишу текст либо читаю, что пишет редактор. И иногда исправляю под себя, потому что физически не всегда возможно написать весь выпуск самому. И я знаю, что, когда у меня выпуск для регионов, я вынужден из-за недостатка времени читать то, что было написано предыдущей бригадой. Сажусь в студию, начинаю читать и понимаю, что мне это неудобно, я сбиваюсь – не мой стиль, не мог слог. А то, что идёт в Москву, в основном написано мной или, как я уже говорил, поправлено «под меня». Эти тексты я читаю спокойно, я расслаблен.Можно ли поставить знак равенства между понятиями «ведущий» и «журналист»?«Журналист» - это общее понятие. Я ведущий новостей, и при этом я журналист. Журналисты бывают разные: кто-то ведет передачи, кто-то снимает, кто-то монтирует, кто-то редактирует тексты. Все эти люди - журналисты.А не хочется ли тебе иногда поехать на съемку, сделать сюжет?Я, когда в Москву приехал, был корреспондентом. Потом, когда стал ведущим, у меня изменился график работы. Я неделю работал и неделю отдыхал. И тогда решил, что на свободной неделе я буду ездить на съемки. Как сейчас помню: пришел в координацию, рассказал о своих намерениях, ну те, кто там работал, посмотрели на меня, улыбнулись и сказали, что я не первый, кто так приходит и заявляет. С тех пор я снял только несколько сюжетов. Сейчас я не уверен, что хотел бы их снимать. Я знаю, как их нужно делать. Но для меня сейчас интереснее делать какую-то программу. Не развлекательную, так как я в свое время пробовал себя в этом жанре и понял, что в этом полный профан. Информация и околоинформационные темы – вот это мое.Вот как раз хочу поинтересоваться о планах и перспективах. Чем бы ты хотел заняться в будущем?Вот я сейчас прихожу на работу и уже понимаю, как делаются новости, есть отработанная схема и так изо дня в день. Поэтому я сейчас пробую себя в других вещах. Поездка сюда в Приднестровье – это как раз способ разнообразить свою деятельность. Это другая работа, это не работа в студии, к которой я привык. Интервью я последний раз брал в году 2007-м. Сейчас я вспоминаю, как это делается, для меня это интересно. Делиться опытом – это не только очень интересно, но и важно. Потому что, когда ты начинаешь делиться опытом, ты еще и подводишь итоги всей своей деятельности. Это как будто ты нажимаешь паузу, останавливаешься, и у тебя есть время проанализировать, что ты делаешь.Что касается какой-то другой программы, то здесь намного сложнее. В Москве ты не можешь прийти к начальству и сказать, что у тебя есть отличная идея. Тебе просто скажут, что есть генеральный продюсер, есть главный редактор и они лучше знают, что нужно делать. Конечно, если бы мне предложили стать ведущим аналитической программы, мне было бы это интересно, я думаю, что смог бы.

Ты с 2000-го года работаешь на ТВ. И в 2011-м тебя отмечают такой высокой наградой, как ТЭФИ в номинации «Лучший ведущий информационных программ». Скажи, пожалуйста, как стать лучшим ведущим информационных программ?Я не могу сказать, как. Я могу рассказать свой путь. Я пришел на владимирское телевидение в 2000 году. Я тогда ничего о профессии журналиста не знал, ничего не умел совершенно. В 2002 году я уже работал в Москве. В 2003 году я перешел на РЕН ТВ. То есть период от состояния, когда я был полным нулем и до того, как я попал на один из федеральных каналов, прошло три года. Вообще, нет четкой формулы. Я не старался, скажем, запрыгнуть с разбега на гору. Я поднимался на нее медленно. Сначала на областном телевидении я был диктором программы передач, потом – корреспондентом новостей, потом я совмещал это с работой ведущего выпуска, потом я попал в Москву. Это очень важный опыт для меня, без этого мне было бы невозможно стать тем, кем являюсь сегодня.Ещё очень важный момент – не зазнаться. Как только это происходит, ты думаешь, что тебя уже научить ничему нельзя, что мешает развитию, а самое главное, на мой взгляд – не останавливаться в своем развитии. К сожалению, в Приднестровье нет большой конкуренции. В Москве, если ты не развиваешься, то тебя вынимают из обоймы и туда вставляют другого человека. Москвичи иногда обижаются на людей, которые приехали и регионов. Они не понимают, как у нас получается добиваться целей.Почему?Они москвичи, они родились в этом городе и привыкли, что им все легко достается, а у нас появляются такие обязательства, которые подталкивают не сидеть на месте – съём квартиры, например. Поэтому ты усердно работаешь, потому что в миг ты можешь остаться без всего и скатиться назад. Конечно, никому не хочется этого, или вернуться туда, откуда приехал. Можно по своей воле, когда ты устанешь от большого города.А вот относительно звездной болезни… Ведь наверняка тебя узнают на улице люди. Были ли медные трубы, и как ты их пережил?К счастью, я не ведущий развлекательных программ, у которых рейтинг больше. Я работаю в новостях. Люди узнают, да, причем я это не всегда замечаю. Если я еду в метро, то читаю книжку и не смотрю по сторонам. Я всегда сильно смущаюсь, когда это происходит, краснею, опускаю глаза в землю. Не знаю, как бы я выдержал, если бы меня узнавали постоянно, я не хочу этого, я к этому не привык. Если бы это произошло, пришлось бы купить машину, затонировать стекла. На самом это прикольно только некоторое время, потом устаешь от внимания.

В Тирасполе тебя узнают?Да, я даже не ожидал, что столько людей в Тирасполе смотрит РЕН ТВ.Расскажи, чем ты занимаешься в свободную от работы неделю.Раньше я все свое время проводил с дочкой, водил ее на кружки. Вел обычную жизнь домохозяина. Сейчас у меня появилась возможность самореализовываться. Есть некий застой, я его чувствую, и поэтому не теряю возможность поправить ситуацию.Ты говорил, что читаешь в метро. Какая литература тебя привлекает?Когда я закончил истфак, я очень долго не мог читать исторические книги. Учеба отбила напрочь любое желание взять историческую книгу в руки. Через лет пять желание вернулось. Я сейчас практически не читаю художественную литературу. Есть французский автор Вербер. Его книга выходит, я ее читаю. Не так давно прочитал книгу нашего министра культуры Мединского про Смутное время, она очень интересная, потому что основана на документальных фактах. В основном я сейчас читаю смесь истории с политикой, геополитикой, изотерическими учениями.Какую музыку ты слушаешь?У меня есть друг англичанин, мы с ним с 99-го года дружим, и как-то так сложилось, что мне понравилась британская музыка – брит-поп, например. Когда учился в университете, была любимая группа «Cranberries». На данный момент выбираю музыку под настроение. Сейчас мне настроение поднимает музыка, где есть депрессивные ноты, они дают мне какую-то силу, я чувствую ее.Расскажи про свою дочку, какая она, похожа ли на папу?Тася и внешне очень похожа на меня, и по характеру. Она тоже Скорпион. Она очень умный ребенок, как мне кажется. Она сочиняет стихотворения, и ей это очень нравится. Видно, что у нее гуманитарный склад ума, несмотря на то, что сейчас ей очень понравилась математика. Она об этом неоднократно говорила. Этим она радует бабушку, мою маму. Также ей нравится рисовать, у нее очень хороший голос. Хотелось бы, чтобы у нее это было не по верхам. Мы ей говорим, что нужно заниматься, но она, как любой ребенок, любит полениться. Но мы надеемся, что со следующего года она серьезно займется музыкой и пойдет учиться в музыкальную школу.

Позволь перейти к блиц-опросу:Что тебя может порадовать?Это не вещь, это не материальное что-то. Это внутренняя гармония.Что такое счастье?Это когда ты нужен, когда тебя понимают.Чего ты пытаешься не допускать в своей жизни?Я не люблю переступать через свою совесть.Твоя плохая черта?Я могу обижаться на людей.А на что ты можешь обидеться?Я могу придумать, на что я могу обидеться (смеётся). Дело в том, что я не говорю людям, что мне не нравится. Мне хочется, чтобы человек понял сам. Я своим видом показываю, что мне что-то не нравится, я начинаю дуться.Ты закрытый человек?Я привык решать все свои заморочки внутри себя. Мне легче закрыться, включить депрессивную музыку и сидеть переживать.Что ты любишь поесть?Яичницу, запеканку, овсянку, тост с мармитом.Что ты смотришь по телевизору?Я не смотрю его.Ты представляешь свою жизнь без телевидения?Просто не представляю. Я очень люблю и дорожу своей работой.Ты веришь в Бога?Да.Что ты ему скажешь, когда ты его увидишь?Поздороваюсь и скажу спасибо, что у меня была попытка прожить жизнь. Я пока не знаю, это одна жизнь или их несколько, но то, что я здесь есть и что я себя ощущаю в материальном теле, это возможность улучшить то нематериальное, что во мне существует, то, что будет говорить с Богом.Илья, спасибо большое за беседу, откровения.Тебе спасибо, что пригласила. Мне было приятно, что были вопросы, которые мне ранее не задавали.

Фото Александра Патерова! P.S. У меня просьба-предложение ко всем. Присылайте мне имена людей, о которых, по вашему мнению, стоит рассказать миру. Укажите, чем этот человек занимается, чем уникален, в общем, вы меня поняли))) У меня много есть наметок для блога, но, думаю, будет правильно посоветоваться с вами. Мне интересно ваше мнение по этому поводу.
Анонс. Илья Доронов. Совсем скоро на экранах ваших... компьютеров
Вот и закончился 2013 год. Как и многие годы, он был для меня очень сложный, но и очень интересный. Было много новых знакомств, встреч, бесед. Многое осталось позади, многое ушло навсегда, но остались посты в моём Жжурнале «Лица». Спасибо всем собеседникам. Их было не много, но все они очень яркие и интересные: Мария Редекоп, Мария Левыкина, «Sunstroke project», Тарас Александров, Александр Кузнецов, Александр Патеров, а также уважаемые ветераны ВОВ и наши гениальные и чудесные фотографини: Олеся Буняк, Алена Петренко, Ольга Колчина, Юлия Самошкина, Юлия Звягинцева. Огромное спасибо тем, кто безвозмездно, то есть даром помогал мне в реализации идеи: Алена Соколова, Женя Чекой, Сергей Соколов.2014 год я хочу начать не с приднестровца, а с гостя нашей республики – ведущего российского телеканала РЕН ТВ Ильи Доронова. Общение с ним для меня, как для журналиста, очень важно. Я не могла не воспользоваться возможностью и не пригласить Илью в мой журнал.Илья Доронов

Александр Патеров: «Снимает не камера, снимает человек»
Его имя в Приднестровье довольно известно. Его имя – это высокий профессионализм. Его работы – тончайшая чувственность, идущая изнутри и не оставляющая равнодушных. Кроме того, что я фанат Сашиного творчества, он мне дорог как человек. Если бы мне разрешили выбрать себе старшего брата, я бы выбрала себе такого, как он. Нет, именно Сашу. Итак, фотохудожник Приднестровья, мастер своего дела – Александр Патеров.

Что нужно для того, чтобы сделать хороший или, как говорят фотографы, «жирный» кадр?Однозначного рецепта, конечно, нет. Каждый фотографический жанр выдвигает свои требования к хорошему кадру. В художественной, портретной съёмке, кроме навыков фотографа, немаловажное значение имеет модель, да и постпродакшн играет не менее важную роль. Репортаж – это удачное время и место. Если говорить в общем, то на первом месте – опыт. На втором месте – умение чувствовать ситуацию, если говорить о событийной съемке. Или модель, если речь идёт о художественной. В свадебной – и то, и другое. Расскажи, как ты строишь кадр? Ты видишь, каким он должен быть через видоискатель или просто «бросаешь» взгляд на объект съёмки и сразу понимаешь, как его нужно снять?Мы с коллегой Сергеем Соколовым как раз не так давно обсуждали эту тему и пришли к выводу, что фотографы и художники (и вообще люди искусства) видят мир несколько иначе, чем остальные. Есть такое понятие, как «синестезия» – этот термин означает явление одновременного восприятия. Есть такой феномен: цветной счёт, например, или цветной слух, неважно. Например, некоторые люди могут складывать, вычитать, умножать, делить большие числа. Выяснилось, что эти люди представляют числа особым цветовым полем, и участок мозга, отвечающий за логику, арифметику, очень близко находится и пересекается с участком, который отвечает за цвет. Мне кажется, что у фотографов, художников происходит что-то подобное: часть мозга, отвечающая за ориентацию в пространстве, логику и восприятие цвета, где-то пересекаются.Словом, кто бы и что ни говорил, но мысль, что фотографии и живописи, например, можно научить любого, по моему мнению, неверна. Научить можно только того, у кого к этому есть предпосылки, их можно развить. Но если человек «глух и слеп», едва ли что-то получится.Естественно, видя кадр через видоискатель, я его компоную, или, можно сказать, строю, но первичное виденье кадра приходит вне камеры. Видоискатель просто оформляет его в рамку. Но утверждать, что это полностью подсознательный процесс, тоже неверно, системные знания фотографу просто необходимы. Ты увлекался фотографией с детства или это увлечение пришло со временем?Фотоаппарат и полный комплект для печати мне подарил дядя, когда мне было семь лет. Он ввел меня в курс дела, объяснив, что такое диафрагма, выдержка, и отправил снимать. С того дня я «залип» на этом и везде бегал с камерой. Лет пять я, наверное, фотоаппарат из рук не выпускал. Прошёл все этапы процесса: красный фонарь, темная комната – всё это было. Потом наступили суровые 90-е годы, и фотография отошла на второй план. Как ты считаешь, современные и молодые фотографы многое теряют, не узнав, что такое плёночный фотоаппарат, не держав его в руках, не делая первые снимки на нём, а получая сразу цифровую профессиональную камеру? Считаю, что молодым фотографам повезло. Конечно, плёнка дисциплинирует, но цифра открывает несравненно более широкие возможности.

Каким ты был в детстве?Детство помню смутно. Помню, что хулиганом был)). Это было лет до 14, потом успокоился. А вообще я был обычным ребёнком. Много читал. Интернета не было. Телевизор тогда смотрели мало, в основном по субботам, когда показывали сказки. Делать было нечего, от скуки спасал себя чтением. Какие книги тебе нравились?Меня интересовала различная литература. В доме её было много, различных жанров и направленности. За это огромное спасибо маме. В семь лет я прочитал все энциклопедии, которые были в доме, особо запомнилась увесистая книга в шикарном подарочном исполнении: «Книга Будущих Командиров», где были описаны различные битвы, начиная с древней Греции и заканчивая Великой Отечественной войной. Там были описаны различные стратегии, это развивает рациональность в человеке, логику, что неплохо. Немного повзрослев, стал приобщаться и к художественной литературе. А сейчас ты любишь читать? Расскажи, какие три последние книги ты прочёл?Да, я по-прежнему люблю читать, хотя последнее время я больше слушаю аудиокниги, работаю и параллельно слушаю. Недавно прочёл «Гиперион» Дэна Симмонса – это фантастика. Причём в форме фантастики там написаны очень серьезные философские притчи.Перед этим я перечитывал книгу Виктора Бойко «Йога. Искусство коммуникации».Ещё ранее цикл книг Нила Стивенсона «Барочный цикл». Это, пожалуй, лучшая книга прошедших десяти лет. Книга о том, как наш мир стал таким, какой он есть сейчас. Такие книги не мешало бы в школьную программу включать, но не включат же ведь никогда)). После прочтения этой книги на многое смотришь по-другому. После неё несколько месяцев ничего не мог читать, настолько она сильная. После таких хороших книг потом хочется найти что-то не менее достойное, а это довольно трудно. Сейчас очень мало хорошей, достойной литературы. Как ты выбираешь книги?Очень просто, читаю отзывы и обзоры. Ты отдаешь предпочтение только философской и исторической литературе?Историческую, пожалуй, да. Серьезная литература требует вдумчивого медленного чтения, что само по себе довольно-таки скучное занятие)). С неменьшим удовольствием читаю художественную, легкую литературу. А вообще, я люблю параллельно читать несколько книг, переходя время от времени от одной к другой. Скажи, у тебя есть высшее образование?.Да, я - менеджер.Образование тебе пригодилось?Да, я проработал 10 лет по профилю. Тебе нравилась твоя работа? И почему ты ушёл в «свободное плаванье»?Работа нравилась, иначе столько бы не проработал. Работа сама по себе - это не только выполнение своих должностных обязанностей. Есть ещё среда обитания: офис, коллектив, клиенты, в конце концов. Я благодарен людям, с которыми проработал много лет вместе, мы до сих пор видимся и замечательно общаемся. Но если воспринимать работу как способ заработать деньги, то начинали возникать вопросы. И даже собственно не к деньгам, а к времени, потраченному на работе, соотношению время/деньги. Деньги сами по себе – ресурс возобновимый, а вот время - нет. Поэтому просиживать на работе за скромную зарплату – весьма сомнительное занятие. Ладно, когда работаешь за идею, и к твоей карме запишется плюсик. А если даже идеи нет, то это просто просиживание штанов. И вот в один прекрасный день пришло решение, что пора двигаться дальше.Кстати, в этот период параллельно я начал заново увлекаться фотографией. Как это было? Что-то произошло?Нет, особо ничего не произошло. Просто вспомнил: о, я же это могу, дай-ка снова попробую. Правда, пришлось всё заново изучать. И так шаг за шагом, пошло-поехало.

Как шёл твой профессиональный рост?У фотографов есть такое понятие, как «level up», то есть подъём собственного уровня. Поначалу, когда человек себе покупает фотоаппарат, он начитает снимать кошечек, листики, травку, цветочки. Потом начинает выкладывать эти фотографии в сеть и такие же любители начинают ставить «лайки», и от этого становится на душе очень здорово)). Потом к человеку приходит понимание, что это было снято плохо, или что оно не имеет никакой ценности, кроме твоей личной памяти об этом моменте. И человек начинает идти дальше, то есть на следующий уровень – снимет что-то более правильное, более интересное, художественные или жанровые снимки, каждый выбирает по предпочтениям.Первые шаги происходят быстро, чувствуешь себя профессионалом, начинаешь понимать тонкости и нюансы, ты начинаешь разбираться в фотографии. Ну, по крайней мере, ты так думаешь. Начинаешь кого-то учить, говорить, что эта фотография хороша, а эта нет. Но чем дальше, тем сложнее сделать следующий шаг. Если до этого момента можно за год сделать три «level up», то потом за три года можно сделать только один в лучшем случае. А ты тоже начинал снимать кошечек и травку?Конечно, все с этого начинают. Но когда у тебя плёночный фотоаппарат, ты как-то дисциплинируешь себя и не снимаешь всякую ерунду, так как количество кадров ограничено.Цифровая камера даёт сделать много дублей, и ты растрачиваешься на мелочи. Но все равно рано или поздно приходишь к своему жанру. Ты к какому пришёл?Мне нравится снимать людей. Почему?Сложный вопрос, меня всегда завораживало то, что одним кадром можно передать внутреннее состояние человека, более того, рассказать какую-то историю. Причем часть истории остается за кадром, и каждый домысливает её по-своему. В этом есть своя магия. Кто для тебя был примером для подражания в фотоделе, и был ли кто-то?Практически все свою творческую деятельность начинают с подражания, то есть ты смотришь фотографии и пытаешься снять что-то подобное из понравившегося.Сейчас я могу сказать, кого стоит смотреть, кого нет, но я никому не подражаю. А раньше, когда только познавал азы фотоискусства, просто что-то увидел, понравилось, попытался сделать также.

А вообще нужно на кого-то ориентироваться?Сложный вопрос. Я думаю, что тут каждый должен решать сам. Но скажу по себе, что сейчас особо не слежу за фотожизнью на различных профильных сайтах, много откровенно неинтересных работ. И чтобы найти что-то интересное, нужно пересмотреть огромное количество фотографий, после просмотра которых возникает одна мысль: как бы это поскорее развидеть)).Из тех немногих современных фотографов, за чьим творчеством я наблюдаю, я могу назвать Брюса Вебера. Американский фешн-фотограф. С удовольствием пересматриваю его работы. Недостижимый ориентир. Джеф Ньюсом – великолепен, Рэй Соемарсоно и Эрвин Дармали – тоже. А из российских фотографов?Знаешь, никого из современных авторов выделить не могу (особенно свадебной направленности), из того, что видел, никто особо не цепляет. Думаю, стоит ориентироваться на мировых лидеров, а это, без сомнения, на сегодняшний день американцы. Недавно ты сказал, что тебе очень нравится то, чем ты сейчас занимаешься и ты каждую новую съёмку пытаешься сделать лучше, чем предыдущая. Тем не менее, продукт, который у тебя получается на выходе, если кто-то и делает в республике, то единицы. То есть ты соревнуешься не с кем-то, как это обычно бывает, а сам с собой. Это, по моему мнению, наивысшая форма сознания… Мне кажется, так должен поступать каждый, кто любит свою работу. Хотя это довольно сложно, надо признаться. Как тебе это удается?Важную роль играет как самокритика, так и критика со стороны. Если человек только и делает, что занимается самолюбованием и самовосхвалением, это вряд ли приносит положительные плоды. В какой-то момент расплывается понятие о планке и может показаться, что лучше уже просто некуда. В таком случае трудно сделать тот самый самый «level up». Важно не стоять на месте, а делать шаги вперед, пусть маленькие, но делать. Кого-то стимулирует соревновательный момент, кого-то самосовершенствование.

Что тебя стимулирует?Во мне есть такая черта, не знаю, хорошая она или плохая, – перфекционизм, то есть мне хочется сделать нечто совершенное, идеальную съёмку от и до, полностью, чтобы каждый кадр, каждый луч света лёг так, как надо, ракурсы и так далее. Время от времени получается сделать хорошо, время от времени получается сделать не так хорошо, как хочется, но всегда стремлюсь к лучшему. Я думаю, что у многих так. Нет, далеко не у многих. Часто людям необходимо гнаться за кем-то, чтобы показывать свой хороший результат…Да, быть первым сложнее, согласен. Для номера два очевидно, куда ему необходимо стремиться. В этом плане, слава Богу, что я не первый, не второй и даже не сорок седьмой. Почему ты так говоришь? Ты не считаешь себя лучшим свадебным фотографом Приднестровья? ))Нет, ты что! Давай мы не будем так говорить. У нас много фотографов, все снимают по-разному, у всех свой взгляд, видение и было бы странно, если бы все снимали одинаково, это было бы скучно. А вообще свадебное фото – тяжелый жанр?Я не помню имени репортера одного информационного агентства, который специализируется на репортажах военных действий, который сказал, что ему проще снять войну, нежели свадьбу. Свадьба хуже войны, говорит. Во время свадьбы много дублей, говорит, не сделаешь, и за каждый момент заказчики будут требовать кадр. А на войне как: снял, хорошо, нет, значит, пули летели, и не было возможности. Свадебная съёмка, если брать в общемировых тенденциях, - стык многих жанров. Необходимо снять хороший репортаж, портреты, пейзажи, это и предметная съёмка, то есть в очень многих жанрах нужно разбираться. Люди, которые этим занимаются, на мой взгляд, весьма хорошие специалисты. Если фотограф может хорошо отснять свадьбу, то и всё остальное ему по плечу. Как ты оцениваешь уровень приднестровских свадебных фотографов?Довольно высокий. Но, к сожалению, последнее время к жанру «свадебное фото» стали относиться, как легкому способу заработать деньги, что сказывается на качестве продукта на выходе. Это расстраивает. Появилось масса любителей, которые за символическую сумму выдают весьма сомнительный, на мой взгляд, результат. Но если есть предложение, значит...Да и, к сожалению, с этим ничего нельзя поделать. Если есть спрос, значит, будет и предложение. Понимаешь, чтобы хотеть хорошую свадебную фотографию, а не карточку с невестой на ладони у жениха, её нужно для начала видеть и понимать. Здесь важно, чтобы вкусы заказчиков и фотографа совпадали. Но тут дело такое, если меня просят снять, то, что мне не нравится, я все равно выполняю. Желание заказчика играет решающую роль.

А ты не пытаешься внести культуру в массы? Переубедить, как было бы лучше...Да, конечно, хотя такое бывает редко, потому что каждый человек – заказчик, пытается найти, скажем так, «своего» фотографа, и никому не приходится ничего объяснять, обе стороны понимают друг друга с полуслова, и задача выполняется на «отлично». Мои клиенты обычно мне доверяют, они видели, что я делаю, и понимают, смогу ли я выполнить их пожелания. Каким фотоаппаратом ты работаешь?Большим и чёрным. Снимает не камера, снимает человек. То есть дело не в навороченности фотоаппарата, а в руках?Естественно. Если говорить об этом, то фотоаппарат – это всего лишь инструмент, который делает фотографию. Раньше люди снимали на форматные деревянные ящики. Снимали лучше, чем сейчас снимает большинство пользователей современной техники. Дело не в технике. Да, доступность процесса фотографии открыла доступ в жанр большому количеству людей, но хороших фотографий больше от этого не стало. Так что камера решает далеко не всё. Решает голова даже, а не руки. Человек должен просто видеть скрытые гармонии мира, ловить их. Что тебя вдохновляет?По-разному. Литература, кинематограф. Кино, пожалуй, больше. Есть фильмы, которые я пересматриваю ни один раз. Мне интересна именно операторская, режиссёрская работа. Это мне помогает в работе. Фотография тянется за кинематографом. Она бледная тень кинематографа. В современной фотографии многие вещи подхватываются именно оттуда. Очень хороша последняя Анна Каренина. Карвая всего можно смотреть. Вообще хорошая операторская работа – это как побывать на мастерклассе.

Ты уже довольно длительное время занимаешься йогой. Что она для тебя значит?Были проблемы с позвоночником, решил заняться йогой и таким образом поправить здоровье. Буквально через несколько месяцев проблема была решена. Бонусом пришла хорошая физическая форма, позитивное настроение и приток энергии, спокойствие и уравновешенность. Мне эти ощущения понравились, и я стал выяснять, что такое йога. Оказалось, что кроме физических упражнений, это ещё и определенное мировоззрение. Могу сказать, что йога – это способ найти контакт между телом и душой, и, найдя его, поддерживать сбалансированное сосуществование. И вот именно тогда, когда тело и душа приходят в равновесие, человеку удается увидеть мир по-новому. К этому нужно прийти, и должен появиться человек, который будет тебя к этому вести – учитель. Я слежу за твоим творчеством, и мне показалось, что последнее время ты все меньше стал снимать художественное фото…Ты знаешь, последнее время я снимаю, как говорится, «в ящик». Я решил сделать паузу, когда понял, что в некоторых местах я начал сам себя повторять. И я понял, что надо двигаться дальше, то есть сделать «level up», но я ещё пока не понял, как это сделать. И вот, когда я его сделаю, я думаю, ты увидишь это. Я тебе желаю скорейшего очередного творческого подъёма. Мы – твои поклонники ждём с нетерпением. Позволь перейти к блиц-опросу…Ты зависим от чего-либо? от кофе по утрам или сигарет?И от того, и от другого ))Что такое для тебя высшее счастье?Состояние гармонии с миром и самим собой.Когда и где ты был более всего счастлив?Пожалуй, день рождения сына, тот момент, когда я в этот же день первый раз взял его на руки. Напряженный, но очень счастливый день.Что ты считаешь своим главным достижением?На данный момент это самостоятельность и независимость от кого бы то ни было.Из того, что принадлежит тебе, чем ты более всего дорожишь?Семья.Какова твоя главная черта?Не знаю, никогда не задумывался об этом.Какую черту ты более всего не любишь в себе?Лень.А в других?Не люблю в людях неискренность.Тебя сослали на необитаемый остров и сказали: «Можешь взять три любые вещи». Что возьмёшь?Океанскую яхту, gps, семью))С кем бы ты очень хотел поработать из знаменитых людей?Такого желания нет))Спасибо тебе большое!И тебе!За фото спасибо Сергею Соколову.
Александр Кузнецов: «К работе я стараюсь относиться как к хобби, как к любимому занятию, увлечению»
Долгожданный пост. Сегодня я хочу вам поведать об Александре Кузнецове. Когда я предложила ему побеседовать для журнала, он чётко сформулировал, что может о себе рассказать, без лишнего кокетства и просьб выслать заранее вопросы, которые я буду задавать. Такое редко встретишь. Однако после общения создалось впечатление, что он хочет казаться лучше, чем есть (куда ещё лучше?)))))))). В общем, Саша вызывает во мне противоречивые чувства. И это классно!Итак, молодой, перспективный бизнесмен, наш земляк – Александр Кузнецов.

- Расскажи о своём детстве, каким ребёнком ты был, чем ты увлекался?- Я родился и вырос в Тирасполе. И тут же хочу отметить: у меня есть убеждение, что не место красит человека, а человек место. Я могу понять, почему некоторые люди принимают решение уехать из нашего города, страны, но я считаю, что всё в руках человека. Можно и у нас найти работу, которая будет нравиться и приносить необходимый доход. Главное – иметь желание.Детство. Нельзя сказать, что я хорошо учился в школе. Наверное, потому что не было личной заинтересованности. Позже, когда сам осознал необходимость образования, оценки пошли «на поправку».В университете изучал банковское дело. Банки меня привлекали с самого детства. Родители говорят, что, когда я был маленьким, больше всего любил играть в деньги.После окончания университета был готов на любую должность, так как трудового опыта у меня не было. Устроился в филиал одного из приднестровских банков и когда смотрел на своих коллег – начальников отделов и управлений, думал, что такая должность труднодостижима, и дослужиться до неё можно лишь  годам к сорока.На первом месте работы я получил беспрецедентную практику. Меня, скажем так, умеющего плавать только в теории, выкинули в открытое море. Одним из положительных моментов оказался тот факт, что это был новый филиал банка, команда была новая, все эти люди никогда не работали вместе и все одновременно учились работать друг с другом. Это был хороший задел на будущее.

- С какой должности ты начал карьеру?- С самой малой – менеджер. Людей было не так много, и мне приходилось параллельно выполнять и другие виды деятельности – это и работа с юридическими лицами, кредитование корпоративных клиентов, занимался оформлением вкладов физических лиц и выдачей им кредитов. Работая с клиентами, я вызывал у них высокое доверие, особенно у людей пожилого возраста. Многие клиенты хотели работать только со мной, доходило до того, что, когда я выходил в отпуск, мне звонили из банка и просили поговорить с некоторыми посетителями по телефону, подтвердить, что я не уволился, а просто нахожусь на отдыхе. Был даже случай, когда одна из клиенток узнала, что я купил квартиру без ремонта, предложила мне беспроцентный займ, она готова была снять сумму со своего счёта и дать мне деньги на ремонт.Я по природе своей такой человек: за что бы я ни взялся, мне хочется ту или иную вещь улучшить, а дело упростить. Поэтому я не люблю всякие бумаги-регламенты. В ходе выполнения какой-либо задачи я понимаю, как итог можно получить быстрее и лучше. И получаю его, минуя лишние действия. Вообще существует два типа личности – стартеры и финишеры. Я себя отношу к первому. Стартерам нравится создавать новые проекты, продукты и идеи. Однако их проблема заключается в неумении заканчивать дела. Убедившись, что все работает, стартеры могут переключиться уже на другое занятие. Но это не страшно, главное – иметь рядом хорошего финишера.

- Помогло тебе это твое качество в работе?- Да, за счёт вот таких моих проявлений что-то улучшить меня заметили. За предложения каких-то инноваций неоднократно отмечали различными грамотами. Вскоре было создано отдельное подразделение маркетинга. На то время подобного отдела в банке не было, функции были распределены между разными людьми. И вот мне предложили его возглавить. Признаюсь, что образования профильного у меня нет, но эти знания и умения появились в процессе работы. Большое значение в данном случае сыграло самообразование, но не только это.- А что же ещё?- Большое значение в жизни, в принципе, я даю определенному типу людей. Их называют менторами или учителями, то есть людьми, являющимися для тебя авторитетами как профессионалы или просто как люди с определенными взглядами на жизнь. У меня таких менторов несколько. Они появлялись в моей жизни в разное время и играли в ней судьбоносные роли. Они помогали мне принять какие-то решения, которые оказались правильными и о которых я не жалею. С ними мне интересно общаться и перенимать их опыт.- Расскажи о маркетинг-клубе…- Вот как раз в целях передачи опыта я создал три года назад маркетинг-клуб. Это некоммерческая организация, которая объединяет успешных маркетологов и предпринимателей Приднестровья. Клуб небольшой, в него входит 12-15 человек. Мы собираемся один раз в неделю, по четвергам. Среди основных направлений и задач клуба – самообразование, передача опыта и знаний, а также возможность делиться какими-то идеями, получать или давать советы непосредственно, уже на практике по какому-то конкретному делу.

- Как ты оцениваешь эту свою идею спустя три года?- Мне очень приятно осознавать, что люди, у которых есть свои успешные проекты, достигшие уже определенных высот, чьё время стоит денег, один раз в неделю собираются для общения друг с другом в одном месте уже три года подряд. Это уже говорит о некотором признании клуба, что для меня очень отрадно.Я создал клуб, когда уже работал в банке. Это было для меня как хобби. Да и к работе я стараюсь относиться как к хобби, как к любимому занятию, увлечению, от которого я получаю моральное удовольствие, удовлетворение, а деньги второстепенны, они как-то сами по себе. - Почему же ты принял решение уйти из банка?- Я просто вышел на очередную ступень. Мне захотелось независимости, мне захотелось самостоятельно управлять своим временем. При этом я много читал о судьбах великих людей и успешных бизнесменов. Особенно интересовал путь людей, которые так же, как и я, решили открыть свой бизнес, когда ещё работали на наёмной работе. Я видел плюсы открытия собственного бизнеса, но отчётливо понимал, что они могут стать и минусами. Есть люди, не готовые к самоорганизации, они привыкли возлагать ответственность на других лиц, создавать только вид «бурной» деятельности. Имея собственное дело, так вести себя не можешь, иначе обрекаешь себя на провал.

- Как давно в тебе родилась идея уйти в бизнес?- Этот путь интересовал меня всегда, и я готовился к нему психологически. Ну не то чтобы садился и медитировал, но постоянно эта мысль жила во мне, но где-то глубоко, и со временем она всплывала на поверхность. Тогда я понял, что время пришло.- А в банке ты совсем не видел перспектив развития для себя?- Во мне произошёл какой-то психологический слом, когда регалии и названия должности перестали быть целью. Сейчас я создал компанию совсем не для того, чтобы называться директором. Меня двигала другая цель – создать клиентоориентированную компанию, от взаимодействия с которой люди получали бы пользу и просто даже моральное удовольствие. - Есть люди, как ты уже рассказывал, менторы, на которых ты равняешься, а есть стимулы, ради которых ты что-либо делаешь в этой жизни. У тебя есть люди-стимулы?- Да, у меня есть такие люди – это моя семья. Тем более что у меня растёт  наследник. Как каждому родителю, мне хочется, чтобы мой сын ни в чем не нуждался. Он не даёт мне расслабиться.

- Расскажи о сыне? Он похож на тебя?- Внешне он – моя копия. Несмотря на то, что ещё совсем маленький, у него очень хорошо развито логическое мышление. Мне кажется, что у него есть талант вести переговоры. В свои 3,5 года он уже умеет убеждать, отстаивать свою точку зрения, причём не криком, хотя это он тоже хорошо умеет. Если он что-то просит, то так строит логические цепочки, что ему трудно отказать, а так как обманывать нехорошо, приходится соглашаться с ним.- То есть ты себе растишь будущего компаньона?- Можно и так сказать. Он уже сейчас очень любит со мной ходить на работу в офис. В принципе я к нему отношусь уже как взрослому. Стараюсь с ним разговаривать без «сюсюканий». Эмоциональные моменты бывают, конечно, но вообще мне нравится с ним общаться как со взрослым человеком, иногда даже по имени-отчеству обращаюсь.- Поддержала ли супруга тебя в твоём шаге к самостоятельности, собственному бизнесу?- Безусловно. В ней, конечно, боролись противоречивые чувства – страх потерять стабильность и интерес перед чем-то новым, но, как полагается второй половинке, она во всем меня поддержала.

- Как ты считаешь, какую роль в том, кем ты стал, сыграли твои родители?- Огромную. Родители закладывают в ребёнке фундамент, а дальше он уже развивается сам. Родители всегда хотели меня видеть офисным работником, так сказать, «белым воротничком». В этом наши вкусы совпадали, и разногласий в выборе профессии не было.- Дай, пожалуйста, совет тем ребятам, которые сейчас обдумывают мысль тоже открыть своё дело, рисковать ли стабильностью, деньгами и так далее?- Я стараюсь следовать поговорке: думай долго, принимай решение быстро. Необходимо сто раз все соизмерить, продумать шаги, взвесить риски. Не стоит пренебрегать советами. Все нужно выслушать, обдумать и принять своё собственное решение. При этом, после того как шаг сделан, уже не нужно сомневаться, переживать, обдумывать, что может быть не стоило так поступать. Все эти мысли отнимают энергию. Нужно всегда двигаться, а не топтаться на месте. Есть ещё хорошее выражение: если не знаешь, что делать – делай шаг вперёд.И ещё очень важно, что деньги не должны быть главной целью. Если человек хочет открыть бизнес для того, чтобы «нарубить» денег, у него вряд ли что-то получится. Главное - иметь благую цель: быть полезным обществу, в твоих услугах должны нуждаться, и, повторюсь, клиенты должны быть довольны, сотрудничая с твоей компанией.- Русскому человеку свойственно полагаться на авось, а американцы строят четкие бизнес-планы. А у тебя как строится бизнес?- Я открыл его, уже зная об этой сфере деятельности довольно много, так как подобная компания есть у моего отца. Я видел, как это дело работает изнутри, и понимал, что и как я бы изменил, чтобы всё заработало лучше. Когда я давал советы, часто слышал в ответ: «Знаешь, как - бери да делай!». Вот и сделал.

- То есть ты создал конкурирующую компанию своему отцу?- Нет, это не совсем так. Наши предприятия могут быть полезны друг другу, мы можем сотрудничать как партнёры, а можем работать самостоятельно.- Выйдя на конкурентный рынок, какие «фишки» и новинки ты «заготовил» для клиентов?- Я занимаюсь транспортными услугами. Идея не новая, поэтому главной целью для меня является сделать больше, чем просто транспортную компанию. В планах предоставлять целый комплекс услуг, необходимых участникам внешнеэкономической деятельности. Уже сейчас мы запустили услугу по системе «Все включено», то есть это не просто доставка груза, но и заключение внешнеэкономического контракта, расчёты с поставщиками, таможенное оформление и прочие формальности. Так мы снимаем лишние хлопоты с клиента. В международной практике это называется «полным аутсорсингом» и такой продукт можно, пожалуй, назвать первым в Приднестровье.

- Как ты можешь описать состояние своей души в настоящее время?- Сейчас я получаю кайф от того, что создаю что-то новое, применяю новые подходы к оказанию уже не новой в нашей республике услуги. Мне очень нравится сам процесс реализации каких-то идей и сам конечный результат. Это непередаваемые ощущения, когда ты что-то придумал и предлагаешь это клиенту, а он отвечает: «Здорово, это точно мне нужно». - Я рада за тебя. А теперь давай перейдём к традиционному блиц-опросу:Самый счастливый момент в твой жизни?- Рождение сына.- Есть то, о чем ты жалеешь?- Не могу вспомнить. У каждого момента жизни, у каждого этапа своё предназначение. Да, я ни о чем не жалею. Все, что происходит с нами – это опыт.- Тебе по роду деятельности приходилось много общаться с людьми, как с клиентами, так и с коллегами. Наверняка ты стал разбираться в психологии людей человека. Скажи, какими качествами, по твоему мнению, должен обладать настоящий мужчина?- Целеустремленностью и надежностью. Но я не хочу сказать, что он обязан быть успешным бизнесменом.- А настоящая женщина?- Она должна быть мудрой и тоже надёжной.- Я знаю, что ты ходишь в церковь. Судя по всему, ты веришь в Бога.- Да, но я хожу туда не так часто, как хотелось бы. - Так вот когда ты встретишь Бога, что ты ему скажешь?- Попрошу прощения.- Спасибо большое за беседу!- И тебе спасибо. 
Инна Сипита: "Острый лейкоз - не приговор. Я это докажу" (Часть VII)
Этот текст перевернул мое сознание. Я хочу поделиться откровением моей коллеги, доброй и искренней девчонки, которая столкнулась с большим испытанием, но посильным. Я верю, она справится! Я буду просить у Бога скорейшего выздоровления Инне Сипите!Она отправила письмо в адрес редакции Онкологи Приднестровья, цель которого – поделиться своими мыслями и переживаниями о своей борьбе с острым лейкозом, показать онкологическое заболевание крови изнутри, и всем доказать: ОСТРЫЙ ЛЕЙКОЗ – ЭТО НЕ ПРИГОВОР!!!Часть IЧасть IIЧасть IIIЧасть IVЧасть VЧасть VIЧасть 7. Шаблоны, стереотипы, друзья.Немалое подспорье в борьбе с болезнью, если не сказать, одно из важнейших, это моральная поддержка. От родных, близких, друзей. Помогает не упасть в трясину собственных переживаний, плохих мыслей, депрессию. Просто не позволяет думать о болезни как о катастрофе и настраивает на выздоровление. Первые, кто оказываются рядом с онкобольным, конечно, семья. Еще – ближайшие друзья. Разумеется, они помогают максимально, поддерживают. И это здорово, это очень важно. Но окружение любого человека гораздо шире. Есть еще множество людей, с которыми ты общаешься, которые тебе дороги в той или иной степени. Их поддержка тоже нужна. Если вы готовы ее принять, а они – дать ее вам.Я, например, оказалась не готова. Совершенно. Я никогда ни на что не жалуюсь. Я не привыкла просить помощи. Я вообще не привыкла быть и даже выглядеть слабой. Для меня не существует проблемы, с которой я не могу справиться. Сама. Даже в быту мне сложно просить помощи. А потому мои друзья обычно сами помогают, если видят, что нужно. Просто знают, что я вряд ли попрошу. Хотя и пытались много лет меня научить это делать. Их усилия принесли мало толку. Я учусь, конечно, но долго. А тут – серьезная болезнь. О таком я не хотела говорить вообще никому! Как это возможно? Всегда сильная, всегда уверенная в себе, справляющаяся с любыми трудностями Сипита, вдруг в одночасье станет слабой?? Это невозможно! И я категорически не хотела, чтобы об этом знали окружающие! Зачем? Вызвать жалость? Она мне не нужна. Я не при смерти. Да и в ближайшее время умирать не собираюсь. Вежливое сочувствие? Опять же – зачем? Зачем ставить людей в неловкую ситуацию, когда они должны вроде бы что-то сказать, посочувствовать, а я должна как-то соответственно отреагировать? Я не знала, как реагировать. И не хотела лишних разговоров. Мне надо было сосредоточиться на лечении. Поэтому о своей болезни я рассказала лишь нескольким людям – ближайшим друзьям и руководству. Время показало, что моё решение все же отчасти было правильным. Людям сложно воспринимать диагноз «рак». Слишком много в обществе бытует по этому поводу шаблонов и предрассудков.Ну, вот ведь правда, давайте посмотрим объективно. Большинство людей, услышав о раке, представляют себе, как правило, страшные картины. И сразу же думают о том, что больной обречен, что он обязательно умрет. Но ведь это бред! Это не просто не правда! Это полнейшая чушь и глупость! Да, рак – не грипп. Лечится дольше, сложнее, не всегда успешно. Но, опять же, по статистике, от гриппа умирают чаще, чем от рака. И гораздо быстрее. Просто говорить об этом как-то не принято. И выглядит это по другому. Но умирают от многих болезней. Рак всего лишь в списке этих многих. И далеко не на первом месте.И тем не менее, многие окружающие, узнав о твоем диагнозе, не знают, как реагировать. В принципе, это нормально, ожидаемо. Хотя и не совсем приятно. Например, я точно знаю, что некоторые мои знакомые боялись и боятся навещать меня в больнице, потому что боятся меня увидеть. Они не знают, что ожидать. Видимо, представляют себе картины из хосписа. Но я-то выгляжу нормально. Я ничуть не изменилась. Разве что похудела на пару размеров одежды. Хотя, для девушки это, скорее плюс, чем минус, наверное. Ну, еще облысела. Это да – видеть меня без густой шевелюры людям не привычно. Ну, и не обязательно. У меня прекрасный парик. С такой же прической, как я однажды стриглась. И вообще, многие говорят, лысина мне к лицу – сразу становятся видны большие красивые глаза. Верю, что не врут. Про правильную форму черепа мне еще наши стилисты на работе говорили. Так что даже я уже себя приняла лысой. Да и чувствую себя нормально. Вполне себе бодрячком. Кроме тех моментов, когда из-за лекарств становится плохо. Любая онкология не значит автоматически сильные боли, жуткий внешний вид и прочие страсти. Всё зависит от конкретной болезни и конкретного пациента. Нюансов множество – от диагноза и реакции организма, до стадии и процесса лечения. Я в больнице видела пациентов с 4 стадией лейкемии, после операций, потому что болезнь поразила и внутренние органы, с жуткими болями. Но при этом выглядят они вполне себе нормально. Да, видно, что человек не здоров. Но он ходит, живет и борется. Короче, долой стереотипы! Онкобольные – не страшные, не изгои. Обычные больные люди. Увидев их на улице или в больнице, вы, скорее всего, даже не поймете, в чем их проблема.А вообще, болезнь – хорошая возможность увидеть, кто как к тебе относится. По настоящему. На самом деле. Без экивоков. Болезнь, тем более, такая серьезная, как рак, становится своеобразным фильтром, рентгеном окружающих тебя людей. По крайней мере, у меня случилось именно так. Свое окружение я увидела через совершенно другую призму. И дело тут не только в людях, а и во мне. Я многих людей открыла для себя с неожиданной стороны. Как это ни странно, но для меня, действительно, стало большой неожиданностью то, как МНОГО людей относится ко мне с теплотой и заботой. Искренне. Совершенно искренне. Без показухи и светской вежливости, а вот абсолютно искренне, от чистого сердца, от души. Не ожидала. Честно. Я, в принципе, очень строго к себе отношусь, и требовательна к окружающим. Я не терплю лести, лицемерия и показной вежливости. Мне это не нужно. Я веду себя с окружающими так, как чувствую, говорю, что думаю, либо не говорю вовсе. Общаюсь с теми, с кем приятно и хочется общаться. С остальными – свожу общение к минимуму. Есть разные виды общения с людьми – деловое, рабочее, приятельское, дружеское, близкое… И я стараюсь во всех видах общения быть честной. Не буду улыбаться и заискивать, если человек мне не приятен. Но при этом и не буду хамить или не уважительно относиться, если он не сделал мне ничего плохого. В любых отношениях я предпочитаю, прежде всего, честность. Может, зачастую это и вредит. Иногда, наверное, надо быть лояльнее, мягче, изворотливее… Но я не могу. Это не по мне. Я всегда даю четко понять, как отношусь к человеку. И жду того же в ответ. Прекрасно понимаю, что кому-то это может не нравится. Многим и я не нравлюсь по разным причинам. Но это ведь нормально. Это жизнь.Отчасти, именно из-за такой своей позиции к человеческим отношениям, я не хотела, чтобы многие узнали о моем диагнозе. Мне не нужна жалость или вежливое сочувствие. Повторяюсь. Но это так. И я опасалась, что мне этого не избежать. А очень не хотелось. Возможно, я слишком предвзята к окружающим, слишком требовательна и категорична. Скорее всего, так и есть. Но такова уж я. Изменить это у меня пока не получается. Потому и стала для меня большой неожиданностью та искренность, с которой люди, постепенно узнавая о моей болезни, меня поддерживали. Совершенно не навязчиво. Но искренне. Причем, что больше всего поразило, это КТО именно оказался рядом в трудную минуту. Этого я не ожидала. Как правило, надеешься только на самых близких. А тут мне постоянно стали писать люди, с которыми я в жизни или на работе практически не общалась. Ну разве что на уровне «привет-пока-как дела», да редких разговоров. И вдруг они оказались рядом. Просто так. Потому что хорошо ко мне относятся, потому что посчитали нужным быть рядом. Причем постоянно рядом. Каждый день. Находясь в некоторой изоляции – в больнице, я не осталась одна. Я постоянно общаюсь. Через все возможные соцсети. Я не искала этого общения, не просила. Я не люблю навязываться. Это мое основное правило в общении. Хочешь – будем общаться, нет – ну так нет. И вдруг оказалось, что я постоянно с кем-то разговариваю. ТАКОГО объема общения в моей жизни, наверное, еще не было. Мне начали писать столько друзей и знакомых, что иногда руки уставали отвечать. В каждой соцсети было открыто по несколько окон. И при этом я не видела того, что так боялась – жалости. Люди просто со мной разговаривали. Обо всем. Им действительно интересно, как у меня дела, как я себя чувствую, чем занимаюсь… Признаюсь, я не привыкла к такому. Я чересчур замкнутая до сих пор была. Открыто могла говорить только с самыми близкими. Я вообще не люблю о себе говорить, рассказывать. А тут.. Было странно.. Но приятно и интересно. Оказалось, много общаться с разными людьми – это здорово. И еще оказывается, вокруг меня столько замечательных, светлых, искренних людей… Нет, не подумайте, я и раньше знала, что они замечательные. Но меня поразила глубина их искренне хорошего отношения ко мне. Я увидела, что это не обычная вежливость, переживание за коллегу. А действительно искреннее дружеское отношение. Настоящая забота. И людей этих настолько много, что мне, правда, было неожиданно. И безумно приятно.Неожиданностей в отношениях с людьми вообще оказалось предостаточно. С одной стороны, я открыла для себя светлых искренних людей, с которыми до сих пор не особенно близко дружила. Они окружили меня таким вниманием и заботой, что у меня нет никакой возможности впасть в уныние или даже просто плохое настроение. Сразу же кто-то оказывается рядом. Пусть через расстояние. Но рядом. Отвлекают, развлекают, успокаивают. Оказалось, я легко могу с ними делиться какими-то тревогами, переживаниями и с такой же легкостью принимаю их помощь и поддержку. Раньше мне это было не свойственно. Приятное и полезное в себе открытие. Благодаря вам, дорогие мои друзья. Вы помогли мне открыть себя с новой, не привычной стороны. Развить то, чего мне не хватало в характере.С другой стороны – потеряла тех, кого реально считала близкими. По-настоящему близкими. Тех, в чьей поддержке, заботе и искренности не сомневалась ни на миг. Но их почему-то рядом нет. Совсем. Телефон молчит, и скайп, сообщений в соцсетях или аське тоже нет. Поначалу были. Какое-то время общение сохранялось. А потом, в какой-то момент, его вдруг не стало. Я не беспокоила этих друзей. Мало ли, бывают у каждого заботы, проблемы, требующие времени. Да и не в моих привычках навязываться… Но время шло, а сообщений не было. Даже раз в несколько дней, даже раз в неделю банального «Привет. Как дела?». Не было. Ничего. Это странно. Обидно. Ну, ладно. Видимо, так и должно было случиться. Я не в обиде. И зла не держу. Кто хочет общаться и быть рядом – общается. А кто-то ищет причины, почему этого не получается. Возможно, им тяжело воспринимать мою болезнь. Может, просто не знают, как себя вести и как поддержать… Не знаю. Я привыкла всегда искать причины поступков людей, пытаться понять мотивы. А тут не смогла. Может, просто потому, что нет этих объективных причин? Не знаю. Судить не берусь. Просто восприняла как данность. Я и раньше весьма философски подходила к человеческим взаимоотношениям, а сейчас тем более. Не хочу, чтобы люди относились ко мне как-то по особенному только потому, что у меня обнаружили лейкоз. Ну болезнь и болезнь. Меня-то она не поменяла. Я осталась прежней. Той же Инной Сипитой, которую все знали раньше. Да, что-то во мне меняется. Ценности, приоритеты, отношение к работе, людям, себе... Но это обычный внутренний процесс. Просто сейчас у меня на него есть время. Много времени и возможности всё обдумать. Вот я и задумалась, это близкие поменялись или просто я не тех людей посчитала близкими? Не знаю… С другой стороны, сердцу ведь не прикажешь. Я абсолютно искренне относилась, да и отношусь к этим людям. И мои внимание, общение и забота - от всего сердца. Потому что я люблю этих людей. Но коль уж так сложилось… Люди приходят в нашу жизнь на время, потом уходят. Но каждый приходит для чего-то, не просто так. Вот и я ни о чем не жалею. Те, кого я потеряла сейчас, все же дали мне многое, исполнили свою важную роль в моей жизни. Отпускать тоже надо уметь. Я отпустила.И всё же мне грех жаловаться. Меня столько людей поддерживают, что я это ощущаю даже физически. Не буду расписывать тут про телепатические связи между друзьями, про энергетические потоки… Кто-то в это верит, другие считают бредом. Я живу и воспринимаю мир по-своему. И всегда чувствовала людей. Их энергетику. И вот сейчас, находясь в больнице, это проявилось наиболее ярко. Я и не вспомню, пожалуй, момента, когда НАСТОЛЬКО чувствовала энергию других людей. Вот реально. Без шуток. Давно доказано, если о вас кто-то очень сильно думает и посылает вам мысленно свои добрые пожелания, вы это почувствуете. Я чувствую. Первый курс химиотерапии – особенно. Хотя тогда очень мало кто знал, что я в больнице. И тем более, по какому поводу. Но тем не менее, бывали моменты, когда я просто ощущала вливание в меня доброй энергии. Особенно это проявлялось во сне, когда подсознание свободно. Мне снились эти люди, они разговаривали со мной. Я просыпалась не просто в хорошем настроении, а как наполненный сосуд. Наполненный светом. Может, еще и поэтому мне легко дается лечение. Да, так и есть. И такие моменты потом возникали не раз. И сейчас случаются. Постепенно всё больше людей узнает о моей болезни, соответственно, увеличивается количество тех, кто искренне желает мне выздоровления. И шлет мне мысленно свой свет и любовь. Это очень помогает. У меня вроде бы и так с боевым настроем всё в порядке. Но когда ощущаешь столь сильную поддержку… словами это сложно передать. Это нужно прочувствовать. И я всем желаю испытать такое в жизни хотя бы раз. Не только онкобольным или вообще больным. А каждому человеку. Это непередаваемое, восхитительное ощущение. Мир становится ярче, проблемы тускнее. И есть абсолютная уверенность, что мне всё по плечу! Я выдержу всё, что предстоит!Продолжение следует...
Инна Сипита: "Острый лейкоз - не приговор. Я это докажу" (Часть IV)


Часть 4.Страхи, волосы, анорексия.Второй курс химиотерапии дался мне тяжелее первого. Организм был уже ослаблен. И препаратами, и диетами, и отсутствием прогулок. Из-за низких лейкоцитов на улицу не выпускали, окно не открывали. И природу я могла наблюдать только в окошко. А еще, конечно, моральная усталость. Находится в больнице так долго мне было уже тяжело психологически. Привыкнув к активной, насыщенной информацией и общением жизни, оказаться в изоляции мне тяжело. Конечно, спасает ноутбук с интернетом. Я постоянно общаюсь в соцсетях, в скайпе. В курсе всех новостей. Но живое общение с друзьями и близкими не заменит ничто. Мне этого очень не хватает. Моральный дух во время второго курса дал слабину. И хотя я старалась держаться, признаюсь, было нелегко.К этому времени от красной терапии начали выпадать волосы. Для меня это было страшно. Наверное, во всем лечении самый страшный и тяжелопреодолимый страх. Я и раньше слышала, что от красной терапии люди лысеют. Но одно дело, когда это слышишь или видишь от других, и совсем другое, когда проецируешь на себя. И непросто проецируешь, а понимаешь, что это случится и с тобой. Я всю жизнь ходила с длинными волосами. Мама в свое время приложила немало усилий, чтобы вырастить их густыми и красивыми. Я за 29 лет даже не стриглась коротко. Дважды под удлиненное каре, ради эксперимента. Всё. Я обожала свои длинные волосы. А предстояло их лишится. У меня случилась истерика. Самая настоящая. Со слезами, дрожью, невозможностью остановить рыдания. Выйти из этого состояния тогда помогли родные и друзья. В течение нескольких дней они разговаривали со мной по очереди, убеждая, что ничего страшного в выпадении волос нет. Приводили множество аргументов. Я слушала, но все равно не могла принять. Смешно? Глупо? Люди о здоровье переживают, за жизнь боятся. А я переживала из-за волос. Понимаю, глупо. Очень глупо. Но ничего не могла с собой поделать. В том, что я одолею болезнь, у меня не было и нет никаких сомнений. Вообще. Это даже не обсуждается. Я точно знаю, что справлюсь. А вот волос было жалко безумно.          Знакомый онколог каждый день пытался мне втолковать, насколько эти переживания бессмысленны. Я же всё надеялась. Что волосы выпадут не полностью, что что-то останется и можно будет коротко подстричься или нарастить. Глупо. Очень глупо. Но я цеплялась за иллюзии. Тогда онколог, уже как врач-специалист, объяснил сам процесс. Химиотерапия влияет на быстроделящиеся клетки. В нашем случае цель – раковые. Но воздействию подвергаются и здоровые. Это, прежде всего, волосяные. На всём теле, не только на голове. Их рост от химии прекращается. Волосы попросту отмирают. Да, какое-то время держатся. Но они уже мертвые. Более того, этот побочный эффект химии ярко говорит о том, что лечение действует. Волосы ДОЛЖНЫ выпасть. Иначе возникают вопросы в эффективности лечения. Именно это мне и втолковывал знакомый врач. Немножко успокоил. Но все равно лишиться волос было тяжко. Как правило, онкобольные не ждут и стригутся налысо. Я не смогла. Я мучала себя долго. Каждый день вычесывала по чуть-чуть локонами. Пока могла расчесывать – расчесывала. И постепенно привыкала, что волос все меньше, а скоро не останется совсем. Разрешила постричь и побрить себя только когда стала похожа на Бабу Ягу из анекдота. Ну помните, этот детский. Приходит Баба Яга в парикмахерскую с тремя волосинками на голове и говорит мастеру: «Мне на праздник идти, сделайте прическу с бантиком». Мастер прикоснулся к одному волоску – он и упал, прикоснулся ко второму – тоже. Баба Яга поглядела на это, махнула головой и сказала: «Ай, ладно, с распущенными пойду». Вот так и я. Побрилась, когда волос уже почти не осталось.А еще усилились побочные эффекты препаратов. Не слишком, но на ослабленный организм я почувствовала их больше, чем в первый курс. Самое противное - постоянная тошнота. Рвоты не было, но тошнота постоянно. А еще горький вкус во рту. Он был и в первый раз. Но сейчас я его ощущала сильнее. Вся еда на вкус одинакова. Удовольствия никакого. Аппетит пропал вообще. Напрочь. Тошнота, горечь и отсутствие аппетита вызывали отвращение от еды. Я практически перестала есть. Первые дни второго курса еще понемногу ела. К третьему почти перестала. На четвертый не могла есть совсем. Отвращение вызывала даже сама мысль о еде. При этом была большая слабость и полная апатия. Не хотелось даже вставать с кровати. Совсем. Да я, собственно, и не вставала дня два. Только в туалет. Даже воду практически пить перестала. И всё время хотелось плакать. Куда делся мой оптимистичный настрой и боевой дух не знаю. Но в тот момент было очень тяжело. Вовремя приехали родные – мама и кума. И сразу же взялись за дело. Начали приводить меня в чувство. Сначала пытались напоить кефиром. Хотя бы полчашки. Выпила. Через 10 минут отдала обратно. Полностью. До желчи. Испугалась. Я вдруг осознала, что два дня уже не ем. И более того, мой организм перестал принимать пищу вообще. В следующий раз я вырвала только от разговоров о еде. Рвать было нечем, одна желчь. Но выворачивало нещадно. И тогда я вдруг с испугом поняла – вот так начинается анорексия. Еще чуть-чуть и всё. Я добавлю себе забот. И сильно наврежу организму и лечению. Испугалась жутко. Я вдруг на себе увидела, как легко стать анорексичкой, и какие изменения при этом происходят в психике. Я поняла, что если что-то не сделать сейчас же, потом вернуться в нормальное состояние я сама не смогу. Сидела плакала и просила родных заменить мне мозги. Потому что понимала, основная причина моего состояния – психологическая. Я не нашла ничего лучше, чем спрятаться от побочных эффектов химии. Еда вызывает отвращение, тошноту? Проще не есть. И не ела. А то, что организму нужны силы, как-то позабыла.Родные уже не знали что и делать. Пытались накормить меня с ложки. Я не могла. Заставляли каждые 10 минут пить хотя бы по глотку воды. Это максимум, что я смогла. Мама уже была в отчаяньи. Я тоже. А сделать ничего не могла. Ситуацию исправила случайно проходящая мимо медсестра. Увидев мое состояние и выяснив, в чем дело, ушла за нужным препаратом. Один укол, и через полчаса я смогла съесть немного манной каши. А медсестра отругала меня за то, что я молчала так долго о своем состоянии. Я вообще постоянно о нем молчала, что бы со мной не происходило. Стеснялась что ли… Мне казалось, что я чувствую себя не настолько плохо, как некоторые в отделении, и поэтому говорить не о чем. Перетерплю. А не нужно этого. И врачи. И медсестры всегда твердят одно – говорите обо всем. Вам можно помочь. Но только если знать, что происходит. Я двое суток морила себя голодом из-за тошноты. А чтобы мне помочь, оказалось достаточно одного правильного укола. Препарат, забота и любовь родных людей, их объятия и нужные слова, плюс моё упрямство все же сделали свое дело. Я начала приходить в себя. По чуть-чуть, по ложке-две в пять минут, но меня все же накормили. И еда, хоть и вызывала отвращение, хотя бы не вернулась назад. Мозги и моральный настрой тоже постепенно возвращались в норму. Как это тогда далось моим родным не берусь судить. Понимаю, что тяжело. Они тогда влили в меня немало своей энергии и любви. Позже рассказывали, что мое состояние их сильно напугало. Они провели со мной почти весь день, пока не убедились, что я пришла в себя и начала есть и пить. Для меня поддержка близких стала настоящим спасением. Настроение было ниже плинтуса. Мне хотелось быть маленькой, свернуться калачиком у мамы на коленях и плакать. Я так и делала тот весь день. Иногда полезно поплакать. Даже сильным людям. Нужно просто выпустить из себя усталость, негатив, плохие мысли. Выгнать их вместе со слезами. У меня тогда получилось. А дальше характер взял своё. Вспомнил, что я никогда не сдаюсь, что нужно быть сильной – ради себя, ради близких, вопреки всему.Продолжение следует…Часть IЧасть IIЧасть III
Инна Сипита: "Острый лейкоз - не приговор. Я это докажу" (Часть III)


Часть 3.ПациентыНаходиться в среде онкобольных уже тяжело. Но когда еще и видишь настрой этих людей, становится вообще жутко. Я, как ни думаю, ни анализирую, так и не могу понять, это люди себя настолько не любят или просто привыкли все время себя жалеть? КАК? КАК можно всё время говорить только о своей болезни?? Симптомы, анализы, протекание, лечение... Смерть... У большинства пациентов, по моим наблюдениям, разговоры чаще всего об этом. О телепередачах про рак, об известных людях, которые умерли от рака. По сути, о безысходности. У меня один вопрос. Поговорить больше не о чем?? А примеров, когда те же известные люди, вылечивались от рака и еще долго жили счастливо, вы в упор не видите??!! Снова возвращаемся к настрою. Если видеть тьму – вокруг и будет только темно. Болезнь, болезнь, болезнь... Плохо, плохо, плохо… Слезы, стенания, причитания… Да что за бред? Я когда это увидела и услышала в отделении, сразу для себя решила, что даже из палаты выходить не буду, если понадобиться, только бы не слышать все эти глупости. Пришел лечиться – лечись, а не стенай!Несколько реальных примеров. Эти пациентки меня поразили. А если быть точной, взбесили. Дама номер 1. Поступила к нам в палату и сразу начала говорить о болезни. Расспрашивать о наших, рассказывать о своей. С очень грустным трагичным видом. Причем, ее даже не смущало, что мы отвечаем не охотно. Моя соседка и вовсе быстро вышла из палаты, чтобы этого не слышать. Я уткнулась в ноутбук, но даму это не останавливало. Она то начинала плакать, то говорить о том, что даже Горбачева со своими деньгами не смогла вылечиться. То рассказывала о каких-то людях, которые болели раком, перенесли операции и все равно умерли… Короче, полная безнадега. Ах, да.. Еще же надо было поделиться впечатлениями от множества телепередач про рак. Весьма ценная и нужная мне информация. Ага…Позже выяснилось, что дама эта болеет уже пять лет. ПЯТЬ!!! И по-прежнему стенает и стонет! А видели бы вы, что происходит с ней, когда ей делают процедуры… Ну за пять-то лет можно уже привыкнуть и к капельницам, и к уколам. Тем более, что это необходимость. Каждый раз, когда нашей героине ставили капельницу, она рыдала. В прямом смысле. Сопровождая это стенаниями, как она устала, как ей все время плохо, как она уже больше не может… То есть, лечиться пять лет может, а терпеть капельницы не может. Мне этого не понять. Поразительно и другое. На фоне лечения от рака, у нее появились некоторые сопутствующие болезни. Нормальное явление. Вполне логичное и ожидаемое. Химия есть химия. Вот что бы сделал любой нормальный человек, если, предположим, у него начались проблемы с кишечником? Правильно, обратился к специалисту за консультацией и необходимым лечением. Ага, наивные. Зачем это? Гораздо же проще стонать и плакать, жаловаться гематологу, что всё плохо, потому что болит не то, что лечит гематолог. И это я слышала каждое посещение врачом этой пациентки. Честно, иногда хотелось стукнуть. Либо я чересчур категоричная, либо что-то все же не так. Но я не понимаю, как можно все время стенать и плакать о плохом самочувствиии при этом не делать ничего для его улучшения. Это же ТВОЁ здоровье. И если ты не занимаешься им, то почему это должен делать кто-то другой? И какого результата ты тогда ждешь? Излечения? Маловероятно…Дама номер 2. Она поступила в нашу палату позже. И сразу же попыталась установить свои правила проживания. Сказать, что это удивило, не сказать ничего. Во-первых, мы находились здесь уже давно и выработали свои правила. Во-вторых, приходя в любой коллектив, тем более, в условиях коммунального проживания, нужно уметь находить компромиссы. Эта дама решила, что все должны жить так, как хочется ей. Ложиться спать в девять вечера, говорить тем тоном, чтоб ей не мешать, отвечать на все ее сверхлюбопытные вопросы и постоянно поддерживать только ей нужные разговоры. Я и моя соседка по палате с этим категорически не согласились. И да, возможно было найти компромиссы, как воспитанные люди. Если бы героиня сразу же не проявила неуважение. Иначе говоря, мы ее правила исполнять должны были, а вот наши пожелания и привычки как-то игнорировались. В первую же ночь дама решила, что два часа ночи – самое время чтобы шебуршать сумками, пакетами и издавать прочие громкие звуки. То, что рядом спят, ее не волновало. Утром пришлось поскандалить. Ну да это дело житейское. Поразило меня в ней другое. Болеет уже 12 лет. 12!! Я не берусь судить о болезнях. Конечно, есть такие, что лечатся долго, но люди при этом относительно нормально живут. И это хорошо. Насколько возможно, конечно. Главное ведь – живут. Но, опять же, возвращаемся к отношениюсвоей болезни. Либо вы ее принимаете и лечит, либо начинаете жалеть себя. Тогда у меня возникает закономерный вопрос. Вы как собираетесь вылечиться? Вы вообще хотите выздороветь??Конечно, врачи делают всё возможное, а иногда и больше. Конечно, близкие стараются вас поддержать и помочь по мере сил. НО. Самый главный помощник и лекарь – это ВЫ. Только вы сами можете регулировать свое здоровье. Если все время себя жалеть, говорить и убеждать себя, что всё плохо, что лекарства недостаточно или медленно действуют, что просвета нет и вообще вокруг сплошная тьма, то ни о каком выздоровлении речи быть не может. По определению. Просто потому, что ВЫ этого не хотите. И организм вас слушает. Снова банальный пример с гриппом или простудой. Если вовремя начать лечить и захотеть выздороветь, хворь достаточно быстро отступает. Если же вам захотелось себя пожалеть, отдохнуть, поваляться в окружении и заботе близких, то болеете вы гораздо дольше. Каждый с таким явлением сталкивался, я уверенна.Так вот дама номер два явно не хочет выздороветь. Иначе ее поведение я объяснить не могу. Постоянно стонет и стенает. Постоянно находит в себе новые хвори. Причем взаимосвязь порой невероятная. Например, если болит голова, значит, по ее мнению, у нее температура. Тут же надо померить. Градусник, разумеется, ничего не показывает. Это значит вы здоровы? Вовсе нет! Это значит – градусник не работает! Настолько сильное желание у человека поболеть. От открытой двери в палату, по ее мнению, у нее обязательно заболят зубы и все, что угодно. Свет мешает спать и обеспечивает головную боль. Стук по клавишам ноутбука – тоже к плохому самочувствию. Долгая тишина в палате – снова повод постонать. Пока она лежала, тишины не было практически никогда. Стоны, стенания, причитания… При этом дама практически полностью игнорировала рекомендации лечащего врача. Учитывая результаты анализов крови пациентке рекомендовали диету. Соблюдая ее, можно улучшить анализы и, соответственно, самочувствие. Так думаю и делаю я, так же действует и любой разумный человек. Вроде бы… Но. Нельзя фрукты и овощи, а очень хочется? Значит, можно! Ну и что, что диета. Дама болеет сахарным диабетом в тяжелой форме и колет несколько раз в сутки инсулин, а значит – определенная диета? Ну и что! Мы едим сладкие фрукты и все, что нам хочется. А потом причитаем, что сахар поднимается. Нет, вы не подумайте, он не от фруктов! Это соседки по палате нервы треплют. Вот сахар и поднимается. Лечение говорите? Я снова задаю вопрос, диагноз – это повод его побороть или себя пожалеть и привлечь внимание к собственной персоне? Дама номер 2, кстати, усиленно этим пользовалась. Постоянно изводила всех своих родных звонками с жалобами и требованиями внимания. Ей хотелось, чтобы в палате вокруг нее постоянно кто-то был из близких. И всё равно, что у них свои дела и заботы, что они и так ее навещают, звонят и всячески поддерживают. Ей этого мало. Я это к чему так подробно рассказываю. К тому, что заболев, пусть даже и раком, определитесь для себя, чего хотите. Выздороветь? Или привлечь внимание и пожалеть себя? Этот выбор, если не половина дела, то весьма значительный кирпичик в вашем лечении.Продолжение следует...Часть IЧасть II
Инна Сипита: "Острый лейкоз - не приговор. Я это докажу" (Часть II)


Часть 2.Первая химиотерапияЛечение я начала сразу после обнаружения диагноза. Как и советовал врач – не тянула. И хотя это было не просто по разным обстоятельствам, мне повезло. Хотя, как сказать повезло. Скорее посчастливилось, что рядом в нужный момент оказались хорошие люди. Я повторяюсь. Но это важно. В таком деле нельзя терять ни дня. Так я считаю. Так считали и они, и сделали всё, чтобы ускорить процесс. И вот – больничная палата.Должна сказать, что в больнице последний раз в своей жизни я лежала года в два. С воспалением легких. С тех пор – ни разу. Как ложатся в больницы, что туда с собой берут и как вообще себя вести, я не знала. Смешно, казалось бы? А для меня проблема. Я настолько привыкла к определенной психологической окружающей обстановке, что мне сложно обычно быстро приспосабливаться к чему-то новому, тем более неизвестному. Да еще и к больнице, где лежат особенные пациенты. О них, кстати, тоже будет отдельный разговор.В общем, пришла я в палату с ощущением полной неизвестности и непонимания. Но как всегда с улыбкой. Это моя отличительная черта. Как бы не было плохо, я практически всегда улыбаюсь. Не той показной американской улыбкой, а настоящей. Просто потому, что считаю уныние грехом и самовредительством. Как ты смотришь на мир – сквозь улыбку или уныние – так он тебе и отвечает. В любых обстоятельствах и событиях. Так вот об улыбке. Вы же знаете, что она творит чудеса? Вот и в этот раз, одна моя улыбка смогла не то, чтобы изменить, но поразить одного человека. В палате со мной оказалась женщина, которой принять свой диагноз было сложно, даже невозможно. Она отказывалась верить. Восприняла его как приговор. И как потом мне рассказала Вика, ее глубоко поразило, что человек с таким диагнозом может улыбаться. До сих пор Виктория постоянно плакала. А вот я плакать не могла. И это был даже не психологический барьер. А просто понимание того, что слезами делу не поможешь, плакать попросту бессмысленно. Да и настрой в данной ситуации играет далеко не последнюю роль.Что такое химиотерапия, я представляла плохо. Знала общую информацию. И всё. Читать в интернете особенно не хотелось. Там столько самой разной, порой противоречивой, а главное, нередко вредной информации, что я решила не забивать себе голову ерундой. И просто довериться врачам. Страшно было. Да. От неизвестности, прежде всего. От того, что была наслышана про ужасы химиотерапии. В обществе вообще много мифов и страхов из-за раковых заболеваний. На слуху, как правило, только самое ужасное. При слове химиотерапия, практически у любого возникают ассоциации с рвотой, плохим самочувствием, ужасным внешним видом и прочее, перечислять не буду. Скажу сразу – часть правда, часть нет. Как обычно в любой ситуации. Всё индивидуально. Да и звучит химиотерапия скорее страшно, чем есть на самом деле. Опять же – всё дело в стереотипах. Короче, не так страшен чёрт, как его малюют. Банально. Но факт. И это надо осознавать. Главное – результат. Всё можно выдержать, если очень-очень этого захотеть.Мой первый курс, да и несколько последующих тоже, включал в себя цитозар и, так называемую, красную терапию. Говорят, от них много побочных эффектов. Весьма неприятных. У кого-то это действительно так. Я наблюдала, как людей рвало постоянно, как им всё время было плохо. Но каждый, повторюсь, каждый переносит по-своему. Это сугубо индивидуально. Зависит от состояния организма, от внутренних резервов и, что немаловажно, от настроя. Это как с микстурой от кашля. Если все время думать, что она горькая, то пить невозможно. Но если воспринимать, как необходимость, которая помогает организму, глотается легко. Ну что я вам рассказываю? Сами можете привести немало подобных аналогий. Вот и я воспринимала препараты как данность. Первый курс я перенесла легко. Не буду утверждать, что совсем без побочных эффектов. Но они были легкими, некоторые забавными. И мне никаких особенных неудобств не доставили. Капельницы с красной терапией я переносила легко, сопутствующие препараты тоже. Еще все время шутила с медсестрами, что все жидкости в мои вены вливаются как в пустыню Сахару, гораздо быстрее, чем персонал привык. Видимо, я очень хотела лечиться. Уколы давались чуть сложнее. Врач предупреждала о возможной тошноте и рвоте, давала противорвотные препараты. Меня же лишь слегка мутило после укола. Причем даже не после каждого. А их ставили дважды в сутки. Из распространенных побочных эффектов – изменение вкуса. Во рту постоянная горечь. Поменялись вкусовые ощущения. Еда практически вся стала одного вкуса. Это было неприятно, но ведь не трагично. Правда ли? Вполне можно пережить. Забавнее было усиление обоняния. Вот это проблема… Я стала резко ощущать ВСЕ запахи. Настолько четко, что это сводило с ума. Зато начала понимать, каково живется нюхачам. Вот бедные люди... Оно, конечно, приятно различать тонкие ароматы и их оттенки. Но ведь вокруг множество и не самых приятных, мягко говоря, запахов. А теперь представьте, что вы их чувствуете все и постоянно. Цветы, духи, запахи белья, одежды, пота, фруктов, еды, различных флаконов и прочее, прочее.. Так вот я их различала. Это сводило с ума. Мне все время что-то воняло. То есть, раздражали даже вроде бы приятные запахи. Просто потому что я их чувствовала слишком резко. И их было так много… Я различала отдельно запахи каждого флакона в своей прикроватной тумбочке – гели, тоники, масла. Даже запах таблеток в стеклянной баночке. Не говорю уже о еде. Всё время хотелось что-нибудь выкинуть, лишь бы избавиться от запаха. Хотя бы потому, что острое обоняние помноженное на периодическую тошноту напрочь отбивало аппетит. Есть себя попросту заставляла. Но с другой стороны – это такая ерунда на фоне прочего. Ну подумаешь, запахи раздражают. Кто-то вон с «белым другом» вовсе не расстается. Поэтому мне было грех жаловаться. Для меня первый курс прошел легко. Анализируя, почему, я пришла к простым выводам. Во-первых, мой организм, несмотря на предыдущее долгое плохое самочувствие, был готов к химии. До поступления в онкоцентр, терапевт успел пролечить меня от нервов и давления. Кроме того, несколько недель я принимала комплекс поливитаминов и минералов. А еще, по совету знакомого онколога, трижды в день пила экстракт валерьянки. И нервы успокоила, и организму помогла. Плюс настрой. Опять же, не устану повторяться. Я четко ставила себе цель – вылечиться. А значит, никакого уныния, никаких плохих эмоций и тем более ожиданий. Только упорство, настойчивость и позитив! Я не позволяю своему организму расслабиться и заставляю его бороться. Рассказывать тут о скрытых резервах человеческого организма не буду. Информации об этом можно найти много. Да и у каждого человека к своему телу свой подход. Главное, помнить об этом ресурсе. И использовать его на всю катушку. Когда на кону, по сути, жизнь, не до предрассудков. В ход идет всё! Главное, с умом и сознанием.Я со своим организмом всё время разговариваю. Всю жизнь. Сколько себя помню. Я никогда не воспринимала его как что-то отдельное. Еще в детстве опытным путем поняла, что самовнушение – великая сила. Тут главное уловить разницу между бездумным слепым самовнушением и осознанной работой, когда ты четко понимаешь, что тебе нужно и такую же четкую команду даешь своему организму. Я рано научилась этим управлять. Учитывая мои проблемы с давлением - в детстве у меня часто сильно болела голова, бывали резкие головокружения - уже тогда я научилась справляться с легкими приступами без таблеток. Не любила их. Мне оказалось легче понять, как работает организм, чем пить всякую гадость. Упрямство может, а может, просто ранее самосознание. Не берусь судить. Каждый живет, как ему удобно. Я, например, никогда не любила зависеть от чего-либо. Даже от таблеток. Предпочитала сама всё контролировать. В итоге, мне удалось достичь взаимопонимания со своим телом. Может,и не полного. Но всё же. Когда очень надо, организм меня слушает.Во время любого недомогания, тем более серьезной болезни, нужно договариваться со своим организмом. Я не просто так повторяю это часто. Это действительно нужно делать. И это действенно. Проверила на себе. Кстати, если порыть просторы интернета, вы найдете немало историй, когда даже маленькие детки, больные раком, представляли себе игру в войнушку, где солдатами были красные и белые кровяные тельца. Да и других примеров множество. Как бы банально не звучало. Но нельзя терять присутствия духа и оптимизма. Если вы настроите себя на позитивный результат, рано или поздно, но он придет. Элементарная психология – если ждешь и видишь только плохое, то оно и случится. Настроишься на хорошее – придет именно оно. Я себя изначально настраиваю только так. У меня вообще нет никаких сомнений, что я вылечу лейкоз. Желательно побыстрее. Идеально – полностью. В короткие сроки – вообще супер. Чересчур амбициозная цель, скажете? Да. Такая. Другой я себе и не ставлю. При этом четко осознаю все риски и реальности. Но вы же помните – просите больше, чтоб получить хоть что-то. Я не прошу. Я требую. У своего организма, у жизни, у Бога. Никаких сомнений – болезнь я одолею! С другим подходом начинать лечение попросту бессмысленно. Эффекта не будет. И это не мои домыслы. Это факт. Я это видела своими глазами. В больнице чего только не насмотришься.Продолжение следует...Часть I
Инна Сипита: "Острый лейкоз - не приговор. Я это докажу" (Часть I)
Этот текст перевернул мое сознание. Я хочу поделиться откровением моей коллеги, доброй и искренней девчонки, которая столкнулась с большим испытанием, но посильным. Я верю, она справится! Я буду просить у Бога скорейшего выздоровления Инне Сипите!Она отправила письмо в адрес редакции Онкологи Приднестровья, цель которого – поделиться своими мыслями и переживаниями о своей борьбе с острым лейкозом, показать онкологическое заболевание крови изнутри, и всем доказать: ОСТРЫЙ ЛЕЙКОЗ – ЭТО НЕ ПРИГОВОР!!!

ПредисловиеТемп и ритм нашей жизни постоянно гонят нас вперед, заставляя решать текущие проблемы, добиваться целей, ставить новые. При этом мы зачастую забываем о себе и своих потребностях. Думаем лишь о том, сколько всего еще нужно сделать. Как нам обеспечить себе комфорт, благополучие, карьеру и достаток. А вот вопросы о здоровье уходят даже не на второй план. Ровно до тех пор, пока однажды не грянет гром.Я всё время несусь вперед. Если обернуться на последние лет 5, то окажется, что в моей жизни кроме работы и не было ничего. Я ее очень люблю. Безумно. Постоянные встречи с новыми людьми, огромные потоки новой интересной информации. Столько всего, что захватывает вихрем... Я не могла и не хотела остановиться. Надо работать много? Допоздна? Буду. Без выходных? Конечно! И не важно, что у организма есть пределы, что ему надо отдыхать. Я же сильная! Какие могут быть препятствия, какие сомнения? Я справлюсь со всем! И даже когда мой организм умолял остановиться, хоть на время передохнуть, сваливал меня с ног сильнейшими простудами, даже тогда я не останавливалась. Но природа все же мудрее… И однажды сказала мне – СТОП.Часть 1Как рядовой поход к терапевту изменил жизньКаким бы сильным человек не был, но порой сложно все же не обращать внимания на плохое самочувствие. Вот и у меня так случилось. Даже привыкнув за всю жизнь к перепадам давления, научившись жить с вегето-сосудистой дистонией, как-то наступил момент, когда стало уж совсем невмоготу. Слишком долго длилось это состояние – постоянно низкое давление, головокружения, легкая слабость. Для меня – сильного и упрямого человека – это было недопустимо. Это мешало моей работе. А уж когда я вдруг упала в обморок, пришлось и вовсе признать, что дело зашло слишком далеко. Визит к врачу откладывать больше нельзя.К участковому терапевту я шла с абсолютной уверенностью, что ничего серьезного у меня нет. Ну да, перенапряглась, перетрудилась, вот организм и взбунтовался. Врач назначил обычное в таких случаях лечение, посоветовал пить витамины и отдохнуть от работы. Но при этом, как хороший специалист, все же отправил сдавать меня многочисленные анализы. Ведь причин у долгого низкого давления может быть много. И надо их исключить. Все результаты анализов оказались хорошими. По всему выходило, что я здорова. Кроме одного. Терапевта смутила кровь. Одна маленькая (вернее, наоборот, большая) цифра показывала, что в моей крови есть что-то лишнее. И эта одна маленькая цифра тогда изменила мою жизнь…По совету терапевта я отправилась на консультацию к гематологу. И вот тут меня ждал сюрприз. Весьма неприятный. Едва взглянув на анализ, специалист по крови сходу сказала: «У меня для Вас не радостные новости». И начала рассказывать по показатели крови, которые слишком завышены, про клетки, которых в крови здорового человека быть не должно вовсе. Задавать такие вопросы о моем здоровье и моей семье, что у меня уже даже не осталось сомнений – врач говорит об онкологии. Гематолог еще долго говорила о диагнозе, о том, что это не приговор, что с ним живут. И в зависимости от формы, живут долго даже без специализированного лечения.Я внимательно слушала, отвечала. А у самой в голове только одна мысль: «Это невозможно. Этого просто не может быть. Как? Почему? Это ошибка.» Я слишком упряма, чтобы согласиться. От врача я помчалась в лабораторию пересдавать кровь на анализ. Я была уверенна, что всё в порядке, что просто анализ не верен. Глупо, да? С другой стороны, это стандартная реакция любого человека. И всё же перепроверить было надо.Второй анализ оказался хоть и несколько другим, но не опроверг диагноз. И тогда, чтобы отмести все сомнения, я решила проверить третий раз – в Кишиневе. Всё же и специалисты, и оборудование там выше уровнем. А когда речь идет не просто о здоровье, а по сути о твоей жизни, ищешь только лучшее и надежное.Эти несколько дней, пока я проверяла кровь, я пыталась понять, что со мной происходит. Услышать такой диагноз – не просто. И пусть меня уверяли, что он не страшен, что с ним долго живут. Мне хотелось его опровергнуть. Я четко понимала – жизнь уже не будет прежней. Она изменится. И сильно. В те дни – до подтверждения диагноза – меня спасало только природное упрямство. Впрочем, забегая вперед, скажу, что оно вообще оказалось серьезным подспорьем в борьбе. Но об этом позже. А тогда, из упрямства, я отказывалась принимать мысль об онкологии, как свершившуюся и неизменную. Да и близкая подруга, которая была со мной в момент беседы с гематологом, тоже запретила мне об этом думать. Яна, как мудрый и верный друг, тогда постоянно повторяла: «Не расстраивайся сейчас, когда еще не знаешь наверняка. Расстроиться всегда успеешь. Сейчас надо – действовать». Спорить с этим сложно. Да и характер у меня не тот, чтоб вот так легко и сразу опустить руки и сдаться.В Кишиневе я снова сдала кровь на анализ, по его результатам врач взял у меня пробу костного мозга, сделав стернальную пункцию. Оба анализа подтвердили диагноз. Лейкоз. В острой форме. Все сомнения отпали – у меня рак. Шок? Шок. Хотя я уже и была готова услышать этот диагноз. Но ведь всегда остается маленькая надежда. Была она и у меня. Но нет. Сидя в кабинете у врача, пришлось признаться себе, что это всё-таки случилось. У меня рак. Страшный диагноз, о котором мы слышим чаще всего только ужасное. Впереди – не просто неизвестность, а только тьма. Так думает практически каждый, кто слышит о таком диагнозе. И скажу я вам – это в корне не верно! Стоит только допустить плохую мысль, и начать думать о том, что теперь все кончено, и уж тем более, не дай Бог, допустить мысль о смерти, считайте болезнь выиграла первый раунд. Причем вчистую. Первая мысль, которая должна появиться в голове после оглашения диагноза – что делать. Именно этот вопрос я и задала врачу. Что теперь делать? Диагноз есть. Форма определена. Но ведь это только начало. Я не умру завтра или послезавтра. Не умру через год. Да я вообще и умирать-то не собираюсь! Во всяком случае в ближайшие лет 70. Мне еще нет 30! О каком конце жизни можно говорить??И вот тут я снова должна поблагодарить жизнь, судьбу, провидение или не знаю, что еще. Но в моей истории с первого дня рядом оказались специалисты высокого уровня. Не только как профессионалы, но и как люди. Участковый терапевт вовремя обратил внимание на показатели крови, гематолог дал дельный совет и постарался не вогнать меня в панику, кишиневский врач и вовсе спокойно объяснил, что лейкоз, хоть и звучит страшно, но лечится. Тем более, в той острой форме, что обнаружена у меня. Опытные врачи, все же, еще и хорошие психологи. Мой врач, видимо сразу считав мой психотип, даже не стал вести никаких успокоительных бесед. Его речь была лаконична и весьма конкретна. И уместилась в несколько предложений. «Зря не переживайте. Болезнь лечится. Не тяните время, оформляйте документы. Через две недели я Вас жду на лечении». И тут же при мне позвонил профессору, проконсультировался и договорился о предстоящем лечении. Вышла из кабинета я в большом смятении…Какой бы сильный характер не был, принять такую весть достаточно сложно. Онкозаболевание. И тут не важно – страшное или не страшное. Это в любом случае серьезно. Это в любом случае страшно. Слишком уж много вокруг этого шуму и ужастиков. Конечно же, они все сразу приходят в голову и атакуют. Я вышла из кабинета едва сдерживая слёзы. Ком в горле стоял такой, что мне казалось, если я открою рот, из него вырвутся не просто рыдания. Рык! Дикий звериный оглушающий рык. Меня изнутри разрывало на части. Я не видела ничего перед собой. И к выходу шла на автопилоте, вслед за подругой, которая меня сопровождала к врачу. А в это время в голове... Я даже не знаю, как это описать. Одновременно оглушающая пустота и полный хаос самых разных мыслей, порой не связанных между собой. Одна часть меня плакала и жалела себя, вторая начала думать, как действовать. И я очень благодарна подруге, которая в тот момент была рядом. Она не утешала, не успокаивала особенно. Она сама была в шоке. И смогла сказать лишь несколько фраз – не переживай, вместе мы со всем справимся. А у меня снова сработал мой упрямый характер. Я очень не люблю причинять боль близким и нагружать их своими проблемами. Вот и тут, даже в состоянии шока, я настолько боялась огорчить близкого человека, что сквозь тихую истерику начала сама себя уговаривать успокоиться. Конечно, каждый справляется по-своему с тяжелыми вестями. Но я всегда отличалась повышенным оптимизмом и упрямством. Я не зря так часто повторяю это слово – упрямство. Мне это качество не раз помогало в жизни. А в болезни стало не просто спутником, а верным помощником. У меня лейкоз? Смертельно опасная болезнь говорите? Страшно? Не известно, что дальше? Да сейчас!! Прям вот так я и сдалась!! Не бывать этому!! Я через столько в жизни прошла, переживала и трудности и разочарования и предательства, чтобы сейчас вот так просто опустить руки и сдаться перед какой-то болезнью??! Не бывать этому!! НИКОГДА!!Вот именно этот настрой – НИКОГДА НЕ СДАМСЯ – было первое, что я для себя определила. Я привыкла бороться. Со своим характером, недостатками, обстоятельствами, трудностями, людьми.. У каждого есть такой список. Но меня всегда отличало одно – не смотря ни на что, и вопреки всему, я буду бороться до конца. Я должна победить. И сейчас тем более вариантов нет. Сдаться на милость какой-то болезни? С чего вдруг? Ну да, не грипп, да сложнее. Но ведь я не калека, не при смерти. У меня ведь по сути даже плохого самочувствия не было. Нервное переутомление и перенапряжение под действием лекарств и отдыха постепенно отступило. Так почему я должна смиренно принять, что какие-то там клетки, которые слишком ленивы, чтобы правильно созревать, портят мне кровь в прямом смысле этого слова? Ну уж нет! Я давно для себя усвоила, человеческий организм – своеобразная машина. Со своими правилами, механизмами, внутренними связями. И как любой механизм, его работу тоже можно контролировать. Любой человек делает это постоянно. Ведь как часто во время простуды, головной боли или еще какого-то мелкого недомогания вам удается «уговорить» свой организм побыстрее вылечиться или просто отреагировать так, как нужно вам. Наверняка, такое бывало не раз. Мы делаем это обычно на автомате. Простыли, а впереди важная встреча – уговариваем организм и к утру чувствуем себя лучше. Хочется поспать, а надо сделать срочную работу – опять в ход идут уговоры. Это обычное дело. Главное, уметь слушать и слышать свой организм. Так если это работает в мелких недомоганиях, почему не сработает при серьезной болезни? У меня даже сомнений не возникло, что я смогу справиться.Тяжелее мне далось другое. Как сообщить близким. Я очень люблю своих родных – семью, друзей. И очень не люблю их расстраивать. А тут такое… В голове все время крутилось только одно – как сказать. Как сказать так, чтобы у родителей не случился инфаркт, чтобы не шокировать близких друзей. И главное, чтобы меня не начали жалеть и не поставили на мне крест, как это принято шаблонно в обществе в таких случаях. Мне не нужна жалость! При всем при этом, еще и нужно было действовать. Лейкоз не терпит отлагательств. Мне поставили диагноз вовремя, на ранней стадии. И запускать болезнь, позволять ей захватить все больше мой организм я не имела права. Прежде всего перед собой! В общем, сказать, что в голове был полнейший хаос, не сказать ничего… Но опять же, тут сработал мой характер и упрямство. Пока сердце и чувства ушли в разброд и шатания, то впадая в жалость к самой себе, то в истерику из-за близких, вторая половина сознания решала, что делать. Ясно было одно. Самой с этим не справиться. И дело прежде всего, не в психологической поддержке, а вполне реальной. Оставаться наедине с такой бедой нельзя. Один гору не сломит. Как бы банально это не звучало. И хотя я не привыкла просить помощи, тут у меня выбора не было никакого. На кону – здоровье, и даже жизнь.И снова я благодарю судьбу, что рядом оказались те, кто помог. Я смогла отринуть всю свою природную скромность, перебороть неумение просить помощи и попросила. У людей, которых на тот момент не могла назвать и близкими. С этого момента моя жизнь завертелась вихрем. События начали развиваться столь стремительно, что у меня совершенно не оставалось времени впасть в уныние. Меня поддержали, мне помогали так, как я даже не просила. Просто рядом оказались неравнодушные светлые люди, для которых чужая беда повод не для обсуждения, а действия.Продолжение следует...
Герои Великой Победы


В Приднестровской столице сегодня, 9 Мая, открывается фотовыставка «Герои Великой Победы». Авторы работ: Евгения Чекой, Юлия Единак, Мария Левыкина, Алёна Петренко, Юлия Звягинцева, Ольга Колчина и Екатерина Симаченко. Текст - Ирина Верещагина.

Представляем вашему вниманию фотографии людей, которые жили в наших сердцах почти ежеминутно на протяжении почти двух месяцев и которые останутся там НАВСЕГДА!!!Евдокия Филипповна Данилевская

О войне узнала во время школьного выпускного вечера. На фронт она попала упорством и непрерывными прошениями, взяли в 17-ую воздушную армию, с которой Евдокия Филипповна и прошла всю войну. Фронтовичка, участница битв за Сталинград и на Курской дуге, с особым трепетом и болью вспоминает те страшные месяцы обороны и освободительного наступления. Со своими фронтовыми товарищами освободила Украину, Молдавию, Румынию, Болгарию, Венгрию и Австрию. На боевых полях получила шесть ранений и контузию. До сих пор Евдокия Филипповна во снах видит войну и себя на фоне самолётов, стартующих в небо.Масляев Николай Иванович

Боевой путь начал в 1943 году в составе II Прибалтийского фронта. Война забрала жизни отца и братьев. После тяжелого ранения полтора года провел в госпитале, где и встретил День победы.Вера Михайловна Балабанова

Помнит каждый день войны. В 1941 году она была юной учительницей и не сразу оказалась на фронте, но настойчивость и упорство одержали верх: добровольцем попала в зенитную артиллерию в составе Ленинградского и Белорусского фронтов и сразу – на поле битвы.  На войне познакомилась со своим будущим мужем Антоном Васильевичем. После окончания войны приехали в Тирасполь, на родину мужа. В живых осталась только потому, что не ослушалась приказа. «Совсем рядом разрывались снаряды, а я стояла. На шажок отойду и стою дальше», – вспоминает Вера Михайловна, кавалер орденов Отечественной войны II степени, «За вклад в Победу» и многочисленных медалей.Александра Ивановна Пацерняк

На фронт попала с самых первых дней войны, так как, будучи учителем, окончила курсы медсестёр. В 1942 году, после учёбы в спецшколе, которая готовила радистов для украинских партизанских отрядов, Александру Ивановну направили в радиоузел партизанского движения, где и началась её боевая служба. За качественное выполнение боевых заданий Александра Ивановна была награждена правительственной наградой «За боевые заслуги» и медалью «Партизану Великой Отечественной войны». День Победы она встретила в польском городе Новы-Сонч. Войне Александра Ивановна благодарна за самую главную встречу в жизни – с мужем Василем Ивановичем. Сейчас она – участник ветеранского клуба «Боевые подруги».Полубоярцева Валентина Алексеевна

Молоденькая сибирячка вспоминает, что утром 22 июня 1941 года, воскресенье было ясным-ясным, только прошёл дождь, было очень красиво. Служила радисткой. 27-ми килограммовый маломощный ящик-радиостанцию 18-тилетняя девчонка пронесла на своих хрупких плечах по многим дорогам войны. Победу встретила в Чехословакии. Награждена медалью «За Отвагу», медалью «За Боевые Заслуги», орденом Отечественной войны.Захаров Леонид Александрович

Учился в музыкальном училище при Московской консерватории, когда пришёл приказ о призыве в армию, а точнее в Калининское военное училище. В тот день, когда началась война, оказалось, что у студентов в арсенале только штык-нож и голые руки. Многие из сокурсников закончили войну в самый её первый день. Сержант Захаров помнит день 9 мая в подробностях, ведь начался он с предупреждения о наступлении врага. А потом раздался звонок из штаба: «Война закончилась». Стреляли в воздух до утра...Валентина Андреевна Соболькова

Когда началась война, училась в медицинском фельдшерско-медицинском техникуме. В 1943 году была направлена служить в полевой госпиталь в составе действующей Армии II Белорусского фронта. «Тогда я узнала, что такое настоящий ад. Везде стрельба: и сверху, и справа, и слева. Никогда не знали, вернёмся с поля боя или нет», – вспоминает она. «Служить было нелегко, иногда на ногах приходилось проводить по 12 часов подряд. Но мы старались не жаловаться, понимали, что родина нуждается в защите», – говорит Валентина Андреевна. Она участвовала в освобождении Белоруссии и Прибалтики. «Новость о победе – это была великая радость, ей не было предела!», – вспоминает ветеран. Однако на этом служба в армии для неё не закончилась. Ещё два года лечила пленных немцев, что морально было тяжелее пережить, чем саму войну. Сейчас Валентина Андреевна – председатель ветеранской организации «Боевые подруги».Аркадий Викторович Белкин

18-летним юношей в 1941 году начал службу в составе Степного фронта, далее был переведён в 958-й Стрелковый полк, 299-ю Стрелковую дивизию. Участник Орловско-курской битвы. Вместе со своими боевыми товарищами освободил от фашистов Украину, Молдавию, Румынию, Болгарию, Югославию, Венгрию, Австрию. О победе советского народа над немцами Аркадий Викторович узнал ночью 9 мая. Тогда он находился в Венгрии. «Эта ночь была самой огнестрельной, – вспоминает Аркадий Викторович. – Ребята палили в небо из всего, что находилось под рукой. Так солдаты радовались окончанию войны». Аркадий Викторович награждён медалью «За победу над Германией».Семён Луферович Федотов

Для него Великая Отечественная война началась в 16 лет. В призывном возрасте служил разведчиком наблюдателем. Принимал участие в боях с японскими милитаристами в составе 292-й Стрелковой дивизии и 361-й Отдельной истребительной противотанковой дивизии. Награждён медалью «За победу над Японией» и другими почётными наградами. Сейчас по причине болезни Семён Луферович не говорит. Единственное слово он произносит отчётливо: «Япония».Василий Парфенович Фиалко

Когда война началась, ему было 23 года. Василий Парфенович преодолел длинный боевой путь – от Дальнего востока до Молдавии, где и остался жить. В годы войны служил радистом. Служба и свела его с будущей женой Валентиной Георгиевной, которая тоже в годы Великой Отечественной войны была радисткой. Супруги в 2012 году отметили золотую свадьбу. Василий Парфенович награждён орденом «Красной Звезды», медалями «За боевые заслуги», «За победу над Германией», «За победу над Японией».Лидия Федоровна Лаптева

В мае 1941 года окончила десятый класс, а уже в июне началась Великая Отечественная война. Комсомолку со средним образованием призвали в армию через год. В ходе службы Лидия Федоровна училась в химическом училище, по окончанию которого ей было присвоено офицерское звание. Три с половиной года она отслужила в воздушной обороне, демобилизована была  только в 1946 году. Лидия Федоровна признаёт, что новость об окончании войны – одна из самых дорогих в жизни.Федор Михайлович Лештаев

Для него в 1945 году война не закончилась, а только началась. В 1944 году советские войска начали готовиться к войне с Японией. Федор Михайлович тогда служил на Краснознаменной Амурской военной флотилии юнгой. Боевое крещение он принял под маньчжурским городом Жаохэ, тогда его катер выпустил 80 снарядов. Федор Михайлович был участником парада Победы в Харбине 20 августа 1945 года. «Когда мы шли парадным строем, все китайское население города высыпало нам навстречу с цветами. Нас встречали как освободителей», – вспоминает он. За участие в войне с Японией Федор Михайлович был удостоен медали «За боевые заслуги», орденов Отечественной войны, «Знак Почета», «За вклад в Победу 1939-1945 гг.».Ферес Захарович Лепеленко

С детства мечтал быть лётчиком, и мечта сбылась – стал пилотом-истребителем. В институте очень часто были учебные тревоги. Они надоели до того,  как вспоминает Ферес Захарович, что рождались даже шутки: «всем тревога или тем, кто хочет?». И вот настоящая тревога 22 июня 1941 года… На счету летчика-истребителя 30 воздушных боёв, 250 боевых вылетов, 6 сбитых машин. «И меня сбили, – рассказывает ветеран. – Самолёт был весь изрешечен. На обшивке насчитали 400 пробоин, а у пилота – ни царапины». В 22 года Ферес Захарович стал штурманом истребительного полка. Его брали на особо важные задания в сопровождении членов правительства. Таких вылетов было 120. За это его наградили медалью «За боевые заслуги». В войну, как говорит Ферес Захарович, было очень страшно, но откуда-то была вера, что советский народ всё-таки победит фашистов. Так и произошло.Павел Васильевич Мужецкий

Войну против фашистских захватчиков он начал в 16 лет с партизанского движения. Там он и приобрел ту боевую выучку, которая впоследствии позволила стать Павлу Васильевичу кавалером шести боевых орденов и множества других медалей. Будучи наводчиком противотанкового орудия, выходил из каждого боя с победой. На его счету свыше 400 уничтоженных фашистов, сожжено 12 немецких танков и около 100 единиц другой военной техники врага. О нём ещё в годы войны писали в газетах и журналах, его подвиги приводили солдатам в пример. Известие о завершении воины получил Павел Васильевич в Восточной Пруссии, а 24 июня его в числе лучших воинов подразделения отправили в Москву для участия в Параде Победы. Этот самый торжественный день в своей жизни он не забудет никогда.Владимир Никифорович Думан

14-летнего мальчишку война застала в одесском пионерском лагере. Удивляется, как тогда остался жив, ведь он «шкодил» оккупантам постоянно. «Однажды разобрал 200 метров железной дороги. Это заметил румын и стал стрелять, но, к счастью, не попал», – вспоминает Владимир Никифорович. В апреле 1944 года он был призван в десантные войска. В ходе Великой Отечественной войны отстоял в боях освобождение Венгрии и на гражданку ушёл только в 1950 году. У Владимира Никифоровича есть секрет долголетия: если вдруг взгрустнётся, вспоминает слова любимой песни «Не берите в голову», и всё сразу становится на свои места.Нина Александровна Елагина

Попала на фронт, будучи молодой учительницей. Однако педагогические знания пригодились уже после окончания Великой Отечественной войны. В послевоенные годы работала в Воронеже в школе с детьми погибших солдат. Ребята оказались не из робкого десятка. Встретили учительницу со словами: «До вас четверо учителей нас не выдержали». Эта задача, вспоминает Нина Александровна, была труднее боёв с немцами, но она с ней отлично справилась. Когда уезжала в Молдавию, все ученики провожали её со слезами на глазах. В Тирасполе навыки педагога не пригодились. У Нины Александровны красивый почерк, и здесь она долгие годы работала в паспортном столе.Иван Афанасьевич Гладкочуб

17 августа 1941 года, когда Красная армия отступала, мимо села Красненькое Рыбницкого района, где он жил, проходила немецкая бронетехника. 17-летний мальчишка решил спасти переходящее красное знамя. Не жалея жизни, залез в здание бригады через форточку и вытащил знамя. Трижды был в концлагерях. Сбежал оттуда с третей попытки, преодолев за сутки 70 километров пешком. В 1944-м был призван в армию, и уже через год под его командованием боевой расчёт зенитного орудия днём и ночью отражал воздушные налёты немецкой авиации, расстраивал их боевые порядки и не давал прорваться к осаждённым. Война для личного состава зенитно-артиллерийского полка малого калибра окончилась под Берлином 11 мая в результате долгих кровопролитных боёв. Солдаты и командиры радовались победе и уже строили планы на будущее. Иван Афанасьевич  мечтал о гражданке и мирной жизни. Однако ему пришлось служить больше установленного срока – вскоре он сменил военные погоны на милицейские, посвятив себя охране бендерского правопорядка.Елизавета Степановна Павлова

В 1941 году жила в Саратовской области. В возрасте 20 лет поехала в Саратов на учёбу в специализированную школу связистов, где изучила азбуку Морзе. После окончания по распределению попала на IV Украинский фронт в штаб партизанского движения. В боевой обстановке принимала донесения из тыла, предназначенные для командиров штабов.Новичков Николай Фёдорович

В 1941 году ему было всего 14 лет. На фронт попал в 1944-м, но успел и повоевать, и насмотреться ужасов тех страшных дней. «Зенитная артиллерия вела заградительный огонь под Польшей, когда пришёл приказ: «Отставить. Война окончена», – вспоминает ветеран.Мария Спиридоновна Казновская

Когда услышали с подружкой объявление о войне, пошли в военкомат записываться на службу. Но без разнарядки, говорит, не могли никуда отправить. Просились пять дней подряд, и добились своего. 19-летние девушки отправились в госпиталь. Когда немцы подступили к Москве, пошла добровольцем на прифронтовую часть вместе со всем составом госпиталя. День Победы отмечала в Польше, но служба продолжилась ещё до декабря 1945 года. Лечила и советских и немецких раненных. Последних порой приходилось защищать от советских солдат. «Когда наши ребята узнавали о том, что в госпитале лежат фашисты, пытались им накостылять в прямом смысле слова», – вспоминает Мария Спиридоновна, добавляя, что во время войны не плакала, не жаловалась и, как ни странно, даже не болела.Николай Геннадьевич Гуляев

В самый разгар военных действий в 1943 году 17-летним юношей был призван в армию. Фронт сразу вызывал у него множество чувств и неизгладимых впечатлений, но не страх. В бой и разведку шагал смело. «Страшно стало после ранения. Вот тогда я в полную мощь ощутил, что такое боль. Без лопатки я в землю лез», – вспоминает Николай Геннадьевич. Два ранения и оба в лицо. Выбитая челюсть, разорванный язык, осколок, застрявший в горле – всё это чуть не сразило солдата наповал, но он выстоял. После лечения службу продолжил санинструктором. Со вторым осколком в щеке ходит до сих пор. Победу солдат встречал в чехословацком госпитале. «Мы спали, как вдруг всё загремело, засверкало, повсюду слышались выстрелы и крики, но паники не было. Мы знали и чувствовали, что война закончилась», – вспоминает Николай Геннадьевич, у которого два ордена Великой Отечественной войны, медали «За боевые заслуги», «За взятие Вены», «За взятие Будапешта».
Тарас Александров: «Моё подражание Дейву Гаан вводило родственников в заблуждение»
Даже имея хороший вкус, редкий человек может стать иконой стиля. Житель Тирасполя Тарас Александров живёт в основном своими ощущениями. Он многое оценивает категорией «нравится» или «не нравится». Однако его по праву можно назвать иконой стиля Приднестровья. Кроме того, он общителен, позитивен и обладает тонким чувством юмора.Итак, девчонки, трепещите! Представляю вашему вниманию интервью с Тарасом Александровым. Но тут же, девчонки, можете и расслабиться – сердце Тараса занято, он влюблён в свою прекрасную жену.

Чем ты занимаешься в настоящее время, где работаешь?Сейчас я руковожу музыкальной редакцией на радио. Попал я туда совершенно случайно и теперь занимаюсь творческой политикой радиостанции. Как тебе работается на радио?Мне очень нравится моя работа, несмотря на то, что иногда приходится сталкиваться с рядом проблем. Это и старое оборудование, и отсутствие хорошего программного обеспечения. Решить их не так просто – необходимо большое финансирование. Но уже сейчас я полностью поменял музыкальный формат радиостанции, который существовал на протяжении 20-ти лет. Теперь в эфире нет музыки, которая не несёт в себе никакой культурной нагрузки.Как слушатели отреагировали на эти перемены?Бабушки были недовольны тем, что из эфира исчезла, например, Алёна Апина или Аркадий Укупник (смеётся).Значит ли это, что на вашей радиоволне теперь нет отечественной музыки?Нет, я кручу хорошие советские эстрадные песни 60-х годов: Иосиф Кобзон, Муслим Магомаев, Майа Кристалинская. Есть ряд исполнителей, о которых люди, еще помнящие советское время, просто не знают, а я нашёл. Это и Нина Пантелеева, например, и ансамбль Вячеслава Валериановича Мещерина. Также у нас в эфире звучит классическая музыка и музыка из известных кинофильмов.Как ты думаешь, где та грань, когда хороший музыкальный эфир не перерастает в навязывание музыкальных предпочтений редактора?Я думал над этим. Чтобы не переступить эту грань, я стал слушать такой популярный канал, как «Радио Культура», который является для меня эталоном. Там нет ни апиных, ни укупников. Зато там есть «трудные» оркестровые произведения Шомберга, Стравинского. На нашем радио, конечно, их нет, но я кручу известную классику – Чайковский, Бах, Альбинони. На «Радио Культура» вообще русской музыки очень мало, если и есть, то это в основном рок: «Алиса», «Смысловые Галлюцинации». Хотя, конечно, есть там и Эдуард Хиль, Людмила Сенчина, Эдита Пьеха. Но и на нашей станции все это звучит. О чём это говорит?О том, что в настоящее время у нас нет достойного русского контента для уровня этого радио. Есть песни, просто раскрученные за счёт радио. Это совсем не значит, что хорошей русской музыки совсем нет, есть Фёдор Шаляпин, Александр Вертинский, их я с удовольствием слушаю сам и даю возможность услышать  другим. Есть музыка в стиле изи листинг  (easy listening), которую в середине прошлого века запрещали, и пластинки с ней должны были быть уничтожены, но они каким-то чудным способом выжили. Это и босо-нова, и твист, и оркестровая музыка.Еще я люблю находить известные песни в новых исполнениях, это называют кавер-версиями. Вариантов исполнения популярной песни «Summer time» я могу назвать около 30, есть даже в стиле рэп. На вечер у меня есть тонны музыки в новом таком стиле лаундж (lounge) – лёгкая, фоновая музыка.

Откуда у тебя любовь к музыке?  Есть ли музыкальное образование?Мама у меня бухгалтер, а отец – слесарь-сантехник. Как видишь, очень музыкальная семья (смеётся). Падающие ключи, счёты - получался интересный ритм (демонстрирует навыки битбокса) Ну, вообще, брат мой слушал музыку, и, наверное, примерно с шести лет я стал тоже интересоваться ею. Я не знал, кто поет, о чём, мне просто песня нравилась или не нравилась. Тогда мне нравилась более «тягучая» музыка. В четвертом классе мне сосед дал послушать пластинку группы «Space» и я просто обомлел. Я заслушал её до дыр, я не хотел её отдавать. Я просто влюбился в эту музыку. Помню, как на два месяца меня отправили в Анапу в санаторий. Анапа содрогнулась от приезда Тараса, весь санаторий, куда приехали люди со всего Советского союза, все стали слушать «Space», все купили пластинки этой группы.По первому образованию я слесарь-ремонтник промышленного оборудования. И это видно по мне (смеётся). Во время учёбы нас отправляли на практику в Харьков. Так я все имеющиеся деньги оставил в «Звукозаписи». Харьков – город большой, там выбор, естественно, больше, чем в Тирасполе.Тогда музыку собирали по крупицам. Это сейчас интернет – нажал кнопку и у тебя есть эта песня. Раньше было все намного сложней. Музыку кто-то откуда-то привозил, или просто что-то услышал и тебе рассказал, и ты где-то неимоверными способами доставал 34-ую перезапись, и она гудит, кряхтит, но тебе все равно нравится.Я знаю, ты служил в армии и знаю, что у тебя есть какая-то забавная история про бушлат, расскажи…Да, было дело. Я тогда был ярый депешмодовец. Нам выдали бушлаты, и мы с моим другом сделали трафареты и нанесли краской надпись «Depeche Mode» на спину бушлата. И когда меня командир дивизии остановил и спросил, что за надписи, я сказал, что так и выдали. Еще я умудрился проколоть в армии оба уха и надеть серьги. Я сказал, что в уставе об этом не написано, и все вопросы отпали. Но мне повезло с командованием – они тоже любили Depeche Mode и отпускали меня даже в Одессу на сходку «депешей».Что было после армии?Один из переломных этапов жизни – это поездка в Москву, где я работал на армяно-польской звукозаписывающей фирме. Масштабы фирмы были промышленными: километровые бобины, специальная аппаратура, пишущая сразу на две стороны плёнки. Москвы я не знал тогда, единственным развлечением для меня было с одиннадцати вечера до часу ночи в четверг слушать радиопередачу Артемия Троицкого «Ковчег дяди Ко». Он настолько мне понравился, что я даже стал записывать его передачи на кассеты. Они до сих пор у меня есть. Слушая Троицкого, я записывал название групп и песен на слух, потом шёл в магазин и выносил мозг продавцам. Мало того, что я неправильно записывал, но надо понимать, что Троицкий не в магазине покупал музыку. При этом мне удалось потратить все заработанные в Москве деньги и накупить дисков. А в Тирасполе все меня очень ждали с новой музыкой.У тебя было много единомышленников?Я был не одинок в своём увлечении. Мы (я и еще круг людей) собирались на телеграфе, там у нас было место встреч. Бандиты нас называли «Битлзы». Мы все были стилягами. Красиво одеваться и иметь экстравагантные стрижки  тогда было опасно. Были разные истории и драки тоже. Ну представь себе: слесарь-ремонтник с серьгами в ушах в те времена (смеётся).

А говоря о современности, о молодом поколении, расскажи, как ты воспитываешь своего сына? Прививаешь ему любовь к музыке или даешь свободу в предпочтениях?Не буду оригинальным и скажу расхожую фразу: родители пытаются дать своему ребёнку то, чего не могли себе позволить, то, что не удалось самим реализовать, т.е. вырастить себя в лице своего ребёнка. Захар – разноплановый ребёнок. Ему сейчас нравится несколько другая музыка, нежели мне, но я ему не запрещаю ее слушать, включаю свою, но не навязываю. Он должен сравнить и выбрать для себя музыку по душе. А когда ему было три года, я вообще включал горловую музыку шаманов, и он под нее танцевал. Он уже три раза посмотрел фильм «Остров» Павла Лунгина, любит фотографировать, хорошо разбирается в технике, много читает, причём выбирает литературу не по возрасту и очень много говорит. Причём это уже не на уровне вопросов, а на уровне высказывания своего мнения, доказательства своей позиции. Но Захар очень похож на меня, мы оба Стрельцы по гороскопу, но он более огненный, чем я. Да, кстати, еще он любит конструировать, собирать детали. Это у него от дяди и от дедушки, так как я не люблю это дело, у меня инструментов-то дома почти нет. Могу починить кран, конечно, но это только от необходимости, а не от внутреннего желания что-то наладить. А Захар другой. Сейчас он увлекается авиамоделированием, записался в клуб юных техников. И в дополнение ко всему этому стал заниматься дзюдо. Ну, папа не против, пусть попробует.Возвращаясь к теме кранов и их починки, какой ты в быту?Ой, я очень тяжелый в этом плане. Я, например, вообще не готовлю. Это не моё. Я, конечно, понимаю, что лучшие повара на свете – мужчины, но не тянет меня к этому. Даже иногда не хочется, так как я абсолютно равнодушен к процессу приготовления пищи. Хотя, конечно, при острой необходимости смогу.А поесть любишь?Да, вкусно поесть люблю, но не много.И как твоей супруге удаётся с тобой уживаться?Ей, бедной, очень тяжко со мной. Влюбилась, а потом: «Ой!» А уже поздно метаться (смеётся) Она очень добрый и светлый человек, во многом моя противоположность, этим, наверное, и перекрываются шероховатости моего характера. Хотя сейчас я в некоторых её поступках узнаю себя – с кем поведёшься, того и наберёшься, или как говорил классик: «Свою жену не ругаю. Её никогда не брошу. Это ведь со мной она стала плохая. А брал-то я ее хорошей!» (смеётся)

Для тебя не секрет, что для многих ты икона стиля…Ты, знаешь, секрет. Мне, конечно, говорят, но я не концентрируюсь на этом. Мне просто нравятся красивые стильные вещи. При этом я не гонюсь за модой, но слежу за качеством. В выборе одежды в основном опираюсь на два фактора: нравится или не нравится.А что самое главное в выборе одежды, по твоему мнению? Главное – не испытывать дискомфорт. Не стоит брать вещь, если чувствуешь, что она не твоя, даже если она ультромодная. Какой стиль в одежде ты предпочитаешь?Мне нравятся старые вещи, ретро. У меня есть рубашка с «огурцами», которую еще брат мой носил, ей лет 20, но она в отличном состоянии. Мне нравится обувь от Dr. Martens Это сейчас ботинки этой фирмы стали дорогие, а раньше стоили всего четыре фунта и вообще задумывались как ортопедическая обувь для домохозяек. Там особенной разработки подошва. Раньше даже эта фирма давала пожизненную гарантию на свою обувь. Кроме удобства меня привлекает их внешний вид, стиль, одним словом.Скажи, насколько важен для мужчины внешний вид, и какого мужчину можно назвать красивым?Ну вот, например, Серж Гинзбург. Внешне, по моему мнению, он страшный, но в него были влюблены Джейн Биркин, Бриджит Бордо. Но для меня есть такое понятие, как харизма – некое внутреннее состояние. Это самое главное, я считаю. Но в тоже время мужчина должен быть ухоженным, он должен быть хорошо одет и не обязательно при этом очень дорого.Я думаю, что не одинока во мнении о том, что ты очень похож на солиста группы «Depeche Mode» Дэйва Гаан. Как ты считаешь, твоя симпатия к творчеству этой группы как-то повлияла на твою жизнь, на твой характер, стиль?Безусловно, был период, когда кроме, как о «Depeche Mode» я говорить ни о чем не хотел. Стрижка, обувь, косухи – все тщательно копировалось. По всей комнате висели плакаты «депешей», и бабушка глядя на них, интересовалась, почему я развесил столько своих фотографий и откуда (судя по плакатам) у меня так много различных вещей. Я даже пытался подражать танцу солиста, ходя на дискотеки. Но все это было, когда я был молодой и красивый, сейчас же я просто красивый (смеётся).

Позволь перейти к блицопросу.Что ты больше всего любишь?Вареники с вишней.А что не любишь?Опять же связанное с едой – варёное сало и варёный лук (смеётся). Если серьёзно, то я не люблю многие качества в себе, хочу от некоторых избавиться, но не могу.А в Бога ты веришь?Я не то, что бы верю, я просто знаю, что он есть. Если мы представляем Бога, который в образе дедушки, то нет, конечно, не верю. Я верю в то, что существует нечто абсолютное, которое даёт нам информацию, позволяет нам мыслить, то совершенное качество, которое кто-то назвал словом Бог.Но ты обращаешься за помощью к Богу, к тому, который существует в твоем понимании?Да, конечно. Ну, не за ботинками Dr. Martens, конечно. Мои просьбы только о внутреннем состоянии, здоровье.Ну, вот если бы тебе представилась возможность поговорить с Богом, чтобы ты ему сказал?«Прости меня!»Спасибо тебе за беседу!Тебе спасибо!

З.Ы. Честно говоря, про Тараса можно сделать еще один пост из того материала, который не вошёл в этот. Про то, зачем он купил фотоаппарат, как выбирает или не выбирает друзей, о правде и обмане, о начальниках и подчинённых, об очках, которые с диоптриями, о классическом костюме, о кино, о шопоголиках, а также про его необычное чувство юмора и многое другое. А еще, пока готовилось это интервью, мне стала известна одна очень хорошая новость: возможно, совсем скоро, мы все будем слышать и даже видеть Тараса по утрам.
«Женщины о женщинах»
В кафе «Сплетни» состоялось открытие выставки шести приднестровских фотохудожниц: Юлии Самошкиной, Марии Левыкиной, Олеси Буняк, Алёны Петренко, Ольги Колчиной, Евгении Чекой.Всего представлено 14 их работ. Все они исполнены в различных жанрах посредством различных техник. Но на всех фотографиях изображены исключительно женщины, и две из них ещё совсем юные.Говорят, чтобы понять женщину, нужно ею быть. Этот афоризм фотохудожницы и попытались подтвердить своей выставкой.Они считают, что женская красота кроется в душе. Когда женщина счастлива, спокойна, уверена в себе, глаза её горят, она улыбается – она поистине красива.Красивые, успешные, счастливые! За кадром они бывают чаще, чем в нём. Теперь я представлю вам свою «фотовыставку» этих прекрасных и талантливых женщин.













Приходите в «Сплетни», чтобы попытаться понять… прочувствовать… насладиться…
«Sunstroke Project»: Наша самая большая удача в жизни – это то, что мы вместе в одной команде
«Если звёзды зажигают, значит, это кому-нибудь нужно», – сказал В. Маяковский. Не так давно рядом с нами зажглись три звезды, они светят сегодня в качестве музыкальной группы «Sunstroke Project». Это Сергей Яловицкий, Сергей Степанов и Антон Рагоза. Двое последних родом из Тирасполя. Ребята приехали из Кишинёва на выступление в клубе «Вилья» по приглашению моей подруги Олеси Буняк, арт-директора гостиницы «Россия». Собственно, она и познакомила меня с «Sunstroke». Беседа с ребятами прошла на одном дыхании. Молодые, талантливые, искренние, веселые, свободные. Они зажигают, они заряжают, вдохновляют и стимулируют. Одним словом, оправдывают название своей группы.На дворе начало весны – время подъема душевных сил, эмоций и желаний. Самое время представить вашему вниманию мою беседу с этими классными ребятами.

Вот и пришла весна в Тирасполь. А как с погодой в Кишиневе?Сергей Яловицкий: В Кишиневе сейчас солнечно. У нас даже есть такая примета: куда бы мы ни приехали, везде становится тепло. Например, когда мы прибыли в Нарьян-Мар (Российская Федерация), температура воздуха повысилась с минус 40 градусов до минус 20. Так и с любым городом. Это похоже на магию. Вот и сейчас мы вернулись в Кишинёв, а там дождь и слякоть, но буквально на следующий день вышло солнце.У вас профессия такая – дарить людям позитив, улыбки, радость. Это ваша работа. А как вы отдыхаете?Сергей Степанов: А мы не напрягаемся. (смеётся)Сергей Яловицкий: Да, мы просто от работы не устаём. И вообще любая работа должна быть в кайф. Иначе бывает очень сложно или иногда даже невозможно.Сергей Степанов: Шутки шутками, но у нас на самом деле очень тяжелая работа. И отдых очень необходим. У ребят есть семья, дети. Свободное время они проводят с ними. А я, например, киноман. Если я за день не посмотрю один-два фильма, то это не мой день. Вот такое у меня увлечение. Кино – это величайший вид искусства. Из него можно черпать вдохновение.

Расскажите, кто и когда обнаружил, что у вас есть музыкальный талант?Антон Рагоза: Осознание того, что я музыкант, пришло как-то не сразу. Долгие годы учёбы и усердной работы над собой, труд и стремление быть лучшим. Наверное, эти качества со временем открыли во мне талант.Сергей Яловицкий: У меня вообще нет музыкального образования. Но у меня отец музыкант. Я с раннего детства безумно любил петь. Я просто включал магнитофон и пытался повторять песни Стива Вандера или Эл Джеро. Так я учился пению. Папа критиковал меня, говорил, что я фальшивлю. Но я не переставал петь, потому что мне это очень нравилось. Тем, что отец ругал меня, он меня стимулировал к росту и движению вперёд.

Антон, я знаю, что ты довольно поздно пошел учиться музыке. А почему выбор пал именно на скрипку?Антон Рагоза: Это был не мой выбор. Это выбор моего отца. Это он меня повел в музыкальную школу, дал в руки скрипку и сказал: «Держи вот и играй». Не скрою, я поначалу не слишком был этому рад. Так получилось, что я был старше всех в классе, и меня задевало, что дети, которые младше меня, больше знают и лучше играют. Меня всегда это подстегивало, и я все старался выполнять задания в три раза быстрее и играть в три раза лучше. Так я и втянулся. Несмотря на то, что сначала я не желал учиться, потом я уже не мог остановиться и не представлял себе жизни без музыки.Сергей, почему саксофон?Сергей Степанов: У меня есть дядя. Он появляется редко в моей жизни, но, когда это происходит, кардинально её меняет. Когда мне было лет 12, он меня спросил, чем бы я хотел в жизни заниматься, если бы был финансово независим? Но на тот момент у меня не было серьёзных увлечений. Он попросил меня подумать серьезно над этим вопросом. Поразмышляв, я понял, что это должна быть музыка. Я самостоятельно пошел учиться в музыкальную школу. Родители с пониманием отнеслись к моему выбору. На первый саксофон, так как это очень дорогой инструмент, скидывались все родственники.

Я читала, что Антон Рагоза и Сергей Степанов познакомились в армии. Как вообще пришла мысль объединить свои таланты, создать группу? И ещё вопрос: с какими трудностями сталкиваются молодые музыканты? Почему вам пришлось уехать из Приднестровья?Антон Рагоза: Самая главная трудность – это, конечно, финансы. К сожалению, многое зависит именно от денег. Если у тебя есть талант, важно, чтобы нашелся человек, который мог бы вложить деньги в тебя, в твоё развитие. В начале любого творческого пути, когда встает вопрос о записи первого альбома в профессиональной студии с качественным звуком, возникает проблема, потому что это стоит очень дорого. Именно по этой причине нам пришлось уехать. Так у нас появился шанс профессионально заниматься тем, что мы действительно любим. Даже сейчас, живя в соседней Молдове, нам приходится разъезжать с гастролями по Европе, России, Америке. Одним словом, все упирается только в финансы.Сергей Степанов: Ты не ответил на первую часть вопроса. Дело в том, что когда мы служили в армии, мы мечтали стать богатыми и знаменитыми. (смеются) И мы поняли, что кратчайший путь к этому – это сделать супермега бэнд, который будет визитной карточкой нашей страны.Антон Рагоза: Здесь можно ещё добавить, что наш коллектив единственный такой в мире. Больше нет аналогов. Никто в мире ещё не повторил сочетание скрипки, саксофона и вокала. Так что в этом отношении мы уникальны.Как вообще вы решились принять участие в Евровидении? Как вы реализовывали эту идею?Сергей Степанов: Наверное, любой артист поп-жанра желает попасть на этот распиаренный конкурс. Живя всего три месяца в Молдове, мы заняли третье место в национальном отборочном туре – это уже была большая победа для нас. На следующий год мы попробовали снова, и за счёт своего таланта и минимальных материальных вложений (по европейским меркам, конечно) нам удалось выиграть национальный отбор и попасть на само Евровидение.Вам удалось добиться тех результатов, на которые вы рассчитывали, став участниками этого конкурса?  Сергей Яловицкий: Конечно, хотелось победить. Но главной целью для нас было попасть на Евровидение. Даже это уже было победой. После этого поднялась наша планка. Это дало нам возможность выйти на другой уровень нашей карьеры.

Наверное, после конкурса ряды ваших поклонниц значительно пополнились. Расскажите, как вы относитесь к такой популярности?Сергей Степанов: (смеётся) Ой, эти фанаты надоели!.. Шучу! Конечно, мы всегда к этому стремились, мечтали об этом и были готовы к вниманию к своим персонам. Это непередаваемые ощущения, когда фаны стоят у дверей отеля, где ты остановился, с плакатами в твою поддержку, когда ты узнаешь, что они продают на стоках любительские фото с твоим изображением. Это целая культура, нам, конечно, пока это все в диковинку. А вообще слушатели и поклонники нашего творчества – абсолютно адекватные люди. Они могут спокойно подойти и сказать, как они к нам относятся, дать какие-то советы. Паники в этом плане, конечно, как у некоторых артистов, у нас нет. Но мы безумно рады, когда залы на наших концертах забиты. Для нас это самый большой комплимент. Мы всегда с удовольствием со всеми общаемся после концерта, фотографируемся. Это большой успех, когда есть люди, которые тебя принимают, понимают твоё творчество.А звёздной болезнью болеете? Сергей Яловицкий: Нет, абсолютноСергей Степанов: Великие люди этим не страдают. (смеётся)Скажите, а то, что вы поёте только на английском языке – это ваша, так сказать, «фишка» или на то есть причины?Сергей Яловицкий: Нет, это не фишка. У нас сейчас есть в планах записать трек на румынском языке вместе с Олей Тирой. Также в планах записать и песни и на русском языке.Антон Рагоза: То, что все наши песни на английском, объясняется тем, что мы до сих пор были ориентированы на Европу, основные выступления были в европейских странах. Сейчас мы планируем гастролировать в СНГ. Поднимаем все старые записи и пишем треки на русском.Сергей Яловицкий: Пользуясь случаем, призываем всех поэтов, пишущих в нашем формате, присылать свои стихи на русском языке. Мы готовы к сотрудничеству.

Какие у вас планы на ближайшую перспективу?Антон Рагоза: Долгосрочных планов мы не строим, только на полгода вперёд. Вот сейчас, 27 апреля, в Киеве состоится премия Music Awards, в которой мы примем участие как звёзды, а не как конкурсанты. Сейчас нам предстоят съёмки клипа на песню, которая неожиданно для нас заняла лидирующие позиции во многих топ-рейтингах.  После этого у нас гастрольный тур, потом к подготовка к премии, о которой я уже говорил. Сергей Степанов: Наш самый главный план – это создавать ту музыку, которая будет покорять аудиторию, которая будет нравиться слушателям не только нашего региона, но и за его пределами.А какая музыка сейчас в моде? Стараетесь ли вы следить, придерживаться тенденций или у вас своя линия, с которой вы не сворачиваете?Сергей Яловицкий: На вкус и цвет товарища нет.Антон Рагоза: Во всех регионах мода разная. В Германии, например, – рок и электро, в Америке – R’n’B, в России – попса, шансон.Сергей Степанов: Да, всем не угодишь. Мы делаем то, что в первую очередь нравится нам.Если абстрагироваться от жанра, что такое удачный сингл?Сергей Степанов: Это тот, который раскупили на рингтон.Антон Рагоза: Это тот, где есть классная мелодия саксофона. (смеётся)Сергей Яловицкий: Это тот сингл, например, написанный в России, а где-то в Африке какая-то девочка говорит: «Папа, слушай, какая песня классная».Я узнала, что у Сергея Степанова и Антона Рагоза раньше была мечта выступить в приднестровской столице на День Республики. Это правда?Сергей Степанов: Да, когда мы были помладше, 2 сентября – это был особенный праздник, часто приезжали известные артисты, это было море звука, море народа, у всех веселое настроение. Да, она сбылась и не один раз.

Остались еще какие-то детские мечты, которые еще не сбылись, но очень хотелось бы?Сергей Степанов: Сейчас одна мечта – жить жизнью всеми любимой звезды. (смеётся)А у вас есть райдер? И что в него входит?Сергей Степанов: Да, конечно. Наш райдер делится на две части. Это звуковой – аппаратура, которая необходима для выступления, и бытовой – гостиница.Антон Рагоза: В нашем случае требования достаточно просты, но они должны быть четко исполнены. Все без пафоса.

Читали ли вы уже о себе какую-то неправду в прессе?Сергей Яловицкий: Полно.А есть то, что особенно задело?Антон Рагоза: Нет, такого нет, потому что всегда приятно, когда о тебе пишут. Неважно, правда ли это. Черный пиар – тоже пиар.Антон Яловицкий: Особенно приятно узнавать из музыкальных телеканалов о том, какие у нас классные клоны. Представляешь, мы живем в Кишинёве, а у нас есть клоны в Москве, которые выступают вместо нас. Еще, кажется, есть наши клоны и в Азербайджане. А что, удобно. Экономия на наших перелетах, проживании.Сергей Степанов: Ну, всё, не будем их больше пиарить. (смеётся)

Не будем пиарить и перейдем к традиционному блиц опросу:Что вы больше всего любите?Сергей Степанов: Есть и спать.Сергей Яловицкий: Дом.Антон Рагоза: Больше всего на свете я люблю свою жену.А что не любите?Сергей Степанов: Просыпаться рано утром.Сергей Яловицкий: То же самое, честно. Сейчас поспать не совсем получается, потому что недавно родилась дочка и пока не до сна.Антон Рагоза: Солидарен с ребятами.Что для вас самое главное в женщине?Сергей Степанов: Чувство юмора.Сергей Яловицкий: Женщина должна быть во всем главная.Антон Рагоза: Самое главное, чтобы она всецело принадлежала одному мужчине.А что главное в мужчине?Антон Рагоза: Мужчина должен быть таким, как я (смеётся)Сергей Степанов: Обаяние, целеустремленность.Сергей Яловицкий: Сила и мудрость.Есть то, о чем вы очень сожалеете?Сергей Яловицкий: У меня ничего нет.Антон Рагоза: И у меня нет.Сергей Степанов: Я сожалею, что не кормил три дня хомячка, и он сдох.  LИ последний вопрос. Что для вас в настоящее время является самой большой удачей?Сергей Степанов: Наверное, это все-таки Евровидение.Антон Рагоза: Наша удача в том, что всю дорогу нас преследует удача.Сергей Яловицкий: Это то, что я встретил в своей жизни ребят и мы теперь в одной команде.Антон Рагоза: Да, мы отличная удачная троица. В каждом из нас есть что-то особенное. И вместе мы готовы на большие победы и вместе сможем делать лучше всех то, что у нас лучше всего получается.Спасибо большое, ребята! Я желаю вам достойного материального вознаграждения, чтобы у вас получалось все задуманное, а число поклонников росло!Антон Рагоза: Мы надеемся, что сегодня у нас одной поклонницей стало больше?Да, безусловно! Спасибо за беседу!Сергей Степанов: Что ты, тебе спасибо!За фото спасибо Сергею Соколову.
Мария Левыкина: Руки – второе лицо человека. Я оцениваю людей по рукам…
Так случилось, что второй моей собеседницей стала тоже девушка по имени Мария. Мария Левыкина. Её уже не назовёшь Машенькой. Она – Мари. Утонченная, творческая, неповторимая, особенная. О ней нет однозначных мнений, и это прекрасно. Но она вызывает к себе устойчивый интерес. Представляю вашему вниманию мою беседу с Мари.

Ты недавно вернулась со своей персональной выставки, которая была организована в Сербии. Как тебе удалось её организовать?Приглашение к участию в выставке пришло через одну из социальных сетей от профессора Белградского государственного института культуры и искусств, факультета драматических искусств Андрия Димитриевича. Знакомство с ним – это случайность. Выставка была в минималистичном стиле, очень простая в оформлении. Все фото были черно-белыми и на одну тему – «Человек и город». На всех снимках изображено одиночество, даже если в кадре не один персонаж.Я вижу в этой твоей поездке как минимум две миссии: рассказать о себе и своём творчестве, а также и о Приднестровье. Что в Сербии знают о нашей республике?Ничего. Приходилось все рассказывать, например: что Тирасполь – это столица, что столица независимого государства, что у нас тоже была война. Всё это на английском, потому что на русском там почти никто не разговаривает. Было сложно, но я пыталась всё объяснить. Какому-то количеству людей я донесла информацию.

Тебе понравилась Сербия? Планируешь вернуться в эту страну?Да, безусловно. Я очень хочу посетить Белград летом. Мне кажется, летом там будет особенно красиво. Тем более, меня пригласили на выставки и в другие города этой страны. Это пока на уровне планов, но они вполне в силе быть реализованными.Ты представишь ту же серию фотографий?Нет, думаю, что это будут уже другие истории.

Что тебя вдохновляет? Откуда ты черпаешь энергию для творчества?Я обожаю путешествовать. Особенно мне нравятся города со старой архитектурой и море. Ни одно лето не проходит без поездки к морю. Но я его люблю в любое время года. Море всегда красивое.Как ты пришла к мысли, что ты фотограф? Когда тебя увлекла фотография?Любовь к фотографии у меня была всегда, с детства. Мой папа увлекался фотографией. Дома всегда было много фотоальбомов, я просто обожала их разглядывать. У меня всегда был какой-нибудь фотоаппарат: сначала пленочная мыльница, потом цифровая, позже первая зеркалка. Я всегда фотографировала, не представляла, как можно куда-то поехать и не взять фотоаппарат, как можно не снять новые места и не привезти это домой, чтобы потом была еще возможность вспомнить, как это было.Какой жанр близок тебе по духу, что ты любишь снимать?Я не снимаю натюрморты и почти не снимаю голую природу без людей. Я сейчас снимаю больше всего в жанре непостановочного фото. Это люди, но не портреты, а моменты из их жизни.Но тебе не всегда нравилось это направление?Да, к жанровому фото я пришла со временем. Что-то настоящее гораздо интереснее, чем созданное искусственно. Хотя это даже проще, мне кажется, чем создать искусственно атмосферу, ситуацию, чтоб она выглядела натурально.Популярный в мире слепой итальянский певец, исполнитель классической музыки Андреа Бочелли, в одном из своих интервью сказал, что хорошая песня – это удача, удачное сочетание музыки и слов. Как ты считаешь, хорошее фото – это удача?Да, безусловно. Чтобы снять запоминающийся и оригинальный непостановочный жанровый портрет, помимо умения, просто необходима удача – ведь часто именно она направляет фотографа на путь, который и приводит его к успеху. Правда, удача любит внимательных, поэтому нельзя расслабляться, чтобы не пропустить что-нибудь интересное.

Я узнала, что ты любишь фотографировать руки. Почему?Руки – это второе лицо, иногда даже первое, особенно у мужчин. Женщины уделяют рукам больше внимания, они их могут как-то оформить: маникюр, кольца. А мужчины меньше уделяют этому внимания, и на их руках написано вообще всё. Для меня руки играют главную роль в оценке человека, понравится он мне или нет. Тут важно все: форма кистей, ногтей, кожа. Это для меня достаточно новое открытие. Я люблю и фотографировать руки, и просто смотреть на них. Иногда мне достаточно смотреть на руки собеседника и даже не обязательно слышать, что он говорит в этот момент. На руках написано вообще практически все: натура, темперамент – очень многое.Кроме того, что ты фотограф, тебе случается  попадать по ту сторону объектива. Нравится ли тебе быть моделью? Это добавляет опыта как для фотографа?Способы самовыражения и самопознания находятся по обе стороны объектива. Это, безусловно, позволяет почерпнуть полезный фотографический опыт. Всегда интересно и полезно общение с хорошими фотографами, будь то просто совместный отдых или же какой-то проект. И, конечно же, приятен удачный результат совместного творчества.Если бы у тебя была возможность выбрать время и место своего рождения, каким был бы твой выбор?Не знаю. Не считаю, что место и время рождения являются определяющими для жизни человека.Что ты больше всего любишь?Как я уже говорила, путешествовать.А не любишь?Проявления трусости – в себе и окружающих.Чего ты боишься?Боюсь бездарно и скучно прожить жизнь.Какое качество ты более всего ценишь в мужчине?Чувство юмора, гибкость.А в женщине?То же самое.Что для тебя красота?Искренность и простота.

Спасибо большое за беседу!Спасибо тебе.Фото

angie_jennie
Мария Редекоп: "Мне каждую ночь снятся цветные сны..."
Мария… Маша… Нет! Машенька! Только так нежно мне хочется называть эту девушку, которая уже совсем не маленькая девочка, а вполне самодостаточная леди. Идея пригласить в мой проект Машу и, более того, сделать ее первой собеседницей появилась спонтанно, но уверенно. Перед встречей меня терзали некоторые сомнения, но не в ней, а в себе: страшно делать первый шаг, каким бы благим он ни был. Но после беседы с Машей все страхи рассеялись, потому что это человек, который может повести за собой и повести многих. Я вижу в ней перспективу, ведь Маша уже делает реальные шаги в этом направлении.

Ты недавно стала председателем приднестровского молодежного движения. Скажи, зачем тебе это? Ведь у тебя есть свое дело, свой бизнес, в котором ты успешно, как мне кажется, себя реализовываешь.Мне мама в детстве говорила, что у каждого человека через каждые пять лет меняется мировоззрение. У меня же направление деятельности меняется каждые четыре года. Четыре года назад я оставила работу в министерстве промышленности, которая очень нравилась и коллектив в целом, ушла в бизнес. Спустя снова четыре года мне захотелось попробовать себя в политике. Сейчас меня привлекает общение с молодежью, с детьми.

Какой ты была в детстве?С малых лет я была гиперактивным ребенком. Занималась во всевозможных кружках. Это были и два вида танцев, вязание крючком и на спицах, рисование, актерское мастерство. Даже на пение ходила, хотя это не совсем мое. Меня просто там терпели потому, что я активно участвовала во всех мероприятиях (смеётся). В школе я была старостой класса. Всегда заканчивала позже всех, потому как должна была проконтролировать уборку кабинета. Училась на отлично. Мама уроки никогда не проверяла. С детства принимала решения самостоятельно, даже такие, например, как переход из школы в лицей. Нахожу положительное в том, что мама давала мне много самостоятельности. Думаю, это положительно сказалось на моём становлении в жизни. Потом училась на юриста, получала президентскую стипендию. На втором курсе пошла на стажировку в министерство просвещения, а на третьем - решила трудоустроиться в министерство промышленности. Пришла без знакомых и поручителей. Сказала: вот я, берите меня на работу, на испытательный срок в месяц, через месяц примете решение. В министерстве даже опешили, что им ставят условия, но согласились на них, и через месяц был подписан приказ о моем трудоустройстве.Что же произошло, почему ты покинула государственную службу?Хочу отметить, что мне очень нравилась работа в отделе по правовому обеспечению главного управления по кадровой политике, делопроизводству и связям с общественностью  министерства промышленности ПМР, это даже в удостоверении не помещалось. Ещё и главный специалист, я очень гордилась этим. И вообще я представляла свою карьеру только в сфере государственного управления. Но маленькая зарплата меня сподвигла пойти на еще одну работу, связанную с предпринимательской деятельностью. Старшая сестра предложила открыть собственный бизнес. Я согласилась. Он требовал много времени и сил. Особенно сложно было в кризисный 2008 год. Но мы выстояли. Хотя мне пришлось уволиться с госслужбы.Сколькими работниками ты сейчас управляешь?У нас сейчас трудится 12 человек, но мы планируем расширять штат.Как ты считаешь, для вида деятельности вашей организации есть площадка для роста, развития?Приоритетом в нашей деятельности является репутация. Ниша на рынке агентств по недвижимости достаточно занята. И к нам сейчас в основном уже приходят по рекомендациям. Это не может не радовать.

Как у тебя появилась идея создания молодежного движения? И вообще, зачем это успешному молодому предпринимателю?Тяга к общественной деятельности у меня с детства. Помимо того, что у меня было много различных интересов, я вела школьные утренники, выпускные вечера для старшеклассников. Кроме этого, уже во время учебы в университете я была волонтером в центре внешкольной работы по месту жительства для детей из неблагополучных семей. Я преподавала им театральное мастерство, этику, а также я была вожатой. Думаю, корни растут отсюда. Мне нравится общение, общение с молодыми. А сама идея создания родилась не у меня одной. Есть инициативная группа из пяти-шести человек. Это мои друзья и однопартийцы. Мы активно занимаемся развитием молодежной политики в республике. Но партийные задачи - они более глубокие, чем молодежная политика. Поэтому было принято решение создать республиканское движение.Что тебе нравится делать в свободное от работы время? Есть ли хобби?Моя слабость - это учеба. Я после первого высшего образования говорила, что года два отдохну и поступлю на второе, но поступила в этот же год. Сейчас на весну я присмотрела шикарные курсы, в Московском институте менеджмента. Люблю посещать различные тренинги, я очень люблю узнавать что-то новое. Также мне нравится изучать языки. Больше года занимаюсь английским с репетитором, два-три раза в неделю, в зависимости от моей занятости, иногда и я переношу занятия. Планирую приступить к изучению французского. Мне очень нравится этот язык, когда его слышу, мне кажется, что это музыка льется, хотя думаю, что мне будет сложно его изучать. А еще я вышиваю крестиком. В моем доме очень много картин, подушек, вышитых собственными руками. Раньше я думала, что просто невозможно перенести рисунок на чистый холст, высчитывая клеточки, шаги. Но, честно говоря, когда начинаешь, затягивает. Теперь, когда ко мне приходят гости, я выставляю подушки и демонстрирую свою ручную работу, так сказать, эксклюзив (смеется).

У тебя есть любимый?Да. Он моя опора и поддержка. Он  тоже предприниматель, такой же активный, как я, но по своим векторам. Я считаю, что у него не голова, а Дом Советов, а он то же самое думает про меня. В общем, мы нашли друг друга.Как стать, условно говоря, Машей Редекоп? Как стать такой, как ты, похожей на тебя тем ребятам, которые хотят быть успешными, но еще не знают, с чего начать?Я считаю, что в первую очередь необходимо заниматься любимым делом, будь то учеба или работа. Если, например, не нравится коллектив, значит, нужно его сменить, не нужно подстраиваться под обстоятельства. И еще, нужно всегда двигаться вперед. Если пришла какая-либо идея, какой бы она ни казалась невыполнимой, нельзя отступать, нужно идти и делать. И если на пути встречаются трудности, значит, это верное направление. Путь к звездам через тернии.

Как ты относишься к критике?Не нужно бояться критики. Воспринимать ее нужно только от тех, кто добился успеха либо такого же, либо большего, чем ты. Безосновательно критикуют обычно те, кто ничего не делает. Последнее время все меньше читаю социальные форумы, мне не хватает на это эмоциональных сил. Мне сложно видеть, как критикуют, например, нашего президента. Я отчетливо понимаю, как ему тяжело. У меня в коллективе чуть более 10 человек, и я за каждого несу ответственность, а за ними их семьи, и я обязана продлевать свой бизнес, потому что я за них отвечаю. Если я закроюсь, им придется искать новую работу, потом привыкать к новому коллективу и т.д. А человеку на высокой должности в разы тяжелее. Если у меня на работе проблема, даже небольшая, я иногда ночью не могу уснуть. Мне каждую ночь, кстати, снятся цветные сны. Иногда они о том, что было днём, иногда о том, что будет завтра, но все они настолько эмоциональные, что часто я задаюсь вопросом, а был ли это сон?У меня есть кумир в журналистском деле. Это Владимир Познер. В одной из своих телепередач он задаёт своим собеседникам несколько вопросов. Ответь и ты на них...Если бы тебе дано было исполнить три своих желания, любых, что бы ты загадала?Самое первое мое желание – чтобы родители были здоровы, учитывая, что у меня мама перенесла четыре операции, второе желание – создать семью, и третье – получить образование в Англии или Москве.Что ты больше всего любишь?Люблю мороженое, вкусно поесть, отдохнуть на природе в компании друзей.А не любишь?Не люблю жару и мелочных людей, сплетников.Чего ты боишься? Темноты не боюсь, мышей тоже. Одиночества. Да. Для меня это будет самым страшным наказанием.Оказавшись перед Богом, что ты ему скажешь?Спасибо за то, что дал мне  счастливое детство, интересную работу, верных друзей.

Спасибо тебе большое!И тебе.Фото

angie_jennie

Generat în 4.455 secunde.