Записки адвокатаGoogle Page Rank

Записки адвокатаЗаписки адвоката


Fara Descriere
RSS posts

Juridic


Comenteaza





Гармонизация молдавского законодательства с правом Евросоюза - новый вызов для молдавских юристов.
ВведениеВ последнее время в Республике Молдова активно ведется процесс гармонизации местного права с законодательными нормами Европейского Союза. Учитывая общий политический вектор на сближение и интеграцию с ЕС, подобный процесс вполне объясним.

За последние годы было принято множество нормативных актов, которые внедряют в молдавское законодательство нормы, существующие в Европейском Союзе. Однако, помимо того, что происходит сближение положений законов, встает проблема последующего применения указанных законов. И тут возникает ряд практических вопросов, к которым многие молдавские юристы, возможно, окажутся не совсем готовы.Само по себе существование той или иной нормы или закона еще ничего не дает. Каждому юристу известно, что закон начинает работать тогда, когда его начинают применять определенным образом органы публичной власти и суды. А применение норм права зависит от того, как их они будут толковаться (ведь опять же известно, что одна и та же норма зачастую может быть истолкована порой прямо противоположным способом). И от того, как они будут толковать и применять эти новые нормы в молдавском законодательстве, и будет зависеть, насколько реальной окажется заявленная гармонизация правовых систем. Необходимость унифицированного применения норм права ЕС и правовые последствия для МолдовыВ Европейском Союзе принимается огромное количество нормативных актов, которые обязательны для всех стран, являющихся его членами. Соответственно, важнейшим условием их эффективного внедрения является обеспечение единообразного применения этих норм во всех странах ЕС. Проще говоря, один и тот же Регламент или Директива Европейского Союза должны одинаковым образом применяться как в Италии, так и в Великобритании. Иначе теряется весь смысл принятия общих норм.Теперь перейдем к Молдове. В течение последних нескольких лет шел процесс сближения молдавского законодательства с европейским. Но тут важно отметить, что речь идет не просто о принятии в Молдове схожих положений с ЕС. Речь идет именно об их внедрении в нашей стране.Подтверждений тому множество. Во-первых, в самих нормативных актах, принимаемых в нашей стране по европейскому образцу, постоянно делаются ссылки на конкретные нормативные акты Евросоюза. И не просто делаются ссылки, а прямо указывается, что эти акты принимаются с целью их воплощения в молдавском законодательстве. Приведем пару примеров из законодательства о конкуренции. В преамбуле к новому Закону о конкуренции, который был принят в 2012 году и вступил в силу в начале 2013-го, прямо указывается, что он “воплощает положения статей 101–106 Договора о функционировании Европейского Союза от 25 марта 1957 года, Регламента Совета Европы (СЕ) № 1/2003 от 16 декабря 2002 года [...] и частично Регламента Совета Европы (СЕ) № 139/2004 от 20 января 2004 года [...]” В самом конце августа 2013 года Совет по конкуренции принимает ряд положений с целью исполнения и применения норм Закона о конкуренции. В них мы находим аналогичные формулировки. В частности, в Преамбуле к Положению об оценке вертикальных антиконкурентных соглашений указывается, что данное Положение воплощает положения Регламента Комиссии (ЕС) №330/2010 от 20 апреля 2010 года [...] и частично воплощает Сообщение Комиссии 2010/С 130/01 о вертикальных соглашениях [...], Сообщение Комиссии о применении части (3) статьи 81 Договора 2004/С 101/108 [...], Сообщение Комиссии от 18 декабря 1978 года [...].”Таких примеров огромное множество. Значительная часть нормативных актов, принятых в Молдове в последние годы, прямо указывает на то, что они “создают необходимую базу для применения” тех или иных нормативных актов, принятых в Европейском Союзе.Но как мы уже указывали выше, внедрение норм Евросоюза означает и обеспечение единообразного применения этих норм. Другими словами власти Республики Молдова должны будут обеспечить, чтобы те законы и подзаконные акты, которые у нас сегодня принимаются, применялись таким же образом, как применяются аналогичные нормы в Европейском Союзе.И вот тут возникает вопрос о том, что внедрять нам предстоит не только законы Евросоюза, но и практику применения этих законов. А это задача намного более сложная, чем простое принятие законов по европейскому образцу. И здесь мы даже не говорим о тех проблемах, которые существуют в нашей стране с соблюдением законов и верховенством права. Это отдельная проблема, которая требует самостоятельного решения.Существенная проблема заключается в том, что нам необходимо будет научиться применять европейские нормы так, как это делают в ЕС. А для этого у нас сейчас нет хотя бы достаточного количества специалистов с глубоким знанием Европейского права. Специализированные органы и учреждения (типа того же Совета по конкуренции) думаю, справятся с этим быстрее. На уровне подобных органов гораздо проще установить двусторонние отношения сотрудничества, в рамках которых можно осуществлять соответствующую подготовку. Да и средств на это, думаю, будет выделяться немало.Гораздо более серьезная проблема будет стоять перед молдавскими судами. Так как им придется осваивать необъятное поле наработанной судебной практики Суда Европейского Союза. И тут, думаю, возникнет масса сложностей. Необходимость внедрения в Молдове практики Суда Европейского СоюзаПрименение права - это, в первую очередь, его толкование, интерпретация. Прежде чем применить норму права, необходимо установить ее смысл и содержание. И это просто только на первый взгляд. Недаром существует поговорка про двух юристов и три мнения. И это происходит не от того, что юристы - мастера извращать смыслы того, что написано в законах. А от того, что при вдумчивом чтении практически любой текст, любая фраза может толковаться различными способами. Когда же речь заходит о законах, то задача толкования усложняется в разы.

Исключительная компетенция интерпретировать норы европейского права принадлежит Суду Европейского Союза.  Не стоит путать его с Европейским Судом по Правам Человека, который рассматривает исключительно вопросы нарушений прав, закрепленных в Европейской Конвенции по Правам Человека, тот самый, которыйвынес немало решений против Молдовы, и в котором заседает в том числе и один молдавский судья.Суд Европейского Союза занимается исключительно толкованием и применением права Европейского Союза. Молдова, не будучи страной ЕС, к нему не имеет отношения. Но исходя из тенденции внедрения норм ЕС, нам придется в ближайшее будущее не только изучать, но и применять практику данного Суда.Как уже было сказано выше, именно Суд Европейского Союза имеет исключительную компетенцию толковать нормы европейского права. Более того, в ЕС существует специальная процедура, при которой если при рассмотрении какого-либо внутреннего дела национальными судами одной из стран-членов ЕС возникает необходимость толковать нормы европейского права, то рассмотрение дела приостанавливается, и оно направляется в Суд ЕС для толкования соответствующих норм. После этого дело возвращается снова в национальный суд, который уже выносит решение по существу.За время своего существования Суд ЕС вынес огромное количество решений, которые в значительной мере и сформировали всю систему европейского права в том виде, в котором оно сегодня существует и применяется. Поэтому, внедряя сегодня нормы европейского права в Молдове, мы будем вынуждены внедрять и практику Суда ЕС.А кроме того, есть сложившаяся практика и отдельных учреждений Евросоюза, в первую очередь Европейской Комиссии, которая выносит решения по большому количеству проблем. И хотя ее решения не имеют той же силы, что решения Суда ЕС, они играют огромное значение для понимания того, как нормы Евросоюза применяются на практике. И их тоже придется изучать и внедрять в деятельности административных учреждений и судов Молдовы.Обязательства Молдовы по Соглашению об Ассоциации с ЕСВсем вышеуказанным нам придется заниматься. Подтверждение тому, что это скорее всего станет именно обязанностью, можно найти и в целом ряде положений Соглашения об Ассоциации между Молдовой и Европейским Союзом, которое планируется подписать в самое ближайшее время.Необходимость гармонизации молдавского права с европейским указана во многих положениях проекта данного соглашения. Оценка того, насколько корректным является сближение молдавского законодательства с европейским, будет происходить в том числе исходя из того, как это законодательство будет применяться.  Это прямо вытекает из текста проекта Соглашения об Ассоциации. Например, п. 2 статьи 409 проекта (текст на русском, хоть и не в самом лучшем переводе) прямо предусматривает, что Европейский Союз будет оценивать, является ли законодательство Молдовы гармонизированным с правом ЕС, а также насколько эффективно оно внедряется и реализуется. При этом должно приниматься во внимание существование и функционирование соответствующих инфраструктуры, органов и процедур. Более того, при оценке сближения законодательства будет учитываться, насколько существующие внутренние положения и практики являются несовместимыми с правом ЕС (пп. 3 и 4 ст. 409 проекта Соглашения). В статье 410 указанного проекта также говорится о том, что Республика Молдова должна предпринять необходимые действия для отражения в своем внутреннем праве тех изменений, которые происходят в праве европейском.Молдова должна будет регулярно предоставлять отчеты о том, как внедряются нормы ЕС в Молдове. Подобная отчетность не сводится лишь к предоставлению информации о принятых законах. Согласно статье 451 проекта Соглашения для оценки процесса гармонизации могут организовываться миссии на местах с участием представителей органов ЕС и соответствующих экспертов. Аналогичных положений в тексте Соглашения встречается немало в различных контекстах и аспектах. Таким образом, необходимость внедрения именно практики применения норм европейского права вытекает не только из ссылок на него в текстах молдавских законов, но и из прямых обязательств, которые Молдова планирует взять на себя, подписывая Соглашение об Ассоциации с ЕС. Потенциальные сложности с внедрением судебной практики ЕС в молдавских судахВнедрение судебной практики ЕС в молдавских судах, однако, неизбежно будет сталкиваться с препятствиями как технического, так и психологического характера.Во-первых, на сегодняшний день вряд ли наберется много судей, которые смогли бы квалифицированно разбираться в вопросах Европейского права, особенно в специальных отраслях, типа того же конкурентного права. И это не их вина. Европейское право является чем-то совершенно новым для нас. Даже несмотря на то, что общие курсы права ЕС давно читаются в молдавских университетах. Во-вторых, применение норм европейского права потребует ознакомления с огромным массивом практики Суда ЕС. И не только ознакомления, но и активного внедрения этой практики при рассмотрении дел молдавскими судьями. А с этим однозначно возникнут проблемы. По ряду причин. Можно привести просто пример того, как в Молдове применяется практика Европейского Суда по Правам Человека (решения которого для Молдовы уже много лет как являются обязательными). Многие судьи до сих пор негативно реагируют на то, когда адвокаты в процессах приводят выдержки из решений ЕСПЧ. При том, они обязаны применять эти решения. Можно лишь догадываться о том, как судьи в нашей стране будут реагировать, когда стороны начнут все чаще использовать в своих аргументамх ссылки на решения Суде Европейского Союза. Не исключено, что периодически из уст судей будут звучать фразы типа "мы не страна ЕС, и соответственно, Суд ЕС нам не указ". Это и есть та самая проблема психологического характера, через которую придется неизбежно пройти.

В-третьих, внедрение европейской правоприменительной практики потребует совершенно иного подхода с точки зрения юридической техники. К сожалению, навыки молдавских судей не соответствуют навыкам работы юристов и судей в странах ЕС. Это уже сейчас наглядно видно из практики применения Европейской Конвенции по Правам Человека. Достаточно взять и прочитать любые несколько решений молдавских судей и несколько решений Европейского Суда по Правам Человека. К сожалению, решения молдавских судов отличаются почти полной бессистемностью, отсутствием четкой структуры, последовательности в аргументации своих решений, внутренней логики. Даже в тех случаях, когда суды принимаются верные и справедливые решения, зачастую совершенно невозможно понять, как же именно суд пришел к тем или иным выводам.Для успешного внедрения норм европейского права необходимо будет менять не только психологию, но и обучаться новым профессиональным навыкам, которым не обучают в наших университетах. И это касается далеко не только судей, но и адвокатов, прокуроров и других специалистов в области права.Пожалуй, что адвокаты с этой точки зрения находятся в наиболее выгодном положении. Находясь в ситуации, когда они должны в условиях конкуренции друг с другом бороться за клиентов, а затем предпринимать все усилия для защиты их интересов, они больше других заинтересованы в том, чтобы овладеть новыми знаниями и новыми навыками. Те адвокаты, которые не смогут перестроиться, через какое-то время будут становиться все менее конкурентноспособными.РезюмеПодводя итог, можно сказать, что полномасштабное применение европейского права в Молдове становится объективной реальностью. Еще задолго до того, как Молдова станет даже просто кандидатом на вступление в Европейский Союз.Данный процесс потребует существеннего изменения в подходах к правопримению. Молдавским судам и другим государственным органам необходимо будет принять тот факт, что они должны будут не только применять нормы, существующие в ЕС, но и следовать прамоприменительной практике, реализуемой органами Евросоюза, и в первую очередь Суда ЕС. Им косвенно придется следовать многим решениям европейских учреждений несмотря на то, что Молдова не является членом Союза.Не вдаваясь в дебаты относительно того, как данный факт влияет на суверенитет Республики Молдова, хочется здесь отметить, что это потребует существенного пересмотра подходов в работе и государственных чиновников, и судей, и адвокатов. Значительные изменения должны произойти в системе университетского юридического образования, которое должно будет сделать акцент на гораздо более углубленном изучении норм Европейского права и порядка их применения. В принципе, данный процесс уже должен начаться, учитывая те декларации, которые включаются в новые молдавские законы. Но в будущем, с подписанием Соглашения об Ассоциации с Евросоюзом, полномасштабное внедрение подобных изменений в правоприменительную практику станет обязанностью Республики Молдова.
Немного международного права для молдавских патриотов...
В последнее время в рядах молдавской Компартии широко распространилась практика использования вместо национального знамени Республики Молдова стягов Молдавского княжества. Вот такого, к примеру:

Участвуя недавно на ТВ в передаче, посвященной 9 мая, услышал от одного из симпатизирующих Компартии фразу, что он, мол, не особо почитает сегодняшний государственный флаг, а предпочитает отдавать дань флагу того самого Молдавского княжества, во времена которого Молдова достигла наибольшего расцвета. Отчасти (или даже в основном) это происходит оттого, что сегодняшний государственный флаг практически идентичен румынскому (по крайней мере в части расположения основных цветов), а любые намеки на объединение с Румынией, на общее историческое и культурное наследие и этническое происхождение у большинства из них вызывает нервный тик. Оттого они всячески и отгораживаются от символов, которые могут напоминать о Румынии. И в качестве альтернативы решили избрать флаги Молдавского княжества, когда Молдова была самостоятельным государством. И вообще, регулярно делаются заявления, что мы, мол, являемся продолжателями дела Штефана, традиций независимого Молдавского княжества. Единственное, что не учитывается подобными молдавскими патриотами, так это то, что сегодняшняя Республика Молдова юридически к Молдавскому книжеству отношения не имеет. В международном праве есть такое понятие как правопреемство. Оно подразумевает переход прав и обязанностей одного государства другому государству или смену одного государства другим в несении ответственности за международные отношения какой-либо территории (определение взято с Википедии, но вполне отражает суть понятия). Сегодняшняя Республика Молдова - это лишь часть от Молдавского княжества, которая была присоединена к себе Российской Империей в 1812 году, после чего Бессарабия была превращена в рядовую российскую губернию. Впоследствии, эта территория получила очень недолговременную и относительно неполноценную независимость в сумятице Октябрьской Революции в России, вскоре после чего стала частью Румыниии, а затем, уже в 40-х годах 20-го века, была вновь присоединена обратно теперь уже к Советскому Союзу. Таким образом, можно говорить о том, что по сути данная территория никогда полноценной независимости не имела. Сегодняшняя Республика Молдова (провозгласившая свою независимость 27 августа 1991 года) - это совершенно новое государство (именно как государство, а не просто историческая территория) на политической карте мира. Важнейший же момент, который постоянно упускается из вида молдваскими патриотами, ведующими свою "генеалогию" от Штефана Великого, является то, что после присоединения территории сегодняшней Республики Молдова к России, то самое Молдавское княжество, которое они всюду ставят в пример, продолжило свое существование в качестве отдельного государства. И именно это государство сохранило в качестве государственных символов флаги Княжества. Те самые флаги, с которыми сегодня так носятся молдавские коммунисты и другие патриоты. А в 1859 году Молдавское Княжество объединяется с другим - Валахией (или Цара Ромыняскэ), что приводит к созданию такого государства, как Румыния. Таким образом, Молдавское княжество, то самое, на которое ссылаются постоянно сегодняшние молдавские патриоты во главе (в первую очередь) с Партией коммунистов, вошло в состав нового государства - Румынии. И вот тут мы и вспоминаем про понятие правопреемства. В силу него все символы, которые сегодня активно используют некоторые в противовес официальному флагу Республики Молдова, по сути перешли к Румынии, в состав которой и вошло независимое Молдавское княжество. Таким образом, используя символы Молдавского княжества они по сути пропагандируют идею единства с Румынией, от которой сами же всячески открещиваются. Причем, что интересно, в своих материалах они упоминают флаг, изображение которого приведено выше, и сами же ссылаются на то, что он использовался Княжеством в 30-е годы 19-го века, т.е. в тот самый период когда территория сегодняшней Республики Молдова входила в состав Российской Империи и была отделена от Молдавского княжества. Вспоминая в заключение понятие правопреемства, стоит еще раз подчеркнуть, что сегодняшняя Республика Молдова - это никакая не продолжательница государства Штефана Великого. Как государство оно юридически к нему не имеет никакого отношения. У нас с ним не прослеживается непрерывной юридической цепочки правопреемства государств. Столь любимая молдавскими патриотами штефановская Молдова находится уже более 150 лет как в составе Румынии. И как я уже отметил чуть выше, любые ссылки на Молдавское княжество - это ни что иное как поддержка идеи единой Румынии, идеи, которая для них столь ненавистна.Мы, Республика Молдова, - это совершенно новое государство, без исторических традиций государственности и независимости. В этом нет ничего страшного. Но нужно просто в этом честно самим себе признаться. И после этого решать, что именно делать с этой государственностью и независимостью...
Двойное "правосудие" за закрытыми дверями.
В прошлом году вступили в силу изменения в Гражданский Процессуальный Кодекс Республики Молдова, в соответствии с которыми рассмотрение дел Высшей Судебной Палатой РМ стало производиться без вызова сторон. Очень много говорилось тогда о том, что это позволит ВСП работать более эффективно и более оперативно рассматривать многочисленные заявления. Отчасти в этом был резон, особенно учитывая то, что Высшая Судебная Палата преимущественно решает вопросы о правильности применения законодательсва, а не просто заново рассматривает дела. При этом часто делались ссылки на практику функционирования Европейского Суда по Правам Человека, который рассматривает подавляющее большинство дел без участия самих сторон лишь на основе имеющихся документов.Стоит напомнить, что пару лет назад большинство решений ВСП стало публиковаться на ее сайте в интернете. До совсем недавнего времени нормальный поиск среди огромного массива решений на сайте практически не работал. Благо что система поиска Гугла позволяла искать многие решения напрямую и гораздо эффективнее. И именно благодаря ей наши коллеги-адвокаты натолкнулись на крайне любопытный (хотя вернее будет сказать "вопиющий") случай. В закрытой e-mail группе для адвокатов были выложены две ссылки на два решения Высшей Судебной Палаты. И все бы ничего, если бы это не были два абсолютно противоположных, противоречащих друг другу решения... по одному и тому же делу!!!Итак, дело № 2ra-737/13.  Первое решение от 17.04.2013 г. Второе решение от 05.06.2013 г.Одни и те же стороны. Одно и то же дело с одним номером. Рассматривается одно и то же кассационное заявление (никаких ссылок на заявления о пересмотре решения). Лишь один из судей почему-то в составе суда указан другой. Обжалуются одни и те же решения нижестоящих судов. То есть, сомнений в том, что это решения по одному и тому же делу, лично у меня нет.Более того, текст обоих решений абсолютно идентичен (даже грамматические ошибки повторяются) ровно до того момента, когда суд высказывается о том, что кассационное заявление подлежит удовлетворению/отклонению. И дальше уже следуют разные обоснования для абсолютно разных результатов. Проще говоря, на сайте ВСП РМ размещены два решения по одному и тому же делу. Два решения, в которых написано, что они вступили в силу, что они окончательны и пересмотру не подлежат. Вот только с абсолютно двумя разными и прямо противоложными результатами, сначала решение в пользу одной стороны, а затем - в пользу совершенно другой стороны. Что это такое, и как такое может происходить, разумно объяснить я не могу. Единственный вывод, который напрашивается, это то, что за красивыми словами о схожей практике Европейского Суда по Правам Человека молдавские судьи за закрытыми дверями, без каких-либо свидетелей творят все что угодно, все что им только заблагорассудится, без какого-либо контроля. И только, видимо, чей-то недостаток навыков администрирования сайтами в интернете позволяет таким вещам всплывать наружу...
"Мы отобьем у вас желание инвестировать..."
В последнее время в Республику Молдова поступает два основных потока денежных средств - перечисления гастарбайтеров и кредиты международных финансовых учреждений. Однако, деньги, в которых реально нуждается страна, это иностранные инвестиции. Об этом постоянно заявляют политики всех мастей и расцветок. Однако, инвестиции все не идут и не идут. И если кто-то думает, что избранием президента эта проблема решится, то рискну утверждать, что ничего это не изменит. В этой заметке я бы хотел изложить пару реальных зарисовок о том, с чего начинаются практически любые иностранные инвестиции в страну, и что во всей красе демонстрирует всю непреодолимую дремучесть нашего бюрократического аппарата, которая у многих запросто может отбить вское желание продолжать (а вернее даже, начинать) что-либо делать в нашей стране. Конечно, это не ключевой момент при принятии решений об инвестировании, но тем не менее, очень показательный.Инвестиции обычно реализуются через деятельность компаний. А соответственно, для того, чтобы начать какую-либо серьезную деятельность, необходимо зарегистрировать юридическое лицо, фирму. Так вот, уже на этом этапе проявляется вся дурость, отсутствие логики и топорность молдавской бюрократии и бессмысленных законодательных хитросплетений. Сначала две реальные истории про регистрацию двух реальных фирм, которыми мне пришлось заниматься.История первая. Крупный бизнесмен (уже пожилой, но еще исключительно полный сил) из США. В Америке он является руководителем и совладельцем одной высокотехнологичной компании в Силиконовой долине. Когда ради интереса ввел его имя в поиск в Гугле, то натолкнулся на фото с визита в их компанию губернатора Калифорнии и по совместительству известного актера А. Шварценнегера. Дворец (не побоюсь этого слова) в Беверли-Хиллз. При доступе к немалому капиталу, у него были (похоже, что уже именно так, в прошедшем времени) планы по развитию крупных проектов в Республике Молдова. Начали мы процедуру регистрации фирмы. И так как он непосредственно был здесь, то все этапы решил пройти лично. Все эти этапы я еще опишу чуть ниже. Пока лишь скажу, что их для такой, в общем-то формальности, как регистрация фирмы, совсем немало (а вернее, чрезмерно много), по крайней мере, для иностранцев. Но самое большое впечатление на него, конечно, произвела очередь. Нет, не в Регистрационной Палате, а в отделении МВД, которое занимается выдачей справок о несудимости. Думаю, многие знают, о чем я. Это такая длиннющая очередь в пару сотен человек, которая ежедневно собирается для того, чтобы подать маленький формулярчик ради получения маленкьой бумажки. Все что я мог сделать в ответ на вопрос о том, почему эту мелкую формальность нельзя было организовать через Интернет, это лишь пожать плечами. Я и сам неоднократно задавался этим же вопросом. Более того, сначала он должен был пойти в банк, который находится совсем в другом месте, и заплатить за эту справку, а потом уже отстоять в очереди (потому как при осуществлении платежа через терминал, который стоит прямо там, необходимо ввести персональный код из 13 цифр, которого у иностранного гражданина, недавно прибывшего в Молдову, естественно, нет). Потом уже, после того как фирма была зарегистрирована, мы начали обсуждать множество вопросов, связанных с теми или иными процедурами в Республике Молдова, тонкостями (если можно так выразиться) трудового законодательства. Последнее произвело особое впечатление. В общем, фирма была зарегистрирована, но вот будут ли через нее реализовываться те проекты, которые были задуманы, есть масса сомнений. История вторая.Для того, чтобы иностранный гражданин назначил себя директором в собственной же компании в Республике Молдова, он должен предоставить справку о несудимости как из Республики Молдова, так и из страны, гражданином которой он являтеся. Уже одного этого было бы достаточно, чтобы покрутить слегка пальцем у виска. Какое отношение имеет то, что делал человек у себя на родине, если перед Республикой Молдова он чист, как слеза младенца? Ну, суть не в этом. И даже не в том, что эта справка является лишним бюрократическим препоном. Вся абсурдность этого правила выражается в следующей истории.Гражданин одной из стран ЕС. Одной из самых успешных, процветающих, спокойных стран Евросоюза. О ней вы даже не услышите в последних новостях про международный финансовый кризис. Человек по профессии инженер, ведет бизнес у себя на родине, а также является там досаточно известным изобретателем (многие его патенты я сам просматривал в европейской патентной базе данных). Решает открыть фирму в Молдове и хочет назначить себя же директором. И получает он ту самую справку из полиции. А справка оказывается не так уж чиста. Несколько лет назад он был остановлен у себя на родине за нарушение правил дорожного движения (достаточно грубое, но не самое страшное и обошедшееся совершенно безо всяких последствий). Оштрафован. В справке стоит отметка о приостановленном наказании. Представляем эту справку в Регистрационную Палату. Где ему... отказывают в регистрации его в качестве директора его же фирмы. Говорят, учредителем пожалуйста, директором - нельзя. Потому как имеется судимость. Доводы о том, что наказание за ненадлежащее вождение автомобиля к руководству деятельностью фирмы имеет самое последнее отношение (а скорее даже вообще никакого), разбивались о глухую и непробиваемую стену нежелания вникать в суть вопроса у уверенного в титанической мощи молдавского государства чиновника. Может, конечно, логика в этом правиле и есть, но лично мне ее узреть не получилось.Будет ли он все таки что-либо регистрировать здесь, неизвестно. Человек, как минимум, всерьез призадумался....Так вот а теперь я более детально поведаю о самой процедуре регистрации. Потому как для иностранцев она очень забавна. Осенью прошлого года в Закон РМ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателейЭ были внесены изменения, предусматривающие внедрение так называемого "принципа единого окна" при регистрации фирм. По хорошему этот принцип должен означать, что человек пришел в одно учерждение и там смог решить абсолютно все формальности, связанные с регистрацией новой компании. Теперь я вам расскажу, как в реальности действует этот принцип в Республике Молдова. Если его кто-то и может назвать "единым окном", то у этого окна уж слишком много подоконников.Итак, вы иностранный гражданин и хотите зарегистрировать компанию в Республике Молдова. Вы уже прошли первый бюрократический барьер у себя на родине и получили ту самую справку о несудимости. Теперь вы должны получить точно такую же справку в Молдове. Как я уже сказал, это процедура хоть и не сложная, но в высшей мере глупо организованная. Затем вам нужен адрес, по которому будет зарегистрирована ваша компания. Неважно, что активную деятельность вы начнете скорее всего не сразу же на второй день после регистрации. А соответственно, сам офис вам пока еще не нужен. Но адрес получить вы обязаны. В крайнем случае вы пойдете в фирму, которая занимается предоставлением юридических адресов. Даже если фактически их помещениями вы никогда не воспользуетесь, одномоментно вам придется заплатить более 80 евро. Там вам дадут бумагу, которая подтверждает, что у вас действительно есть адрес, который вы сможете использовать для регистрации.С этой бумагой и со справками вы идете в Регистрационную палату. Там вам составят проект устава и решения об учреждении фирмы. А затем отправят ... к нотариусу, чтобы эти документы заверить нотариально. Зачем идти к нотариусу, если и сама Регистрационная Палата имеет право их удостоверять? А затем, что если вы иностранец, то велика вероятность, что ни по-румынски, ни по-русски вы не говорите. И поэтому вас отправят заверять документы именно у нотариуса. Но проблема в том, что нотариусы и сами не говорят на иностранных языках. И для того, чтобы заверить вам документы, нотариус потребует присутствия переводчика. И не простого, а особого. Переводчик должен быть в обязательном порядке авторизованным при Министерстве Юстиции. И их, таких авторизованных, менее десятка на всю Республику (а соответственно, все они чрезвычайно заняты и недешевы). Так вот, для того, чтобы сходить к нотариусу, вам необходимо будет заранее созвониться и договориться на определенное время с таким переводчиком. И только лишь в его присутствии нотариус и заверит вам все указанные документы.Опять же, на вопрос клиента о том, почему он не может просто написать декларацию, что он доверяет под собственную ответственность осуществлять перевод своему знакомому, я лишь пожал плечами. Я тоже не понимаю, зачем нужен авторизованный переводчик, если в конечном счете, по крайней мере, на английский я переводу юридический текст намного лучше этого переводчика. При этом, за услуги переводчика и нотариуса, необходимость в которых тоже возникла совершенно на пустом месте, придется заплатить порядка 80-90 евро, если не ошибаюсь. Также неясно, что делать человеку, который в принципе не знает ни про переводчиков, ни про то, где их искать (ведь на сайте Регистрационной Палаты, на котором якобы размещена вся необходимая информация, вы про это не увидите ни слова).Ну хорошо, документы вам нотариус заверил. Теперь нужно пойти в банк. В банке вам необходимо открыть временный счет для внесения уставного капитала. Впоследствии, уже после того, как фирма будет зарегистрирована, вам необходимо будет открыть счет другой счет, постоянный, на который будут переведены деньги с временного счета, для того, чтобы вы смогли ими пользоваться. Банк вам выдает справочку, и уже со всеми документами вы снова идете в Регистрационную Палату, сдаете их в соответствующий отдел, где вам назначают дату и время приема у государственного регистратора. И вот когда уже вы явитесь к регистратору в назначенное время, вам и выдадут документы на фирму, поздравят с новой компанией и пожелают удачи в нелегком деле ведения бизнеса в Республике Молдова. Если вы думаете, что на этом "единое окно" можно закрывать, то вы ошибаетесь. Потому что затем вам еще нужно будет зарегистрировать фирму в налоговой инспекции. Не пытайтесь искать логику в этом. Даже несмотря на то, что информация о вновь зарегистрированной фирме автоматически поступает в налоговую. И несмотря на то, что регистрационный номер компании одновременно является и ее фискальным кодом. Нет, вы все равно обязаны собрать все документы на фирму, учредителей и директора, и пойти на поклон в налоговую и лично там отметиться. Если это все называется "единым окном", то видимо у меня какие-то неправильные представления об окнах...Мораль сей басни следующая. Еще до того, как вы начнете какую-либо деятельность в Республике Молдова, вам продемонстрируют в лучшем виде всю "эффективность" молдавского госаппарата. Первое впечателение о ведении бизнеса в Молдове тоже сложится именно на этом этапе. А вот сколько денег Молдова теряет только вот на подобных глупостях, можно только догадываться.
Пара зарисовок на тему загруженности судов
В последнее время у нас очень много и часто говорят о перегруженности судов. Что судьи не успевают надлежащим образом рассматривать такое количество дел. Особенно в экономическом суде. Все это так. Но вопрос в том, из-за одного лишь большого количества дел создалась ситуация с перегруженностью? Вот вам буквально пара картин из Окружного экономического суда. Выводы делайте сами.Вчера стою в корридоре, ожидая начала рассмотрения одного из своих дел. Время ближется к 12-ти дня. По корридору в сторону выхода с барсеточкой в руках, никуда не торопясь, проследовал один из судей. Ну, время уже почти обеденное, потому ничего странного вроде и нет. Но ради интереса глянул на график дел этого судьи на стенде, который висел на стене рядом. Оказалось, что в течение всей недели у этого самого судьи все дела назначаются только до обеда. Более того, все дела следуют друг за другом с разницей во времени в 10-15 минут. О чем это может говорить? Первый же вывод, который сам напрашивается, это то, что данный судья все свои дела решает только в первой половине дня, а потом просто уходит по своим делам или отправляется домой отдыхать. При том, что рабочий день в суде (а соответственно, и у самих судей, длится до 5 часов вечера). С учетом сказанного выше, сделанный вывод не выглядит чем-то невероятным. Тем более, что для большинства юристов, часто ведущих дела в экономическом суде, не секрет, что некоторых судей после 3-4-х часов дня уже на месте зачастую не застать.Ладно, так как однозначно я судить не могу, т.к. к указанному судье после обеда я, за ненадобностью, не заходил, предположим, что после обеда он таки вернулся и продолжил работу над теми делами, которые у него находятся в производстве (работа судьи ведь отнюдь не сводится к тому, чтобы непосредственно рассматривать дела в судебных заседаниях, но и, как минимум, к написанию решений по этим делам, хотя и не только). Так вот, о чем говорит назначение всех дел с разницей в 10 минут? О том, что нормального и серьезного рассмотрения ни одного из этих дел не будет. Даже самое простое дело о практически бесспорном взыскании задолженности при явке обеих сторон занимает чаще всего несколько больше времени. Не говоря о случаях, когда есть какие-то возражения со стороны ответчика, и дело требует того, чтобы ему было уделено внимание. Даже если изначально предположить, что в половине дел одна или обе стороны не явятся, и рассмотрение будет отложено, это значит, что между несколькими делами, у судьи возникнет время для работы над другими делами. Часто, однако, постоянные отложения дел из-за неявки сторон или из-за каких-то других причин (явление, распространенное повсеместно) говорит о не самой эффективной работе самого судьи, который должен позаботиться о том, чтобы каждая из сторон была соответствующим образом проинформирована о времени и месте заседания, о том, чтобы четко определить сторонам сроки выполнения определенных действий и представления отзывов и доказательств. Строгое следование процедуре позволило бы существенно снизить количество подобных отложений... Но что происходит, когда стороны являются? Часто они вынуждены подолгу ждать своей очереди, хотя назначенное время рассмотрения их дела уже наступило. Опять же, такой ситуации можно избежать, в том числе, более равномерно распределяя дела в течение дня (а не так, как в вышеупомянутом случае). Иначе, со стороны суда демонстрируется банальное неуважение к сторонам процесса, особенно учитывая то, что в том же экономическом суде практически нет скамеек, и люди по часу (а то и больше) должны стоя ждать, когда объявят их дело. Откуда ж тогда взяться уважению к самому суду?!.Другая картина. Дожидаюсь я своего дела. Входим, начинается рассмотрение. Возникает необходимость отложения дела (основание в данном случае не принципиально). Вчера было 18 апреля. Дело было перенесено на ... 8 сентября. То есть, почти на 5 месяцев!!! На что ссылается судья, оправдывая такой срок? Правильно, на загруженность и на то, что у нее до указанной даты уже все расписано. Вполне возможно допустить. Если бы не одно НО. Именно у этого судьи в Окружном Экономическом суде постоянно в корридоре собирается самая большая толпа людей, дожидающихся своей очереди на рассмотрение их дела. Почему? Наше дело, то самое которое было перенесено аж на сентябрь, легко может дать ответ на этот вопрос. По нему до этого уже было отложено 2 заседания, при том, что обе стороны присутствовали!!! Причина - отсутствие самого судьи. Как минимум в одном из случаев (а по-моему, как раз в обоих) судья не болел, не был на каком-либо семинаре или еще на каком официальном мероприятии. Нет, судьи просто не было на месте в то время, на которое были назначены дела. Где он был и чем занимался неизвестно. Секретарь этого судьи виновато объясняла, что вот-вот, уже совсем скоро судья должен явиться. Ожидание не увенчалось успехом, и уже мы сами настаивали на отложении (потому как есть и другие дела, которые не зависят от прихотей отдельных судейских чиновников)...
Эфир на Публика ТВ по поводу радаров.
Сегодня был на нашем новом телевизионном канале - Публика ТВ. Обсуждали вопрос, который я недавно здесь описывал - использование Дорожной полицией радаров для замеров скорости движения автомобилей. Видео пока вставить не получается. Можно пройти по вот этой ссылке: http://www.publika.md/emisiuni/adnotari-ru_501.html, кликнуть на эфир от 23 мая 2010 и нажать на стрелочку на экране, после чего запустится запись передачи (на Эксплорере не идет. Так что нужно смотреть в других браузерах).
Уровень аргументации Высшей судебной палаты Республики Молдова
В соответствии с молдавским законодательством суды должны мотивировать свои решения. То есть, в своих решениях они должны объяснять, почему именно они вынесли тот или иной вердикт, почему приняли во внимание или, наоборот, отклонили те или иные аргументы сторон. Очевидно, что образцовыми в этом смысле должны быть решения Высшей судебной палаты Республики Молдова, которая проверяет законность решений всех судебных инстанций страны и должна служить им примером. Исходя из этого, прошу вас оценить следующий пассаж из одного из решений ВСП РМ (сначала приведу в оригинале на румынском):Argumentul invocat precum că, prima instanţă a aplicat legea care nu trebuia să fie aplicată, referindu-se la normele stipulare în art. 268 Cod civil ce reglementează prescripţia extinctivă şi nu dobînda de întîrziere şi că instanţa de apel contrar prevederilor art. 373 alin.(1) Cod de procedură civilă şi art. 390 alin.(1) lit.a) Cod de procedură civilă nu a verificat legalitatea şi temeinicia hotărîrii atacate în ce priveşte constatarea circumstanţelor de fapt şi nu a indicat în decizia instanţei de apel concluzia instanţei cu referire la legea guvernantă, nu pot fi reţinute deoarece instanţele de judecată au apreciat corect natura juridică a raportului obligaţional stabilit între părţi şi corect au dispus încasarea sumei dobînzii de întîrziere conform art.585, art.619 alin.(1) Cod civil.По русски (немного сокращенно, но с точной передачей смысла): Такой-то и такой-то заявленный аргумент не может быть принят во внимание, "потому что нижестоящие судебные инстанции инстанции правильно оценили правовую природу обязательственных отношений, установленных между сторонами, и правильно взыскали сумму процентов за просрочку".Если вы думаете, что я шучу, то вот ссылка на решение на сайте Высшей судебной палаты (3-я страница, 6-ой абзац сверху).Нормально, да? Другими словами, ваши аргументы о том, что суд был неправ, необоснованны, потому что суд был прав! И точка. Решение окончательно и обжалованию не подлежит.Судьи:Светлана НовакТамара Кишкэ-ДоневаЮлия Чимпой
Радары на службе у...
Проблема, о которой я хочу сегодня поведать, прежде всего, затрагивает автомобилистов. Но, в принципе, она очень показательна с точки зрения того, как у нас функционируют государственные структуры.В январе месяце одного из клиентов на дороге останавливает сотрудник Дорожной полиции, заявляя о том, что он якобы превысил скорость. В качестве обоснования приводятся данные радара, установленного в полицейской машине. Собственно, о законности использования этих радаров сотрудниками полиции и пойдет речь. Предварительно лишь скажу, что судя по всему, сегодня все или большая часть радаров в Республике используется дорожной полицией незаконно. Итак, сотрудник полиции демонстрирует показания радара на мониторе, на основании чего составляет протокол о превышении допустимой скорости движения по городу. Устройства, которыми оборудованы автомобили полиции, представляют собой радиолокационный прибор "ИСКРА-ВИДЕО" производства российской компании "СИМИКОН". В соответствии с пунктом 2 Положения о порядке использования технических средств, включая измерительные и медицинские приборы, которыми оснащена полиция (утверждено Постановлением Правительства № 1139 от 18.09.2003 г.) измерительные приборы, которыми оснащена полиция, согласно статье 12 Закона о метрологии подвергаются государственному метрологическому контролю и надзору. Согласно пункту 5 этого же Положения измерительные приборы, которыми оснащена полиция, допускается к применению только в том случае, если они узаконены на территории Республики Молдова (включены в Государственный реестр измерительных приборов) и периодически проверяются согласно тому же Закону о метрологии. В соответствии с частью (4) статьи 10 Закона о метрологии официальные измерения (к которым относятся в том числе замеры скорости дорожной полицией) осуществляются при помощи узаконенных средств измерений в соответствии с законодательными методиками выполнения измерений, утвержденными национальным органом по метрологи. То есть, помимо того, что соответствующий радар должен быть внесен в Государственный реестр средств измерений, для того, чтобы его можно было официально использовать, также должна быть утверждена и методика осуществления измерений. К этому всему мы еще вернемся чуть позже.Измерительные приборы для замера скорости (радары) существуют разных моделей и модификаций. Есть прибор "ИСКРА-1". Это просто радар ("пистолет") без каких-либо дополнительных средств видеофиксации (камеры и монитора). Есть прибор "ИСКРА-ВИДЕО", который представляет собой комплекс из, собственно, радара с подключенными к нему видеокамерой и монитором. В Республике Молдова в Государственный реестр внесен только прибор ИСКРА-1. В конкретном случае, с которым пришлось нам столкнуться, сотрудник полиции не указал в протоколе модель измерительного прибора, указав просто "ИСКРА" и серийный номер изделия. Начинаем выяснять, какая же именно это ИСКРА (хотя по внешнему виду прибора уже знали, что это ИСКРА-ВИДЕО), пишем разные запросы. Проясняются интересные подробности. Национальный институт стандартизации метрологии дает ответ, что прибор с указанным серийным номером зарегистрирован в Реестре в качестве прибора ИСКРА-1. При этом нам сообщают, что ИСКРА-ВИДЕО является дополнением (с видеокамерой для фиксации данных и картой памяти) к прибору ИСКРА-1. Чуть позже, схожий ответ дает и Министерство экономики. Министерство подтвердило, что прибор с указанным серийным номером внесен в реестр в качестве измерительного средства ИСКРА-1. Также указывается, что в нашем конкретном случае, "вероятнее всего замеры проводились комплексом измерения скорости транспортных средств типа ИСКРА-ВИДЕО".Также указывается, что "комплекс ИСКРА-ВИДЕО состоит из средства измерения скорости транспортных средств типа ИСКРА-1, являющегося измерительным устройством и видео камеры, состоящей из устройства крепления и устройства видео-фиксации и выведения на монитор данных замера скорости (memory stick)", а само измерительное средство "ИСКРА-1" было включено в реестр, допущено к импорту и применению в РМ и прошло поверку в соответствии с определенной поверочной методикой.Читаем дальше: "Одновременно с решением о включении в Государственный реестр радара типа ИСКРА-1 Постановлением Департамента "Молдова-Стандарт" № 1372-М от 29.07.2003 г. установлено применять в обязательном порядке радары типа ИСКРА-1 в комплекте с устройством регистрации видео".Другими словами, что нам пытались объяснить? То, что в Республике Молдова в соответствующем реестре зарегистрирован только прибор ИСКРА-1. Но так как есть решение, которым запрещено использование ИСКРЫ-1 без устройства видеофиксации, поэтому она используется вместе с ИСКРОЙ-ВИДЕО. Сама же эта ИСКРА-ВИДЕО является лишь дополнением к ИСКРЕ-1. А так как последняя прошла поверку и была внесена в реестр, то собственно, никакого нарушения вроде как и нет.Все бы ничего, вот только сам производитель этих приборов, компания "Симикон" четко разграничивает эти два прибора. Действительно, используемая полицией ИСКРА-ВИДЕО, создана на базе ИСКРЫ-1, но она, тем не менее, является самостоятельным прибором. Если мы заглянем на сайт этой компании, то мы увидим там сертификаты утверждения типа и описание типа для обоих приборов. Из указанных документов видно, что ИСКРА-1 и ИСКРА-ВИДЕО являются разными приборами. Для них выдаются отдельные сертификаты и существуют различные методики поверки. То есть, не может даже речи идти о том, что ИСКРА-ВИДЕО это всего лишь дополнительное устройство, которое подключается к радару ИСКРА-1. Напротив, они абсолютно самостоятельны и должны отдельно проходить поверку согласно разным методикам, и отдельно заноситься в соответствующий реестр измерительных приборов. Более того, если мы глянем упомянутое Решение Департамента "Молдова-Стандарт", то мы увидим, что там ни слова нет про ИСКРУ-ВИДЕО. И не могло быть, в общем-то, т.к. сам производитель получил сертификаты на нее в России уже после того, как было принято данное Решение в Молдове. В самом же решении указано средство видеофиксации КАДР-1, который также не был занесен в Реестр, который к ИСКРЕ-ВИДЕО отношения не имеет.Собрав всю эту информацию следует очередное обращение в Министерство экономики. После чего мы, наконец, получаем ответ, который даже и не ждали получить. Цитирую некоторые выдержки из этого ответа Министерства:"Система ИСКРА-ВИДЕО в Республике Молдова не утверждена как тип, и, соответственно, не внесена в Государственный реестр средств измерений Республики Молдова. Она была размещена на рынке страны без выполнения требований, указанных в статье 12, абз. (3) Закона о метрологии № 647-XIII от 17.11.1995 с соответствующими изменениями и дополнениями.Дорожная полиция на момент прибретения данной Системы должна была требовать от продавца свидетельство о поверке на каждую Систему в отдельности, а не самим представлять ее в Национальный орган по метрологии, что свидетельствует о том, что Дорожная полиция приобрела неузаконенное средство измерений."Таким образом, Министерство экономики, в ведении которого находятся органы по метрологии, официально подтвердило факт незаконности использования данных приборов в Молдове. Но помимо этого, еще в своем первом ответе Министерство указало на то, что методика осуществления измерений радарами в Молдове утверждена не была (помните, чуть выше было указано, что для применения средства измерения должна быть утверждена подобная методика).Таким образом, на сегодняшний день Дорожная полиция при осуществлении официальных замеров скорости, на основании которых составляет протоколы о правонарушениях и выписывают штрафы, незаконно использует приборы, не внесенные в Государственный реестр измерительных приборов, для которых отсутствуют официальные утвержденные методики осуществления измерений.PS. Однако, если Вы думаете, что после всего вышесказанного, имея доказательства незаконности использования соответствующих приборов полицией, проблема решается, то вы ошибаетесь. Самое печальное, что заставляет говорить о порочности функционирования всей этой системы: при обжаловании Протокола полиции в суд представляются все указанные выше доказательства, подтверждающие незаконный характер использования радаров, однако, суд все это просто игнорирует и выносит решение, которым оставляет протокол полиции с соответствующим штрафом в силе. Система, включающая в себя и суды, просто не заинтересована в том, чтобы устранять недостатки существующие в ней, даже если в результате таких недостатков нарушаются чьи-либо права и порождаются массовые (а не мне вам говорить, сколько водителей сталкиваются с этими радарами) нарушения законодательства со стороны правоохранительных органов. Сегодня, вроде как, между несколькими ведомствами идет выяснение причин, по которым кто-то допустил возникновение всей этой ситуации. К чему приведет выяснение отношений между разными госучреждениями, сказать сейчас не могу. Вероятно, что будут предприняты действия по узакониванию всех этих средств измерения. Однако, сама эта процедура достаточно затруднительна. Особенно учитывая тот факт, что в настоящий момент, по данным производителя, эти средства уже сняты с производства. Вот только, будет ли соблюдена эта процедура?...
Главный итог 8-ми лет коммунистического правления
Вы знаете, буквально сегодня я смог сформулировать для себя главный итог правления Партии коммунистов в течение последних восьми лет. Итог не для страны, а лично для меня. И он меня жутко огорчил, потому что очень сильно повлиял на мою повседневную жизнь. Этим итогом стало то, что здесь, в Кишиневе, я остался практически безо всех своих друзей и знакомых. За последние год-два из Молдовы уехали почти все люди, с которыми я более-менее тесно общался. Кто-то сейчас живет в Москве, кто-то в Киеве, одна знакомая уехала в Канаду, еще несколько человек совсем недавно осели в Бухаресте. Почти все мои близкие друзья и знакомые покинули Молдову и решили связать свое будущее с другими странами. Причем замечу, что эти люди уехали и устроились работать ТАМ отнюдь не на черновых работах. Это не нелегальные иммигранты, которые вынуждены прятаться от властей, рискуя быть депортированными на Родину. Наоборот, все они достаточно умные, талантливые, перспективные молодые люди. Из той самой категории людей, с которыми и должно быть связано уверенное будущее любой страны. Несмотря на все заверения товарища Воронина и компании о стабильности, росте, благополучии и уверенном движении к лучшему, огромное количество молодых людей потеряло всякую надежду на то, что в этой стране они смогут добиться чего-то, что здесь они смогут вести достойную жизнь и обеспечить уверенное будущее своим детям. Результатом коммунистического правления стало то, что главная надежда и опора любой страны, ее лучшая молодежь перестала видеть хоть какие-то перспективы у себя дома... А лично я остался практически без друзей...
Агентство ОМЕГА и Комсомолка в своем репертуаре
К моему величашему сожалению сегодня в Республике Молдова активно пытаются стравливать русско- и румыноязычное население. Причем, как это ни покажется странным, в этом немало преуспевают и сами русскоязычные СМИ. Делается это путем огромного количества грязи и лжи, которое выливается с их страниц и экранов ежедневно на представителей нового парламентского большинства.Взять, к примеру, пожалуй самую популярную газету в Молдове на русском языке, Комсомольскую правду. Для людей мало мальски думающих, это название давно стало нарицательным, их безумная и совершенно оголтелая преданность молдавским коммунистам - это яркий пример того, какой не должна быть журналистика, претендующая на звание объективной.Я не часто слежу за их публикациями, большей частью стараясь пропускать их мимо глаз и ушей (ну очень уж жалко потраченного времени), но вот сегодня попал на забавную заметку. Попиарю он-лайновую версию КП в Молдове: http://kp.md/online/news/545121/Статья называется "Филат пошел по стопам Тарлева". Недавно в прессе появились сообщения о том, что председатель Европейской комиссии Жозе М. Баррозу поздравил Владимира Филата с назначением на должность премьер-министра. В заметке, опубликованной в Комсомолке, указывается, со ссылкой на прокоммунистическое агентство "ОМЕГА", что на самом деле никакого поздравления не было:"СМИ, опубликовавшие упомянутое послание, сослались в своих сообщениях на официальные интернет ресурсы Европейской комиссии.Между тем, при посещении указанных линков, выяснилось, что такого рода поздравительное обращение отсутствует на официальных сайтах, как Европейской комиссии, так и Делегации ЕК в Молдове."Тем не менее, если бы журналистка Комсомолки Лидия Ткач действительно хотела бы предоставить своим читателям правдивую информацию, а не гналась за очередным "поджаренным" фактом, то она бы заглянула на страницу Делегации Европейской комисси в РМ, и прочитала бы там это самое поздравление г-на Баррозу: http://www.delmda.ec.europa.eu/whatsnew/press_releases_ro.shtml (см. пресс-релиз от 21.09.2009).Но я думаю, что коль скоро ссылка на сайт Делегации Еврокомиссии в заметке есть, то готовившая этот материал журналистка указанное обращение прочитала, но решила не сообщать о нем своим читателям, вместо этого написав банальную ложь (в расчете на то, что люди, читающие эту газету, не станут проверять ее достоверность).На самом деле, данная заметка в Комсомолке сама по себе - мелочь. Меня огорчает другое. То, что Комсомолку читает очень большое количество русскоязычных граждан Молдовы. И их мнение о происходящем в стране, их отношение к согражданам, говорящим на другом языке, в значительной мере зависит от того, что они прочтут в этой газете...
По пивку, или о том, можно ли распивать пиво в общественных местах?
Можно я сегодня о чем-нибудь несерьезном? :)Прочитал вот блоге у Артура Гурэу про его милое общение со служителями порядка из-за якобы имевшего место распития пива в публичном месте. И учитывая то, что совсем недавно один из моих знакомых был в аналогичной ситуации, решил написать на эту животрепещущую тему - можно или нельзя пить пиво в общественных местах.Сразу оговорюсь, что я не собираюсь кого-то защищать, говорить о том, хорошо это или плохо, красиво или нет. Все, что меня интересует, законно ли это, и насколько обоснованы претензии сотрудников полиции.Попробуем разобраться. Итак, что инкриминируется любителям пива? Часть (1) ст. 355 недавно вступившего в силу Кодекса о правонарушениях (здесь текст Кодекса на русском и на румынском) гласит, что распитие спиртных напитков в скверах, парках, общественном транспорте и др. общественных местах влечет за собой наложение штрафа от 5 до 10 условных единиц (от 100 до 200 лей) или назначение наказания в виде неоплачиваемого труда в пользу общества на срок от 40 до 60 часов.Итак, распитие спиртных напитков в общественном месте. Текст на румынском языке вносит некоторое уточнение, т.к. он звучит как распитие алкогольных напитков. Соответственно, для того, чтобы понять, можно ли пить пиво там где захочется, необходимо определить, подпадает ли пиво под определение спиртного/алкогольного напитка.Учитывая то, что сам Кодекс такого определения не содержит, необходимо обратиться к другим нормативным актам, в которых такое определение закреплено. Основным нормативным актом в этой области является Закон о производстве и обороте этилового спирта и алкогольной продукции (текст на русском и на румынском). В первой же статье этого закона дается определение спиртного/алкогольного напитка, под которым понимается алкогольная продукция, произведенная из этилового спирта, полученного сбраживанием сырья растительного происхождения, с добвалением соков, сахаросодержащих продуктов, ароматических веществ, настоек, экстрактов и дистиллятов ингридиентов натурального и иного происхождения, с использованием или без использования умягченной питьевой воды, предназначенная для потребления человеком. Я не большой специалист в производстве пива, и соответственно, не могу судить, насколько точно данный процесс соответствует указанному определению. Но, вроде как, этиловый спирт в пиве содержится, и соответтсвенно, разумно считать его спиртным/алкогольным напитком. Тем более, что определение алкогольной продукции (которое входит в определение алкогольного напитка) подразумевает пищевую продукцию с содержанием этилового спирта более 1,5 % объема. Ну а так как в пиве обычно уровень спирта где-то 4-5 % (в некрепких сортах), то похоже что пиво-таки подпадает под это определение. Но, это же самое определение включает в скобках и четкий перечень этой самой продукции - этиловый питевой спирт, спиртные напитки, виноградные вина, плодово-ягодные вина, виноматериалы из винограда, плодов и ягод, ферментированные фруктовые соки, сидр. Пива я в этом списке не вижу!!!Но более того, часть (2) п. с) статьи 3 этого же закона указывает, что он не распространяется на отношения и деятельность в области производства и оборота пива, за исключением крепких спиртных напитков (а к крепким относятся такие напитки, содержание спирта в которых превышает 25 %). То есть получается, что данный закон, который дает нам определение алкогольных напитков, на пиво не распространяется. А других нормативных актов, в которых пиво было бы отнесено к спиртным напиткам, я не припомню. Скорее напротив.В 1997 г. Правительством было принято Постановление № 411, которым утверждалось Положение о порядке реализации контрольных марок и маркировки ими алкогольных напитков, пива и табачных изделий. И везде по тексту шло перечисление: алкогольные напитки, пиво; алкогольные напитки и пиво. То есть, исходя из смысла формулировок, используемых в данном Положении, пиво отграничивается от алкогольных напитков.Существует и более новое Постановление Правительства № 1481 от 26.12.2006 г. о маркировке алкогольной продукции. В нем определение ни пиву, ни алкогольной продукции не дается. Вместо этого приводится перечень той продукции, которая подлежит маркировке, а именно - вина, дивины, крепкие спиртные напитки, иная алкогольная продукция подлежащая маркировке в соответствии со ст. 123 Налогового кодекса. В статье 123 Налогового кодекса, в части (6) п. b) указывается, что маркировке не подлежат алкогольные напитки с содержанием этилового спирта до 7 % объема (кстати, сколько там процентов в 9-ой Балтике, не напомните?).Таким образом, можно сделать вывод о том, что действующее законодательство Республики Молдова пиво к алкогольным напиткам не относит. Это не значит, что по сути своей оно не является алкогольным напитком, это говорит лишь о том, что пиво не подпадает под соответствующее определение, которое есть в законодательстве. А раз так, то и привлекать к ответственности за распитие пива в общественных местах, лично я никаких оснований не вижу...PS. Кстати, еще один достаточно актуальный вопрос. Многие оказывались в ситуации, когда сотрудники полиции предъявляли претензии в связи с нахождением в общественном месте в состоянии алкоголоного опьянения. Так вот, если распитие спиртных напитков в значительное мере еще является вопросом трактовки законодательства, то появление в состоянии опьянения в общественном месте уж точно не является нарушением, но при соблюдении одного немаловажного условия... :)В соответствии с частью (2) той же статьи 355 Кодекса о правонарушениях, запрещается появление в общественных местах в состоянии опьянения, вызванного алкоголем или другими веществами, при котором лицо потеряло способность передвигаться самостоятельно. Чувствуете разницу между появлением в общественных местах в состоянии опьянения и появлением в общественных местах в состоянии опьянения, при котором лицо потеряло способность передвигаться самостоятельно? Так что, учтите этот маленький нюансик в общении с сотрудниками полиции, если таковое вдруг случится.В общем, если уж решили крепко загулять (лично я не любитель, но другие ведь вольны делать то, что им заблагорассудится), то пейте себе "на здоровье" сколько хотите, главное, на ногах стойте крепко. И не задирайтесь к окружающим, потому как это уже совсем другая статья (и в таком случае состояние алкогольного опьянения будет рассматриваться как отягчающее обстоятельство)!!!
События в Кишиневе - мысли об увиденном. Часть 1
Спустя пару дней после начала массовых акций протеста и после того, что произошло во вторник, попытался все как-то переварить, скомпоновать и выложить здесь. Сразу оговорюсь, что я голосовал за одну из оппозиционных партий, которая прошла в Парламент. Поэтому наверняка кто-то меня может обвинить в необъективности. Я и не стану однозначно утверждать, что буду объективным на все 100 % (потому как эмоций слишком много), но постараюсь… Что произошло? Ну, собственно, нет смысла говорить в деталях о том, что произошло. Кадры штурма президентского дворца, полыхающего и разгромленного Парламента обошли уже весь мир. Повторяться нет нужды. Вопрос в том, почему так произошло и что же делать дальше? Как такое могло произойти и кто виноват? В данную минуту совершенно невозможно говорить о том, кто виноват во вторничных событиях, произошедших в центре Кишинева. Оппозиция обвиняет руководство страны и полицию, коммунисты обвиняют оппозицию. В заявлениях и тех и других очень много эмоций, много попыток свалить все друг на друга. Поэтому делать выводы из заявлений той или иной стороны практически бессмысленно. Пройдусь лишь по некоторым из заявлений, комментариям и сообщениям в прессе. Должна ли была оппозиция отказаться от массовых акций протеста? Многие сейчас обвиняют оппозицию в том, что она вывела людей на улицы, соответственно, она и ответственна за произошедшее, даже если прямо и не подстрекала людей к штурму. Оппозиционные лидеры заявили, что они, мол, не способны были контролировать толпу. Я не склонен кого-либо обелять или обвинять. Но я задаюсь вопросом: возможно ли было действительно управлять толпой, да еще и взвинченной, да еще и при вполне возможном наличии провокаторов? Думаю, что очень сложно, а может и совсем невозможно. Означает ли это, что оппозиция не должна была в принципе выводить людей на улицу? По-моему, однозначно нет. Их лидеры утверждают о том, что у них имеются данные о фальсификации результатов выборов (эти доказательства, правда, до сих пор представлены не были, но об этом позже). В таких условиях массовые митинги протеста – это вполне нормальная форма реагирования. И вполне демократичная. При любом массовом скоплении людей существует риск того, что многотысячная толпа может выйти из-под контроля. И как-то управлять ею не представляется никакой возможности. Риск этот существует всегда. И чем больше людей, чем больше накалена атмосфера (вследствие тех или иных причин), тем этот риск выше. Что теперь, совсем отказываться от акций протеста, особенно когда считаешь себя правым? Отказываться от такой формы выразить свою позицию, которая является общепризнанной демократической мерой? Я считаю, что нет. Да, необходимо сделать максимум для того, чтобы предотвратить возможные агрессивные действия. Но что бы ни было предпринято, будет оставаться достаточно высокий риск того, что ситуация может выйти из-под контроля. И даже с учетом этого риска, массовая акция протеста, тем не менее, остается вполне нормальным и демократическим средством выражения и отстаивания своей позиции. А риск, он есть, он может реализоваться, а может и нет. Вполне вероятно, что рассчитывали, что все пройдет нормально. Я ни в коем случае не оправдываю акты вандализма, которые произошли. То, что случилось, просто чудовищно. Я лишь хочу сказать, что не следует ставить в прямую зависимость акты насилия и сами по себе акции протеста. И соответственно, нельзя говорить, что в произошедшем виновата оппозиция на одном лишь том основании, что она организовала массовые митинги… Обвинения в том, что оппозиция вывела на площади детей. Я нигде не слышал, чтобы оппозиционные лидеры открыто призывали школьников выйти на площадь. Ходит много слухов, что якобы сами учителя говорили детям идти туда, что многих заставляли. Честное слово, я не склонен верить слухам, которые моментально возникают при любой массовой политической акции в Кишиневе. Возможно ли в принципе такое? Думаю, что да, отчасти возможно, но не в тех масштабах, о которых нам говорят власти. Я помню студенческие волнения в начале 2000-х. Студентов университета, где я учился, заставляли сидеть на занятиях. Тем не менее, многие оказались тогда на площади. Я не видел очень большое количество совсем уж детей в центре города. Они были. Дети 13-14 лет. Но их было не так много, как нас пытаются в этом убедить. По крайней мере, я их в таком количестве не видел. Что касается детей постарше. Знаете, в 16-17 лет это уже не просто дети (хотя они ими продолжают оставаться). Это, во-первых, уже достаточно сознательные дети, которые в принципе способны отдавать отчет своим действиям (даже если и кровь бурлит, и дури в голове много). А, во-вторых, попробуй определи, сколько этому увальню уже лет, действительно ли это школьник или уже совершеннолетний человек. Кто-то скажет, что студенты, по сути, тоже еще дети. Да, соглашусь, что это далеко не сформировавшиеся личности. Но тем не менее. Студенты – это люди уже достаточно взрослые, чтобы нести всю полноту ответственности за свои действия. И называть их детьми лично я как-то не берусь. Так что реально говорить, сколько на площади было детей и школьников, крайне и крайне затруднительно… Провокации и действия полиции. Перейдем к самому противоречивому. И оппозиция, и руководство страны обвиняют друг друга в том, что именно они спровоцировали насилие, что в толпе находились их люди, задачей которых было натравить толпу на полицию. Еще раз скажу, кто прав – говорить сейчас невозможно, а скорее всего, правду никто так и не узнает. Мое личное мнение таково – действия полиции для меня были совершенно необъяснимыми и подозрительными. Я не видел собственными глазами штурм президентского дворца, поэтому мое мнение на этот счет складывается на основе тех видео роликов, которые есть сейчас в массе в Интернете. Очевидно, что полиция должна была быть готова к массовым акциям протеста, которые могли потенциально выйти из-под контроля. В понедельник вечером прошла многотысячная демонстрация. Которая в целом прошла без каких-либо инцидентов (вроде говорят, что кто-то пытался перевернуть маршрутку, но в конечном счете, все обошлось без серьезных последствий). Было заявлено, что на утро следующего дня объявляется большой митинг протеста. То есть, власти, и в частности, полиция, знали о том, что будет массовая акция. Они знали о том, что атмосфера напряжена, а на площадь выйдут тысячи людей. И должны были предполагать, что в достаточно напряженной политической обстановке и в условиях взвинченных нервов, в толпе высока вероятность появления провокаторов, которые захотят превратить обычный митинг в массовые беспорядки. Все это полиция знала или должна была знать и понимать. И на подготовку к этому мероприятию было отведено более чем достаточное количество времени (минимум 14 часов – с момента официального окончания митинга в понедельник до 10 утра следующего дня, когда был назначен новый митинг,а фактически больше, т.к. о проведении акции во вторник стало известно еще раньше). При таких обстоятельствах и судя по тому, как выглядела полиция, она была СОВЕРШЕННО ни к чему не готова. Что это? Недоработка высшего руководства полиции, намеренные действия? Очевидно, что полиция должна была быть готова контролировать ситуацию, которая возникла отнюдь не спонтанно. Далее, уже по ходу «боевых» действий, после того, как толпа забросала президентский дворец камнями и выломала двери, она не сразу вошла в здание. В определенный момент толпа остановилась у входа и у окон. Внутри находились полицейские. В это время, как мне кажется (хотя я и не специалист и вполне могу ошибаться), можно было заблокировать доступ людей внутрь здания. Вместо этого, в какой-то момент полиция просто дружно разворачивается и покидает президентский дворец, оставляя его на разграбление. Все это видно достаточно четко на видео, которое есть в Интернете. Для меня подобный шаг как минимум странен. Далее следует Парламент. Тут уже я могу сказать более четко, т.к. кое-что мог наблюдать сам. После взятия толпой Президентуры, она в значительной мере оставалась около нее. Часть людей было напротив около Парламента, который к этому моменту уже серьезно пострадал – почти все окна от первого до третьего этажа были выбиты. Но полиция по-прежнему находилась в здании и как-то его контролировала. Вот тут меня смущает одно обстоятельство. Как я уже сказал выше, большая часть людей была около Президентуры. Народ просто начал ходить туда на «экскурсии», оттуда выбрасывалось множество документов, которые тут же около здания сжигались, пока сотрудники силовых служб снова не вошли внутрь и не заблокировали вход (к тому моменту толпа у Президентуры поуспокоилась, народ активно фотографировался на фоне трибуны, которую вытащили на улицу). Около Парламента тоже было немало людей, но преимущественно они себя никак не проявляли. За исключением единиц. Где-то человек 7-10, не больше (по моим необъективным и приблизительным подсчетам), бросали камни внутрь здания, где находилась полиция. Оттуда их поливали легким душем, потому что назвать это серьезной струей, которая могла остановить кого-нибудь, нельзя. Времени с момента, пока эти единицы кидали камни, до того момента, как к Парламенту подтянулась толпа, было не так уж много, но и совсем не мало. Вполне достаточно, чтобы подтянуть значительные силы к зданию, максимально укрепить все входы в него, установить оборону, и возможно даже выхватить тех единичных зачинщиков, которые забрасывали полицию камнями. Ничего этого не было сделано. Взорвалась пара звуковых гранат, но особого эффекта они не произвели, народ быстро понял, что они не особо опасны. В конце концов, полиция дождалась того, что толпа подтянулась от Президентуры, где ей, вероятно, стало скучно, и куда перестали пускать, к Парламенту. Камни и булыжники все чаще начали лететь в здание. Все больше людей начало опять «заводиться». Толпа вплотную подошла к входу в Парламент. Периодически в боковые окна пролазило все больше и больше людей. Но здание более-менее еще оставалось целым. И опять в какой-то момент полиция оставляет Парламент, оставляя его на растерзание толпы. Почему это было сделано, когда у полиции было время усилиться и заблокировать все основные точки входа внутрь, мне непонятно. То, что последовало после, описанию не поддается. К вечеру во многих местах в здании были серьезнейшие пожары. Утверждают, что их долго никто не пытался тушить даже тогда, когда основная толпа уже покинула здание. Парламент был разгромлен и разграблен. Отдельно стоит сказать пару слов на счет мародерства. После того, как пал Парламент, люди начали выносить оттуда все подряд: оргтехнику, мебель, занавески, найденные ящики с вином. Да, полиция ушла из здания. Но подступы к этому месту, вполне могли контролироваться. Учитывая то, что буквально в квартале-двух от основного места событий было все совершенно тихо и спокойно (настолько, что порой можно было встретить гуляющих женщин с детьми в парке, находящемся за Парламентом), вполне можно было, не особо привлекая к себе внимание, перехватывать мародеров там. И внимание толпы не было бы привлечено, и многое из того, что было вынесено, можно было вернуть. Ничего этого также не было сделано. Создавалось ощущение, что мародерство совершалось чуть ли не с согласия силовиков. Как это объяснить? Не знаю. Теперь снова вернусь к провокациям. Не знаю, кто именно все это начал. Не исключено, что толпа и сама взорвалась. Не берусь утверждать. Но поговаривали и том, что сама полиция спровоцировала это. Уже в среду в Интернете появились два коротких ролика не лучшего качества, на которых изображены лица в форме полиции (это вероятно и была полиция, судя по полицейской машине на заднем фоне), которые где-то зачем-то ломают некую бетонную стену, из которой получались отличные камни. Собственно, вот ссылки на ролики: http://www.youtube.com/watch?v=l0ELDAA6rD4 http://www.youtube.com/watch?v=04kxTmDszRM О чем они свидетельствуют, утверждать не берусь. В Интернете, понятно, говорили о том, что это полиция специально разбивает некую стену, чтобы собрать камней и затем использовать их для провокаций. Вряд ли по этим роликам можно это утверждать. Но тем не менее. Несколько сотрудников полиции, которые разбивают какую-то бетонную стену, непонятно зачем. Может это вызвать подозрения? Очевидно, что может, особенно в такой обстановке. Каких-то объяснений со стороны полиции я пока не слышал… В общем, для меня совершенно необъяснимы действия полиции. Президент заявил, что сила якобы не была использована, чтобы не допустить массового кровопролития. Естественно, что ничего другого он и не мог сказать. Но выглядело это все совершенно иначе. Выглядело это так, что полиция была совершенно неподготовлена даже к десятой доле того, что происходило. Она выглядела совершенно дезорганизованной и уже по ходу действий, когда была возможность предпринять хоть что-то, чтобы не допустить дальнейшего вандализма, не сделала ничего, вместо этого полностью ретировавшись с места событий. Кстати, в прессе проскакивали сообщения, что использовался слезоточивый газ, но это не помогло. Слезоточивый газ полицией не использовался. Ни на одном из фото или видео не видно ни одного полицейского со спецсредствами защиты (проще говоря, с противогазами), использование которых абсолютно необходимо в таких случаях. Стоило ли его применять, судить не берусь, не специалист. Но очевидно, что действия полиции были совершенно нелогичны и непоследовательны. Было ли это следствием халатности и неподготовленности, или это был намеренный план действий, никто сейчас не скажет. Но выглядит это все странно… Ладно, хватит на сегодня. Уже два часа ночи. Думаю, завтра продолжу. Часть 2   
События в Кишиневе - мысли об увиденном. Часть 2
Столько мыслей в голове вертится, что сложно их как-то скомпоновать. А за последние пару дней их еще прибавилось.В прошлом посте (Часть 1) я писал о том, насколько странными и подозрительными мне представлялись действия полиции, о провокаторах, которые были среди толпы. В этом посте попробую продемонстрировать сказанное теми материалами, которые гуляют по «всемирной паутине». Но сначала скажу о другом. И в прессе, и в комментариях пользователей Интернета, справедливо осуждающих погромы, очень часто звучит один и тот же аргумент. Уж лучше было сдать Президентуру и Парламент, чем допустить массовое кровопролитие. И молодцы полицейские, что ушли отовсюду по добру по здорову. Так вот, я принципиально с подобным не согласен. Полиция – это не просто кучка людей в униформе. Это специально подготовленные люди. Поэтому ее задачей должно было быть как недопущение разгрома зданий, в которых размещались высшие органы власти в государстве, так и предотвращение кровопролития. Этому специальные силы полиции должны быть обучены, для этого заранее должен был быть подготовлен план действий (времени, как я писал в прошлый раз, было предостаточно). Сначала о действиях полиции.ЖЖ-юзер benia, он же фотограф Андрей Бенимецкий в своем журнале выложил просто великолепный фото-репортаж о происходивших событиях. С полученного мной разрешения автора я воспользуюсь этими фотографиями, чтобы еще раз прокомментировать написанное в предыдущем посте (что никак не говорит о позиции автора фотографий - ни о его согласии, ни о его несогласии со мной; хотя судя по репортажу, он провел гораздо больше времени в самой гуще, возможно более точно сможет рассказать о происходившем, поэтому его комментарии мне бы очень хотелось услышать). Вот все ссылки в 5-ти частях:http://benia.livejournal.com/248632.html http://benia.livejournal.com/248867.html http://benia.livejournal.com/249246.htmlhttp://benia.livejournal.com/249565.htmlhttp://benia.livejournal.com/249694.htmlОчень рекомендую, более подробного репортажа я не видел больше ни у кого. Тем не мене, прежде чем перейти к конкретным фото, несколько слов об одном видео. К сожалению, так и не смогу показать Вам тот ролик, где запечатлена полиция, развернувшаяся и покинувшая здание Президентуры. Еще вчера вечером он висел на Ютубе. Сегодня Ютуб выдает следующее сообщение: «Этот ролик был удален пользователем»Ссылка, по которой был расположен ролик:http://www.youtube.com/watch?v=CMgHmjigCHMВ КЭШе признаки данного ролика еще видны. Вот скриншоты: 



Напомню, что было видно на нем. В ролике было запечатлено, как толпа, которая уже смела линию обороны вокруг Президентуры, вплотную подошла к двери и окнам здания. При этом внутрь она какое-то время не входила, а в холле здания находились силы полиции. Причем находились достаточно спокойно. На заднем фоне, в глубине, стоял ряд в спец-экипировке со щитами и шлемами, но между ними и толпой спокойно прохаживались более высокие чины полиции (или службы охраны). В том числе в костюмах и галстуках. Сотрудники, которые спокойно, вплотную подходили к протестующим, разговаривали с ними, пытались их успокоить. То есть никто их на части не раздирал, камнями в них не кидал. Тем не менее проходит некоторое время, и все сотрудники полиции, включая тех, что были со спецобмундированием, разворачиваются и тихо и спокойно выходят из здания. Объяснений этому у меня нет, выводы делайте сами. Кому-то потребовалось этот ролик удалить…Теперь перейдем к фотографиям (я их, наконец, подкорректировал, чтобы помещались; правда, они теперь достаточно мелки, но должны быть кликабельны, так что их можно увеличить и разглядеть лучше):Прежде всего на них видно, как около Парламента стоят не бойцы спецотрядов ФУЛДЖЕРа (молдавский ОМОН), а курсанты полиции или просто призывники внутренних войск (войск карабинеров): 



 Которые, когда возникла опасность, сами были до ужаса напуганы:

 А вот и «разбушевавшаяся» толпа, которая приносит парням попить воды (многие стояли в зимней форме при + 20 градусах):

 

 Помните, я говорил, что после штурма Президентуры большая часть толпы все еще находилась около нее, и лишь несколько человек, около десятка, закидывали у центрального входа в Парламент камнями полицию, находившуюся внутри? Вот, собственно, о чем шла речь:

(К этой фотографии, кстати, я потом еще вернусь)Постепенно, их становится все больше, толпа перемещается от Президентуры к Парламенту, здания которых находятся друг напротив друга через дорогу (обратите внимание на то, как относительно немного людей находится поначалу у входа в Парламент - на первых двух фото, и как увеличилась толпа чуть позже) :

 

 



Что интересно, примерно в это время реально серьезные бойцы полиции находятся около уже отданной на разграбление Президентуры, в квартале от Парламента. Тихо мирно взирают на происходящее, греются на солнышке:

  

Гляньте на их лица. Бульдоги. При желании порвут кого угодно. Дай только приказ.  

Ну а уж если ситуация более менее спокойна, какой она была в тот конкретный момент, то одного вида таких товарищей, к примеру, одевающих противогазы, было бы в значительной мере достаточно, чтобы гуляющий народ наделал в штаны. А еще пусти слегка дыма (не обязательно слезоточивого газа), то эффект, думаю, был бы не мал. Нет, этого не происходит, и в определенный момент дается приказ на полный уход полиции, и после Президентуры грабится Парламент. Причем намного серьезнее, чем президентский дворец, куда вскоре после штурма толпы и водружения флагов Румынии и ЕС, снова входит полиция и никого опять туда не пускает. А перед уходом толпа еще и раззадоривается. В частности, звуковыми гранатами, которые бросались сверху здания. Они разрывались, очень неприятно дымили, толпа разбегалась. Но особого эффекта они не имели, толпа судя по всему смекнула, что особой опасности они не представляют, и после разрывов собиралась снова, но уже более взвинченной.Вот только что одна такая граната разорвалась:

 А вот, судя по всему, и тот, кто ее бросил:



  

Как сказал сам автор фотографий, «по всем признакам, есть приказ не обострять ситуацию, и зачем он провоцировал толпу на штурм первого этажа, который защищали его товарищи, возможно захочет спросить у него его начальство. Чтобы достигнуть эффекта, нужно массово забросать толпу этими гранатами с близкого расстояния, кидание одиночными с верхнего этажа вызывает лишь желание добраться до проказника и открутить ему яйца.»Так что, вот Вам несколько зарисовок. Вполне вероятно, что оценка, которую событиям дал бы автор фотографий, была бы иной. Сейчас он, по его словам, достаточно занят. И если и сможет прокомментировать, то позже.Пару слов о провокаторах. О них говорится очень много. И оппозицией, и коммунистами. В Нете начал гулять ролик с несколькими фотографиями некоего молодого парня, который был ну очень уж активным. Он был просто в первых рядах и около Президентуры, и около Парламента. Причем, судя по всему, именно он водружал флаги Румынии и ЕС как на крыше президентского дворца, так и на крыше Парламента. Вот он этот ролик:Обратите внимание, кстати, на ролике видно, как при водружении флага ЕС на Парламенте, чуть позади стоит человек в полицейской форме. Что он там делал, непонятно. Это один из тех вопросов, которые сейчас активно задает оппозиция.Этого же парня поймал (совершенно, случайно) своим объективом и фотограф Андрей Бенимецкий. Вот он, около входа в Парламент, когда там еще не было большой толпы (за человеком в красной рубашке):

 Судя по всему, снова он, на крыше Парламента:

 А вот, возможно, он же, но только чуть ранее на крыше Президентуры (рядом с тем же человеком в серой рубашке): 

Здесь, правда, не столь уверен, потому как лицо видно намного хуже.На всех оппозиционных сайтах сейчас крутится этот ролик. Пытаются установить, кто был этот парень в желтой футболке, столь активно себя проявивший, и имени которого пока никто не знает. И которого уже многие как раз обвиняют как одного из провокаторов. Но подобная активность у многих (и не буду говорить, что не в их числе), вызывает подозрения.Снова вернусь к действиям полиции. Вернее к заявлениям официальных лиц о том, что полиция покинула Парламент для того, чтобы не произошло кровопролития и больших жертв среди детей и молодежи. Как я уже сказал, на мой взгляд, действия полиции должны быть такими, чтобы не допустить крови, но и не дать громить все подряд. Для этого есть целый ряд средств. Но зачем в принципе, было оставлять здание Парламента? Почему нельзя было его забаррикадировать так, чтобы и серьезных столкновений между толпой и полицией не допустить, и не дать толпе взять штурмом здание? Вот на этой фотографии видно, как то ли по команде, то ли инстинктивно полицейские прикрыли окно изнутри щитами:

 Причем, вот здесь видно, как часть окон прикрыта и недоступна (на заднем фоне), а в другой части здания все полыхает (слева):

Большая часть окон первого этажа Парламента расположена выше роста человека. Так просто толпе с одного маха их не взять. Нужно забираться, прилагать определенные усилия каждому по одиночке. Почему же нельзя было заблокировать окна и входы в здание? Да, были бы побиты окна, да ущерб все равно был бы причинен серьезный. Но тем не менее, на мой непрофессиональный взгляд, можно было сделать так, чтобы не оставлять все здание Парламента на разграбление, не допустить сильнейших пожаров на верхних этажах, разгрома зала пленарных заседаний, уничтожения всего и вся.Я еще раз подчеркну, что я не являюсь ни специалистом по безопасности, ни по массовым беспорядкам. Но лично у меня возникает масса вопросов. А вместо ответов я слышу какую-то несуразицу со стороны официальных властей…
На чем основано могущество Агентства по защите конкуренции?
Недавняя нашумевшая история с якобы выявленным картельным соглашением нескольких страховых компаний, выдававших полисы "Зеленая карта", вновь привлекла мое внимание к деятельности Агентства по защите конкуренции.  Агентство, созданное в 2007 г., успело за два года своего существования отметиться целым рядом как громких, так и вполне рядовых решений. Было множество решений, касающихся признания доминирующего положения на рынке тех или иных компаний. Однако, основное внимание общественности привлекли нашумевшие решения, которыми были применены санкции к ряду компаний за нарушения конкурентного законодательства. Многие помнят громкие дела в отношении сети супермаркетов Bomba и компании Sun Communications, к которым были предъявлены милионные претензии*.  Последним таким решением как раз и стало решение относительно группы страховых компаний, о котором было сказано в начале. Агентство обратилось по данному факту в суд с требованием с иском о взыскании с этих компаний суммы в размере более 32 миллионов лей.  Однако, лично меня больше всего заинтересовали не те огромные суммы, которые Агентство пытается взыскать с ряда компаний, сколько те методы, которыми оно это делает.  В начале я долго пытался понять, откуда берутся эти многомиллионные штрафы. По заявлениям Агентства, оно взыскивает до 10 % от полученного соответствующими экономическими субъектами дохода. Я пытался найти тот нормативный акт, где была бы закреплена данная санкция. Этот поиск, а также анализ различных законов привел к  достаточно интересным выводам как о полномочиях Агентства по защите конкуренции, так и вообще о ситуации с привлечением к ответственности лиц и компаний, виновных в нарушении законодательства о защите конкуренции.  Как уже было сказано выше, Агентство приняло целый ряд решений о взыскании с экономических агентов, виновных в нарушениях, 10 % от их дохода. Интересно то, что ни в одном нормативном акте подобной санкции как таковой не закреплено. В материалах, размещенных на сайте Агентства (в том числе в отчетах о деятельности за 2007 и 2008 г.) я нигде не видел, чтобы оно ссылалось на конкретную статью закона, когда речь шла о применении данной санкции.  Свет на этот вопрос пролила заметка в Логос-Прессе, составленная со слов зам. генерального директора Агентства, Федора Гладия.  "Исковое требование, оцененное в 10% от всех доходов компаний, агентство предъявило после анализа финансовых документов страховщиков и на основании закона «О защите конкуренции», дающего право через судебные инстанции требовать наложения штрафных санкций в результате выявленного нарушения законодательства в не лимитированном размере. Поскольку поправки в закон, ограничивающие сумму штрафных санкций верхней планкой (до 10%), не прошли, размер штрафа может быть любым, считают специалисты агентства. Хоть в размере всего полученного дохода. Налагать штраф и определять его размеры будут, по закону, судебные инстанции. Если бы страховщики не довели дело до суда и признали факт ценового сговора, размер санкций мог быть меньше… И пропорционально «вкладу» каждого из них. " После этого я еще раз, более скрупулезно прочитал Закон о защите конкуренции, о котором шла речь. Выяснилась одна интересная деталь. В этом Законе нигде не закрепляются размеры штрафов в отношении экономических агентов. Единственным нормой, которой, судя по всему, пользуется Агентство, является п. j) ст. 12 Закона, в котором указывается, что Агентство "обращается с иском в судебные инстанции, в том числе о взыскании с хозяйствующего субъекта части прибыли, полученной в результате нарушения законодательства о защите конкуренции, участвует в процессе рассмотрения ими дел, связанных с применением или нарушением законодательства о защите конкуренции." Так вот это и есть единственный пункт во всем законодательстве Республики Молдова, которым пользуется Агентство для принятия своих решений о многомиллионных штрафах. Но насколько оно вправе это делать на основании данной нормы закона? В этом стоит разобраться. Для начала стоит определиться с тем, что же собственно представляет собой это взыскание части дохода компании, допустившей нарушение конкурентного законодательства. Коль скоро мы говорим о взыскании определенных сумм с лица в случае нарушения законодательства, то очевидно, что речь идет о юридической ответственности. И часть дохода, которую пытается взыскать Агентство, есть ни что иное как санкция за соответствующее нарушение. Что же это за ответственность и за санкция, и как она может быть применена?   Интересно, что сама статья 12, которая содержит этот пункт, называется отнюдь не "штрафы" или "ответственность за нарушения законодательства о защите конкуренции", а "Функции Агентства". То есть, по сути своей, данная статья должна определять общие направления деятельности Агентства, но никак не закреплять ответственность за нарушения конкурентного законодательства. Тем не менее именно она используется для привлечения нарушителей к ответственности. Что, на мой взгляд, совершенно недопустимо.  Во-первых, юридическая санкция должна быть достаточно четко определена именно в качестве санкции. Логика законотворчества подсказывает, что она должна быть закреплена в соответствующем разделе того или иного нормативного акта, который посвящен ответственности за определенные нарушения. В данном же случае, применяемая санкция каким-то образом "заблудилась" и оказалась в разделе, который с ответственностью никак не связан. И это при том, что в самом Законе о защите конкуренции есть отдельная глава (состоящая, правда, из одной статьи 23), в которой, однако, нигде не закреплены конкретные размеры взысканий. Во-вторых, не определены четкие размеры санкции. В указанном пункте стати 12 просто идет речь о взыскании части дохода. Какая именно часть дохода может быть взыскана, остается неясным. Правда, само Агентство почему-то делает из этого вывод о том, что оно вправе требовать взыскания хоть 100 % дохода. Хотя речь скорее идет именно о неопределенности размера санкции, что исключает ее применение. В-третьих, не определен порядок применения данной санкции. Процедура взыскания нигде не закреплена. В самом пункте j) ст. 12 Закона о защите конкуренции просто указывается, что Агентство обращается в суд с иском о взыскании части дохода. Тут необходимо отметить, что подобная санкция по сути является административной. И в таком случае совершенно непонятно, почему она должна применяться в порядке искового производства. Гораздо логичнее было бы наделение самого Агентства полномочиями по принятию решений о взыскании, либо закрепление этих полномочий за судами в порядке производства об административных правонарушениях. Здесь же речь идет об иске, т.е. об исковом производстве, которому в принципе не свойственно разрешение подобных дел.  Но помимо этого, не определена и судебная инстанция, которая вправе рассматривать такие иски. Закон о защите конкуренции не говорит нам о том, какой именно суд может их  рассматривать. В процитированной выше заметке Логос-Пресс указывается, что иск Агентством был подан в Экономическую апелляционную палату. Но почему именно туда?  Компетенция экономических судебных инстанций, и в частности, Экономической апелляционной палаты, закреплена в ст.ст. 29 и 36 Гражданско-процессуального кодекса. Ни в той, ни в другой нет ни намека на то, что Экономическая апелляционная палата полномочна рассматривать такие иски. Тогда уж скорее иск должен был быть подан в один из судов общей юрисдикции, т.к. согласно ст. 28 именно они рассматривают дела по спорам, вытекающим из административных отношений.  Как уже было указано выше, ответственность за нарушение конкурентного законодательства по сути является административной. Это подтверждается и положениями части (1) ст. 23 Закона о защите конкуренции. На этой статье необходимо остановиться отдельно. В ней сказано, что за нарушение законодательства о защите конкуренции хозяйствующие субъекты, их руководители, должностные лица органов публичного управления несут ответственность в соответствии с Кодексом об административных правонарушениях. Вот эта формулировка является принципиальной для понимания того, какие санкции могут быть применены к экономическим агентам. По сути своей, положения статьи 23 противоречат п. j) ст. 12 Закона о защите конкуренции, по крайней мере в трактовке данного пункта со стороны Агентства. Статья 23 Закона прямо указывает, что ответственность за нарушения в области конкуренции, и соответственно, конкретные санкции, закреплены в другом законе. Таким образом, мы и приходим к выводу о том, что п. j) ст. 12, которым пытается пользоваться Агентство, не может закреплять каких-либо санкций в отношении лиц, допустивших нарушение конкурентного законодательства. Он лишь определяет полномочия Агентства на обращение в суд с иском о взыскании части дохода с нарушителя, если бы такая санкция была закреплена в Кодексе об административных отношениях. Но в указанном кодексе такой санкции нет. Нет ее и в новом Кодексе о правонарушениях, который очень скоро должен сменить старый КоАП. Таким образом, мы и приходим к выводу о том, что та практика наложения многомиллионных штрафов и взыскания части прибыли компаний в случае нарушений Закона о защите конкуренции, которую так широко используется Агентство, является незаконной.  Но и это еще не все. Анализ законодательства, закрепляющего правила конкуренции и ответственность за его нарушения, заставляет говорить о совершенной путанице в данном вопросе.  Процитированная выше статья 23 указывает, что ответственность за нарушения Закона о защите конкуренции закреплена в Кодексе об административных правонарушениях. Однако, ни в КоАП, ни в Кодексе о правонарушениях нет не только упоминания о взыскании части дохода, которое практикует Агентство, в них вообще нет санкций за нарушения конкурентного законодательства!!! Есть лишь одна статья  174-14 КоАП, которая устанавливает ответственность за уклонение от исполнения или несвоевременное исполнение предписаний государственного органа, осуществляющего антимонопольное регулирование, а также за непредставление ему информации или представление заведомо недостоверной информации. Санкция за данные нарушения - до 15 и до 10 у.е. соответственно (т.е. до 300 и 200 лей). И все. Больше в КоАП нет ни слова о нарушениях конкурентного законодательства. Тем не менее ответственность за них предусмотрена. И закреплена она... в Уголовном кодексе. В нем есть две статьи - 246 ("Ограничение свободной конкуренции") и 246-1 ("Недобросовестная конкуренция").  Статья 246 в настоящий момент предусматривает уголовную ответственность за ограничение свободной конкуренции путем заключения незаконного соглашения, направленного на раздел рынка, ограничение доступа на рынок, устранение с него других хозяйствующих субъектов, повышение цен или поддержание единых цен, если эти действия совершены с применением насилия. Наказание предусмотрено в виде штрафа для физических лиц в размере от 4000 до 12 000 лей или лишения свободы до 5 лет. Для юридических лиц - штраф от 20 000 до 60 000 лей с лишением права заниматься определенной деятельностью.  В данную статью были недавно внесены изменения, которые вступят в силу 24.05.09. Первоначальное указание на совершение действий по ограничению конкуренции "с применением насилия", была исключена. Вместо этого, было внесено новое условие о том, что все перечисленные действия по ограничению конкуренции влекут уголовную ответственность, если в результате этого получен доход в особо крупных размерах (т.е. свыше 100 000 лей) или причинен ущерб в особо крупных размерах третьему лицу. Наказание в соответствии с новыми изменениями предусматривается в виде штрафа в размере от 20 000 до 40 000 лей или лишения свободы на срок до 3 лет. Опять же, нет ни слова о взыскании какой-либо части дохода, полученного лицами, допустившими нарушения конкурентного законодательства, как это делает Агентство. При этом нужно подчеркнуть, что осуществление уголовного преследования по данным делам отнесено отнюдь не к компетенции Агентства по защите конкуренции, а к компетенции Центра по борьбе с экономическими преступлениями и коррупцией (ст. 269УПК РМ).  Таким образом, можно сделать вывод о том, что Агентство по защите конкуренции вообще лишено каких-либо полномочий по привлечению лиц и компаний, которые допустили нарушения конкурентного законодательства, к ответственности. Оно не вправе налагать какие-либо санкции за это. То есть Агентство в настоящий момент лишено юридической возможности осуществлять целый ряд функций, закрепленных за ним Законом о защите конкуренции.  Нормальная ли подобная ситуация? Очевидно, что нет. На сегодняшний день в законодательстве царит полная неразбериха относительно полномочий Агентства, порядка привлечения к ответственности лиц, нарушивших конкурентное законодательство, никак не определен порядок взаимодействия между Агентством и Центром по борьбе с экономическими преступлениями и коррупцией, что очень важно в свете соответствующих положений Уголовного кодекса. Сложно сказать, почему именно ситуация сложилась именно таким образом. То ли это от банального недочета в работе наших законодателей. То ли кем-то намеренно была создана такая неразбериха. Я очень опасаюсь того, что те многомиллионные суммы, которые требует взыскать Агентство, будут взысканы, несмотря на очевидную необоснованность таких претензий. Думаю, государство вряд ли устоит перед соблазном пополнить таким образом казну. Но совершенно ясно, что сложившая ситуация не идет на пользу не только тем экономическим агентам, которые столкнулись с претензиями со стороны Агентства, но и в целом процессу развития здоровой конкуренции в Республике Молдова.  _________________ * Более детальную информацию о деятельности Агентства можно найти в его отчетах за 2007 и 2008 гг.   
Слишком много законов?
Кто-то из вас может будет смеяться, но я лишь совсем недавно открыл для себя потрясающий сайт - Fora.tv. Для тех, кто еще не знаком с ним, скажу, что это просто уникальная кладезь разных интересных мыслей и идей. Вкратце, это хранилище записей живых выступлений - интервью, дискуссий, публичных лекций - интереснейших, и как правило, достаточно умных людей: ученых, публичных деятелей, политиков, бизнесменов и т.д. В общем, если вы любите, если можно так выразиться, интеллектуальные удовольствия, то это место как раз для вас.Так вот, просматривая этот сайт, наткнулся на одну интереснейшую дискуссию, которая так и была озаглавлена: "Слишком много законов?" ("Too Many Laws?"). Собственно, выкладываю здесь запись, чтобы желающие тоже смогли с ней ознакомиться, оно того стоит: Одним из основных обсуждавшихся вопросов было то, что сегодня принимается огромное количество законов, которые, в принципе, обществу не нужны. По сути дела, можно наблюдать некую экспансию права в те вопросы, которые раньше находились вне сферы правового регулирования. Одна из проблем, которая возникает в связи с этим, заключается в том, что с помощью законов, с помощью юридических механизмов предпринимается попытка регулировать такие сферы общественных отношений, которые традиционно право обходило стороной, оставляя обществу возможность решения определенных проблем с помощью иных средств социального регулирования и воздействия.В результате, право, в силу своей специфики, способно порой лишь усугубить проблему. Оно зачастую достаточно однобоко подходит к разрешению некоторых вопросов, определяя те или иные действия и формы поведения правильными или неправильными, законными или незаконными. Черное и белое - без каких-либо оттенков и полутонов. И это в ситуации, когда в самом обществе отсутствует консенсус по каким-то вопросам, и более того, сама специфика некоторых проблем не только допускает множественность мнений, но зачастую и требует такой множественности. И решать подобные запутанные клубки лишь одним ударом меча как минимум нецелесообразно, а как максимум - очень опасно. Но именно так зачастую и поступает законодатель, стремясь решить проблему росчерком пера. Конечно, упомянутая дискуссия во многом отражает специфику западного общества, и в частности, Великобритании, где общество давно уже "порабощено" правом, где право пронизывает практически любой аспект жизни человека и общества в целом. Всем нам известно, что в Молдове ситуация с законами, с их воплощением в жизнь очень сильно отличается от той же Англии (и иногда, как ни странно это звучит, оно даже к лучшему). Но в данных дебатах на самом деле затрагивается фундаментальный вопрос о том, каковы критерии необходимости вмешательства законодателя в общественную и частную жизнь, каким должен быть подход к решению многих из существующих проблем, и стоит ли и можно ли их вообще решать с помощью законов.И будучи проблемами фундаментальными, такие вопросы как необходимость и качество законодательного регулирования являются чрезвычайно актуальными и для Молдовы. Я бы даже сказал, что они являются особенно актуальными именно для нас, т.к. в отличие от Запада, где традиции парламентаризма очень сильны, сдерживающие механизмы, которые все чаще дают сбои даже там, у нас порой просто отсутствуют.В качестве достаточно безобидного примера ненужного законодательства можно сослаться на тот же новый Закон об ипотеке, который на мой взгляд был совершенно никому не нужен, о чем я уже как-то писал. Иногда складывается ощущение, и об этом как раз и говорится в приведенном видео, что многие законы принимаются не потому, что они действительно нужны обществу, а потому, что у кого-то складывается ощущение, что что-то да должно быть сделано по тому или иному вопросу. Я недаром заговорил о некоторых специфических аспектах процесса законотворчетсва. Меньше чем через месяц у нас грядут парламентские выборы, которые в значительной мере определят тот путь, которым будет идти наша страна. У очень многих людей существует не совсем верное представление о Парламенте как об органе, решающем все проблемы в государстве. Это не так. Задача законодательного органа - установить определенные рамки, правила игры, задать обществу общее направление движения. Но решение текущих проблем, от которого по большей части зависят повседневные будни рядового гражданина, зависит не столько от Парламента, сколько от тех органов, которые воплощают в жизнь принимаемые им законы. Ну и естественно, от самого человека. Но с другой стороны, у самих парламентариев слишком часто возникает стремление что-то делать даже в тех случаях, когда делать ничего не надо. Когда нужно не решать проблему, а просто не вмешиваться, предоставляя людям и обществу возможность самостоятельно разобраться с нею. И об этом нужно помнить не только и не столько избирателям, идущим на участки для голосования, сколько самим будущим парламентариям....Ну и кстати, посмотрите все же видео (правда, оно на английском), там затрагиваются и обсуждаются достаточно интересные вопросы... 
Решения Высшей судебной палаты стали доступны в Нете, но по принципу "Да ладно, и так сойдет!".
В начале этого года деятельность Высшей судебной палаты Молдовы ознаменовалась чрезвычайно интересным и, надеюсь, далеко идущим событием. На сайте ВСП (www.csj.md) начали выкладывать принимаемые ею решения. Событие давно ожидаемое. Инициатива чрезвычайно полезная. О том, какое значение этом может иметь в целом для улучшения качества работы судей, уже написал у себя Георге Юдин (тот самый, блог которого я анонсировал в своем предыдущем посте).  Тот факт, что теперь любой человек имеет возможность ознакомиться с судейским "творчеством", наверняка заставит многих судей гораздо более ответственно подходить к составлению своих решений (хотя я и сомневаюсь, что это существенно повлияет на ситуацию с коррупцией в судах).Но помимо этого, меня архив решений ВСП заинтересовал и с более приземленной позиции, как обычного юзера. Если конкретнее, то мне кажется, что польза от всех этих решений в том виде, в котором они размещены, будет минимальна. И вот почему.Вообще, необходимо сперва ответить на вопрос о том, а какова вообще цель и ценность размещения в Интернете и публикации судебных решений. Совершенно навскидку мне на ум приходят сразу несколько таких целей:1. Это то, о чем было сказано выше - повышение качества судебных решений с учетом их, ставшей совершенно доступной, публичности.  2. Цель практическая. Ознакомление с актуальной судебной практикой чрезвычайно важно для практикующих юристов. И хотя в Молдове прецедентная система не действует, тем не менее существующая практика оказывает немалое влияние на то, каким именно будет будущее решение по какому-либо конкретному делу.3. Цель учебно-методическая. Собственно, данная цель созвучна со второй. На Западе, и особенно в США, обучение на юридических факультетах построено в значительной мере на так называемом case method, разборе и критическом анализе принимаемых судами решений. И естественно, ознакомление с решениями ВСП должно стать обязательным пунктом программы подготовки юристов в молдавских ВУЗах.И вот глядя на эти цели, я понимаю, что они по большей части могут так и остаться нереализованными. По крайней мере, если система опубликования решений останется прежней. Что же необходимо, чтобы эти цели достигались? На мой взгляд - более четкая и глубокая система каталогизации решений, и соответственно, их поиска. Каким образом, вообще, на данный момент реализована идея с размещением решений на сайте ВСП? Во-первых, решения распределены по соответствующим коллегиям (уголовная, экономическая и гражданская/административная). В каждом из разделов решения разбиты по типу подаваемых заявлений и решаемых вопросов (кассации, ревизии, решения о недопустимости и т.д.). И далее уже выходит список с номером дела, наименованием сторон и датой принятия решения со ссылкой на текст в pdf-формате (впрочем, чем объяснять, легче пройти по указанной выше ссылке на сайт и увидеть все своими глазами). И есть система поиска по следующим критериям: по соответствующей коллегии, рассматривавшей дело, по дате и по наименованию сторн. И вот именно эта самая система поиска лично у меня вызвала наибольшие нарекания. Во-первых, поиск по названию иногда оказывается чрезвычайно затруднен. В наименованиях сторон нередко попадаются ошибки. Кроме того, совершенно непоследовательно и произвольно используются или не используются диакритические знаки, что для румынского языка существенно. Где-то название стороны пишут, к примеру, через ș, а где-то без маленькой запятой внизу. А поиск ищет только точное соответствие. Вот вам наглядный пример. Попробуйте в 2008 г. найти какое-либо хоть одно решение по слову MoldovahidromaȘ. Ничего не выйдет. Зато если введете MoldoIvahidromaS, выдаст целых три решения.Во-вторых, я не знаю, насколько целесообразным было размещение решений в pdf-формате. С одной стороны это, конечно, удобно. Но с другой... В общем, такой ценной функции, как поиск по тексту, который реализован в тех законодательных базах данных, в этом архиве нет. В-третьих, для того, чтобы архив с решениями можно было использовать для достижения вышеназванных целей 2 и 3, в нем нет некоторых очень важных вещей. Опять же, назову то, что мне пришло первым на ум, то, что мне хотелось бы видеть и чего нет.Совершенно понятно, что никому невозможно будет прочитать все решения, которые будут выкладываться на сайте. Уже сейчас их сотни. И с каждым разом их будет становиться все больше и больше. Просто невозможно будет ознакомиться с ними со всеми, когда их накопятся тысячи. Сегодняшняя же система поиска делает достижение этих целей совершенно нереальным. Необходимо кардинально поменять подход к размещению решений. Конечно, это потребует значительно больших усилий, возможно, что придется выделить нескольких человек, которые будут заниматься исключительно систематизацией судебной практики. Но только так вся эта затея будет по-настоящему полезной. Итак, что же желательно было бы, на мой взгляд, сделать для этого? Прежде всего, создать возможность поиска по тем или иным статьям нормативных актов, на основании которых выносятся решения. Возьмем, к примеру, статью 619 ГК, о которой я недавно написал заметку. Я хочу ознакомиться с теми судебными решениями, в которых решались какие-либо вопросы, связанные с применением этой статьи. При сегодняшней системе поиска я этого сделать не могу никак (ну, за исключением варианта прочтения всех выложенных решений). И пользы от того, что на сайте ВСП "лежат" сотни судебных актов, для меня в такой ситуации никакой. Помимо этого, я бы продумал возможность создания детализированного предметного каталога на основании тех вопросов, которые затрагиваются в решении суда. Например, право общей собственности, возмещение морального ущерба, договор подряда и т.д. И исходя из того, какие именно проблемы затрагиваются в решении, размещать их по этим категориям. Это абсолютно то же самое, что и использование тэгов в сообщениях в блогах. Ну, и возможно, каждое решение сопровождать кратким резюме в одно-два предложения, как это делается при опубликовании отдельных решений в Бюллетене Высшей судебной палаты. Впрочем, при реализации поиска по статьям и по предмету, наличие подобных резюме уже не столь критично. Таким образом, если подойти к данному вопросу предложенным образом, архив ВСП может стать превосходным и чрезвычайно полезным инструментом и для самих судей, и для адвокатов, и для студентов, пока еще только изучающих  право. Конечно, подобный подход значительно более трудоемкий. Возможно, что найдутся и более эффективные варианты, нежели предложенные мной. Но однозначно, что в том виде, в котором идея реализована в настоящий момент, пользы от нее будет очень мало. Хотя сам тот факт, что идея эта в принципе начала воплощаться, что появился свободный доступ к огромному количеству решений ВСП, лично меня просто несказанно радует. 
Статья 619 ГК РМ
Этот пост адресован лишь юристам, т.к. неюристам, думаю, он будет совершенно неинтересен. Просто потому что затрагивается в нем сугубо юридическая проблема. Без всякой политической или социальной подоплеки, без какой-либо "злобы дня"; и с обилием профессиональной терминологии.Итак, статья 619 Гражданского кодекса Республики Молдова - "Проценты за просрочку". Большинству молдавских юристов эта статья достаточно хорошо знакома, потому что если в первое время после вступления в силу нового ГК она еще особо не применялась, то сейчас применение ее судами стало повсеместным. Но во-первых, практика судов по этой теме совершенно неоднозначна, а во-вторых, в разговорах среди юристов даная статья тоже трактуется по-разному.  Проще говоря, четкого, ясного и общепринятого понимания положений данной статьи ни среди судей, ни среди адвокатов, ни среди других представителей юридической профессии пока нет.Поэтому решил я сегодня изложить кое-какие собственные соображения на счет ст. 619-й. И если эта заметка попадется на глаза кому-либо из коллег, я буду очень рад любым откликам и комментариям.Напомню, что ст. 619 ГК РМ предусматривает начисление процентов в случае просрочки исполнения денежных обязательств. И в зависимости от участия или неучастия потребителей в правоотношении начисляются либо 5, либо 9 процентов сверх ставки рефинансирования Национального Банка Молдовы. Данная ставка не будет применяться в том случае, если каким-либо иным законом или договором между сторонами обязательства будет установлен другой размер процентов за просрочку. Как я уже говорил, данная статья Гражданского кодекса периодически порождает множество вопросов и споров относительно того, как она должна применяться. Я не буду сейчас останавливаться на всех этих вопросах, а сделаю акцент лишь на тех, которые возникли непосредственно у меня. Собственно их у меня два:1. Какова природа процентов за просрочку, предусмотренных ст. 619? Являются ли они разновидностью неустойки?2. Этот вопрос по сути вытекает из ответа на первый. Должен ли к процентам за просрочку по ст. 619 применяться сокращенный срок исковой давности, применяемый к неустойке согласно ст. 268 (полгода, если кто запамятовал)? И возможно ли одновременное взыскание и договорной неустойки, и процентов по 619-й статье?Мое предположение (которое, признаюсь, многими не разделяется) сводится к тому, что проценты по ст. 619 являются разновидностью неустойки, а именно законной неустойкой за нарушение денежных обязательств. Соответственно, к ней применим сокращенный срок исковой давности, и ее взыскание наряду с неустойкой, закрепленной сторонами в договоре, недопустимо. Что же заставляет меня так думать? Ответ достаточно прост - нужно просто соотнести определение неустойки, которое дано в части (1) ст. 624 ГК, с положениями ст. 619. Статья 624 дает следующее определение неустойки: "Неустойкой признается договорное положение, в соответствии с которым стороны производят предварительную оценку убытков и устанавливают, что в случае неисполнения обязательства должник обязан уплатить кредитору определенную денежную сумму или передать определенную вещь." При этом часть (3) этой же статьи допускает закрепление неустойки в конкретном размере или в виде доли от стоимости обязательства. А статья 629, в свою очередь, допускает, что неустойка может таки быть установлена не только договором сторон, но и прямым указанием закона (так называемая законная неустойка).Проще говоря, одна из самых распространенных формулировок неустойки, встречающаяся в договорах, выглядит примерно следующим образом: "В случае неоплаты стоимости товара/работ в срок такой-то, должник выплачивает кредитору "Х" % от суммы задолженности за каждый день просрочки". Как-то так, правильно?Теперь, посмотрим, о чем нам говорит статья 619. На денежные обязательства на срок просрочки начисляются проценты в таком-то размере. Или, другими словами, в случае просрочки исполнения денежного обязательства на сумму задолженности начисляются проценты в размере, установленном данной статьей. То есть, фактически, по своей сути, формулировка процентов за просрочку из статьи 619 полностью подпадает под определение неустойки. И соответственно, к ним должен применяться сокращенный срок исковой давности, и естественно, в таком случае не может идти и речи об одновременном взыскании и неустойки, и процентов за просрочку. Как я заметил выше, далеко не все с этим мнением согласны. Я практически не встречал каких-либо опубликованных работ на эту тему (если кто знает о таких, буду благодарен за ссылку). Все что я по этому вопросу нашел, это мнение Марии Божога (Maria Bojoga), изложенное в 2-ом томе Комментария к Гражданскому Кодексу Республики Молдова (Comentariul Codului Civil al Republicii Moldova. - Chisinau: Editura "Arc", Vol. 2, ed. a II-a, p. 161-163). На нем и остановимся.М. Божога в своем комментарии к ст. 619 утверждает, что проценты за просрочку не являются законной неустойкой, т.к. неустойка взыскивается вне зависимости от природы обязательства (будь то денежное или какое-либо иное), а проценты за просрочку представляют собой плату за использование чужих денежных средств (стр. 161 Комментария). Проще говоря, вывод о том, что проценты по ст. 619 не являются неустойкой, сводится лишь к одному, к тому, что неустойкой могут обеспечиваться различные типы обязательств, в том числе и неденежные (например, обязательства по выполнению работ в срок), а статья 619 предусматривает начисление процентов только лишь за просрочку денежных обязательств. Это, по сути, единственный аргумент, который приводится автором в обоснование мнения о разграничении процентов по ст. 619 от неустойки.Но довод о том, что неустойка обеспечивает самые различные виды обязательств, а проценты за просрочку начисляются только в отношении конкретной их разновидности, денежных обязательств, по-моему, выглядит совершенно неубедительно. На мой взгляд, статья 619 соотносится со статьей 624 (общие положения о неустойке) как частное и общее. То есть, далеко не все возможные варианты неустойки покрываются статьей 619, но абсолютно точно проценты по статье 619 полностью подпадают под признаки неустойки, закрепленные статьей 624-й. И тот факт, что они закреплены в другой главе Гражданского кодекса, никоим образом не противоречит данному выводу. Что же касается утверждения о том, что проценты за просрочку представляют плату за пользование чужими денежными средствами, то это вопрос толкования. Скорее это даже не столько юридическая, сколько экономическая сущность данных процентов. Ведь с тем же успехом можно говорить и о том, что неустойка - это плата, согласованная сторонами договора, которую должник выплачивает за неисполнение обязательства. Помимо этого, Мария Божога в своих выводах идет дальше и фактически сама же сводит проценты за просрочку к неустойке. Она говорит, в частности, о том, что кредитор не обязан доказывать какие-либо убытки, причиненные несвоевременным исполнением, т.к. установление таких убытков осуществляется заранее, на основании ст. 619 (см. стр. 161). И сам по себе факт просрочки исполнения обязательства предполагает причинение ущерба (стр. 162). То есть, начисление процентов за просрочку связывается с покрытием ущерба, причиняемого несвоевременным исполнением денежного обязательства. Но данный вывод сам по себе снова связывает статью 619-ую с неустойкой. Вернемся еще раз к определению неустойки. Согласно статьи 624 это "договорное положение, в соответствии с которым стороны производят предварительную оценку убытков..." То есть стороны заранее оценивают возможный ущерб, который может быть причинен вследствие ненадлежащего исполнения обязательства и выражают его в виде устанавливаемого ими размера неустойки. Но ведь именно об этом и говорит автор комментария к статье 619.На что еще стоит обратить внимание? Мария Божога, утверждая, что проценты за просрочку не являются неустойкой, делает логичный вывод о том, что допускается взимание одноврменно и процентов по статье 619-й, и неустойки, если таковая предусмотрена договором. Но вот здесь нужно обратить внимание на один момент. Статья 619 прямо предусматривает (и автор комментария естественно говорит об этом же), что процентная ставка, указанная в данной статье, не применяется в том случае, когда договором сторонами предусмотрен другой размер процентов. То есть стороны могут закрепить в договоре другой процент за просрочку, который будет отличаться от статьи 619-й. И в таком случае будет применяться именно та ставка, которая была определена самими сторонами.Но тут у меня возникает вопрос чисто практического порядка - а как стороны будут закреплять в договоре эти самые проценты за просрочку? Буквально, каким именно образом будет сформулировано соответствующее положение договора? Первое, самое простое и очевидное, что мне приходит на ум, это та же формулировка, которая уже была указана выше. Например: "В случае несвоевременного платежа за поставленный товар, покупатель выплачивает продавцу такой-то процент, начисленный за период просрочки". Подпадает под статью 619? Подпадает. И в таком случае именно этот, установленный сторонами процент и будет применяться. Но ведь приведенная формулировка полностью подпадает и под формулу неустойки. И ее с полным основанием можно квалифицировать именно как неустойку, с применением соответствующих правил о сокращенной исковой давности, с правом суда уменьшить ее размер и т.д. То есть, получается, что если стороны в договоре предусмотрят неустойку за несвоевременное выполнение денежного обязательства, то она автоматически превращается в проценты за просрочку по статье 619. Но тогда и те проценты, которые установлены в этой статье, должны рассматриваться именно как частный случай неустойки, а именно как законная неустойка. На Интернет-форуме сайта justice.md одним из участников было высказано мнение, что проценты за просрочку не могут рассматриваться как законная неустойка, потому что ст. 629 ГК предусматривает, что установленная законом неустойка не может быть предварительно исключена или уменьшена соглашением сторон. А т.к. статья 619 предусматривает возможность изменения процентной ставки по соглашению сторон, то сами проценты, закрепленные статьей 619, не могут считаться законной неустойкой. Но и этот аргумент мне представляется ошибочным. Как я уже указывал выше, по всем признакам статья 619 представляет собой частный случай неустойки. И этот частный случай закреплен специальной нормой, которая, как известно, имеет приоритет перед нормой общей, каковой является статья 629. И в таком случае, именно в самом законе, в специальной норме статьи 619 делается допущение, которое позволяет сторонам договора изменять размер законной неустойки. И кроме того, приведенный этим участником аргумент никак не исключает того противоречия, которое возникает при закреплении процентов за просрочку самими сторонами в договоре, что допускается статьей 619.Таким образом, мы в очередной раз приходим к выводу о том, что проценты по статье 619 следует рассматривать именно как частный случай неустойки, с применением к ним специальных правил, например, о сокращенном сроке исковой давности. И различные мнения об их разграничении лично меня пока не убедили в обратном.Вот, собственно, и все, что я думаю по данному вопросу. При всей кажущейся (лично мне) логичности данных выводов, с удовольствием бы выслушал любые критические отзывы, комментарии и иные, отличающиеся от моего мнения. В любом случае, очевидно, что применение  статьи 619 продолжает вызывать множество споров. И было бы очень неплохо, чтобы Высшая судебная палата внесла определенную ясность в этот вопрос, например, путем соответствующего постановления Пленума, которое по крайней мере, на уровне правоприменительной практики эти разногласия устранило бы...
Потребитель!!! Не дай ввести себя в заблуждение!!!
Из всех тем на правовую тематику, пожалуй, самой заезженной являются права потребителей. Почему-то именно на эту тему чаще всего можно встретить заметки и статьи юристов в различных изданиях. Тем не менее, вопросы защиты прав потребителей неизменно привлекают внимание широких масс людей. Решил и я вставить свои "пять копеек". Я не претендую на оригинальность и вряд ли скажу что-то принципиально новое. Но тем не попробую-ка затронуть данную тему с несколько другого ракурса.Зачастую продавцы прибегают к каким-нибудь уловкам и отговоркам, рассчитанным на недостаточное знание потребителями своих прав. Ну, пожалуй, самое распространенное - надписи над прилавками о том, что такой-то товар обмену не подлежит. И решил я вспомнить и проанализировать несколько таких наиболее популярных "отмазок" продавцов, которыми они прикрывают свое нежелание удволевторять законные требования покупателей.Итак, начнем:1. "Товары, продаваемые со скидками, обмену и возврату не подлежат".Многие знают, а кто не знает, тем как раз и сообщу, что покупатель, который приобрел товар надлежащего качества, не имеющий никаких недостатков, имеет право заменить данный товар в течение 14 дней со дня покупки, если он не подошел по форме, габаритам, фасону, размеру, расцветке либо по иным причинам не может быть использован по назначению. Если аналогичный товар отсутствует, то покупатель имеет право потребовать возврата денег. Конечно, необходимо, чтобы товар не утратил свои потребительские свойства и не был в употреблении.Не подлежит обмену лишь определенная группа, например, предметы личной гигиены, парфюмерия и целый ряд других (если будет интересно, выложу весь список; в принципе, можете его найти в Правилах обмена непродовольственных товаров).Так вот, ни Закон о защите прав потребителей, ни вышеуказанные Правила, никак не ограничивают потребителей в этом праве. В них ни слова не сказано о том, что если товар продается со скидкой, то покупатель утрачивает свое право на возврат товара. Да и в конечном счете, решение продать товар со скидкой - это единоличное решение продавца. Оно направлено на то, чтобы как можно скорее сбыть товар или привлечь как можно больше новых клиентов. И оно никак не может ограничивать права потребителей, закрепленные законом. И уж тем более данное право на возврат товара не может быть ограничено, если товар оказался с дефектом. В данном случае вы имеет право на обмен даже тех товаров, которые не подлежат обмену в обычных условиях, когда их качество не вызывает нареканий.  2. "Мы на этот товар гарантию не предоставляем" или "Магазин дает гарантию на 1 год, и еще два года - сам производитель в соответствующем сервис-центре" и т.д.Многие даже вполне добросовестные фирмы грешат этим. На некоторые виды товаров они якобы не предоставляют гарантии. Например, сам помню, когда покупал мышку к своему ноутбуку, мне сказали, что на мышки гарантии не даются. Так вот, практически на любые товары существует гарантия, даже если продавец заявляет, что он ее не предоставляет. Просто в таком случае, к большому удивлению этого самого продавца, будут действовать те сроки гарантии, которые установлены законом. Например, в соответствии с частью (4) ст. 12 Закона о защите прав потребителей если производитель не установил срок гарантии на продукт длительного пользования, то в таком случае гарантийный срок автоматически будет составлять 2 года.Не допускается направление покупателя и в сервис-центр производителя вместо магазина. Такая формула часто применяется многими продавцами бытовой техники, которые заявляют, что они, мол, предоставляют гарантию, к примеру, на 1 год. Но компания-производитель предоставляет дополнительную гарантию еще на 2 года. Поэтому если у вас товар сломается на второй или третий год работы, то обращайтесь не к магазину и его сервис-центру, а напрямую в соответствующий сервис-центр производителя. Именно так, помнится, заявили в одном из кишиневских магазинов, когда мои родители покупали Самсунговский телевизор (благо, менять его не пришлось ни спустя 3, ни спустя 6 лет). А почему так делать нельзя? Да потому что в соответствии с частью (3) ст. 12 Закона о защите прав потребителей при наличии гарантийного срока, установленного производителем, продавец не имеет права устанавливать меньший срок. То есть, если тот же Самсунг установил гарантию на свои телевизоры в три года, то дилеры Самсунга не могут продавать эти же самые телевизоры с гарантией в 1 или 2 года.3. "Простите, но мы не можем вернуть Вам деньги или предоставить новый товар, мы можем только его бесплатно отремонтировать".Это, пожалуй, одна из самых любимых фраз многих продавцов. Когда, к примеру, в течение гарантийного срока ломается так полюбившийся вам утюг, вы приходите в центр обслуживания, и вам девушка с очень милой улыбкой на устах произносит эту фразу. Что, дескать, да, мы готовы исполнить свои гарантийные обязательства и починим ваш утюг совершенно бесплатно. "А, как Вы сказали, Вы хотите его вернуть и получить обратно деньги? Нет, этого мы сделать не можем, наша гарантия распространяется только на ремонт." Так вот, когда вы слышите подобное, можете смело закатывать скандал. Потому что согласно стати 13 Закона о защите прав потребителей покупатель имеет право либо на бесплатное устранение недостатков (т.е. на ремонт), либо на бесплатную замену, либо на возврат стоимости несоответствующего товара. И каким именно из этих прав воспользоваться, будет решать потребитель, а не продавец.4. "А чем вы докажете, что сами не сломали этот телефон?"Итак, вы пришли в магазин для того, чтобы заменить неисправный товар. А вам в ответ говорят: "Да вы сами его сломали, а теперь приходите и жалуетесь. Никакого ремонта или замены мы делать не будем".Конечно, покупатель может своими собственными руками сломать полюбившуюся ему вещь. И добросовестный покупатель почти никогда не пойдет просто так жаловаться и требовать то, на что он претендовать не может. Но важно не это (ведь встречаются и недобросовестные потребители), а то, что это не покупатель должен доказывать свою невиновность продавцу, а наоборот, продавец должен доказать, что потребитель сам виноват в порче товара. В том случае, когда он считает, что недостатки товара возникли по вине покупателя, продавец обязан в течение 14 дней провести независимую техническую экспертизу, которая и установит вину потребителя.Я здесь привел лишь наиболее частые отговорки продавцов, с которыми так или иначе сталкивался сам. Если Вам пришлось столкнуться с каким-то еще возразжениями в магазинах или сервис-центрах, напишите об этом, было бы очень интересно узнать. Заодно и попытаюсь прокомментрировать каждый описанный случай.Удачных Вам покупок!!!
Блог про Европейский суд по правам человека
На днях натолкнулся на один чрезвычайно интересный блог, посвященный деятельности Европейского суда по правам человека. Блог этот, правда, на английском. Но если кто в ладах с ним и интересуется тем, что происходит в ЕСПЧ, чем живет Суд, кому интересны сведения о наиболее значимых делах, проходящих через него, тому, думаю, будет интересно почитать об этом всем.В общем, настоятельно рекомендую:ECHR BLOG
"МОЛОКО" - Осторожно! Содержит молоко
Многие, наверное, не раз слышали про то, как на различных товарах, производимых на Западе товаропроизводители размещают самые немыслимые предупреждения для потребителей во избежание предъявления каких-либо претензий и исков в суд с требованиями о выплате многотысячных, а порой и многомиллионных возмещений. О том, как боязнь исков заставляет компании доходить до абсурда, пишет в одном из недавних своих номеров английская газета Daily Mail. В соответствии с регламентом британского Агентства пищевых стандартов (Food Stadards Agency) производители продуктов питания должны указывать на упаковке на наличие аллергенов, предусмотренных в регламенте. В частности, в нем фигурируют и яйца, и молоко, и ряд других продуктов и компонентов, которые могут вызывать аллергию.В результате доходит до абсурдных надписей на упаковках. Как, например, на этой бутылке с молоком на фото ниже:

Красная надпись на бутылке гласит что-то вроде: "Предупреждение аллергикам: Содержит молоко."Представитель Агентства заявил, что совсем не обязательно было указывать дополнительное предупреждение для аллергиков о наличии молока на этикетке бутылке из-под молока. "В случае с молоком, когда очевидно, что продаваемый продукт это именно коровье молоко, нет законодательных требований о наличии дополнительного предупреждения об аллергии".Тем не менее, производители готовы идти даже на такие абсурдные шаги, лишь бы избежать возможных претензий со стороны не совсем добросовестных потребителей. Так например, кроме производителей молока, компания Happy Egg Company, занимающаяся продажей яиц, начала размещать на своих упаковках для яиц схожее предупреждение: "Содержит яйца". Так что, каким бы очевидным ни было, что молоко это молоко, а яйца это именно яйца, паранойя, порожденная англо-американскими традициями сутяжничества, заставляет некоторых ставить под сомнение даже такие очевидные вещи. 
Узаконенное беззаконие
Сегодня на Curaj.net наткнулся на одну маленькую эмоциональную заметку на счет боязни полиции, отсутствия доверия к ней. О полицейских отзываются далеко не самыми приятными выражениями. В общем, как я уже сказал, заметка чрезвычайно эмоциональная, и таких встречается немало. Но она напомнила мне обо одном обстоятельстве, запомнившемся еще со времен учебы на юридическом факультете.Мало кто знает, что любые самые незаконные действия полиции в Молдове по сути узаконены. Нет, нет, не в том смысле, что так сложилась практика, что любые проступки полицейских сходят им с рук. А в самом что ни на есть прямом смысле узаконены.В Законе о полиции есть интересная статья 30, которая называется "Обязанность повинования сотрудникам полиции". В ней сказано, что законные требования сотрудника полиции обязательны для исполнения гражданами и должностными лицами. И что неповиновение таким законным требованиям влекут установленную законом ответственность. Если вы думаете, что в этих фразах ничего нет предосудительного и напротив, они очень даже верны, то я с вами соглашусь. Действительно, ведь если требование полицейского законно, то неподчинение ему составляет очень серьезное правонарушение. Это совершенно нормально для любого демократического государства. А что делать, если требование или действие сотрудника полиции НЕзаконно? Не торопитесь с ответом, каким бы очевидным он ни казался с учетом процитированных выше положений закона. Потому что в этой же статье 30-й есть последний, третий абзац, который и сводит на нет любую возможность противостоять каким-либо злоупотреблениям со стороны "людей в черной форме". В нем сказано, что требования сотрудика полиции, обращенные к гражданам и должностным лицам, и предпринимаемые им действия СЧИТАЮТСЯ ЗАКОННЫМИ до тех пор, пока органом или должностным лицом, уполномоченным осуществлять контроль за его деятельностью и соблюдением законности при ее осуществлении, не будет установлено иное.То есть, что бы ни делал сотрудник полиции, абсолютно любое его действие будет считаться законным, пока вы не докажете, что это не так. По сути, это ставит любого человека в совершенно незащищенное положение даже в случае самых вопиющих нарушений со стороны стражей порядка. И в случае, если в отношении кого-нибудь каким-либо сотрудником полиции будут совершаться даже очевидно незаконные действия, он не сможет оперативно воспрепятствовать этому и защищать себя, потому что любое такое действие может быть с легкостью расценено как сопротивление законным действиям сотрудника полиции.  А уж дальше, после всего, что может произойти, у вас появится возможность доказать, что действия, которые предпринимались в отношении вас, были незаконны, и попытаться получить возмещение причиненного вам ущерба. Но почему-то для меня вопрос о том, насколько же это реально, звучит как-то уж слишком риторически...Чисто с правовой точки зрения тут возникает одно очень интересное противоречие - противоречие между презумпцией законности действий сотрудников полиции и презумпцией невиновности. То есть с одной стороны, любые действия полиции подразумеваются законными до тех пор, пока не будет доказана их незаконность. И с другой стороны, любой человек считается невиновным в совершении тех или иных правонарушений, пока его виновность не будет доказана в суде в ходе справедливого судебного разбирательства. Но опять же, я оставляю вам самим возможность поразмышлять над тем, в пользу какой из этих презумпций склонится чаша весов в случае разбирательства в молдавском суде.В связи с этим мне вспоминается одно из дел, рассмотренных в отношении Молдовы в Европейском суде по правам человека, который занимает достаточно четкую позицию по данному вопросу. В деле Корсаков против Молдовы заявитель, Михай Корсаков, жаловался на то, что он якобы подвергся жестокому обращению со стороны полиции и власти не провели надлежащего расследования данного инцидента. Я не буду вдаваться во все подродности дела (кому интересно, смогут пройти по ссылке на решение ЕСПЧ, которую я привел выше). Хотелось бы только привести пару цитат из данного решения, которые очень четко демонстрируют ту позицию, которую Европейский суд занимает по таким щекотливым вопросам.Так вот, ЕСПЧ указал следующее (см. 55):55. Суд напоминает, что в тех случаях, когда лицу были нанесены травмы, когда оно было задержано или находилось под контролем полиции, любые подобные травмы вызывают сильные подозрения на то, что данное лицо подверглось ненадлежащему обращению. Именно на Государство возлагается обязанность предоставить убедительное объяснение тому, как образом возникли данные травмы, и невыполнение этого обязательства может повлечь влечет за собой разбирательство по ст. 3 Конвенции ("Запрещение пыток"). Государству недостаточно просто сослаться на оправдание сотрудников полиции от обвинений в ходе уголовного расследования, и соответственно, оправдание сотрудников от обвинений в том, что они жестоко обращались с каким-либо лицом, не освобождает Государство от обязанности предоставить соответствующие доказательства согласно ст. 3 Конвенции о том, что полученные лицом травмы не были причинены сотрудниками полиции.(55. The Court recalls that where a person is injured while in detention or otherwise under the control of the police, any such injury will give rise to a strong presumption that the person was subjected to ill-treatment. It is incumbent on the State to provide a plausible explanation of how the injuries were caused, failing which a clear issue arises under art. 3 of the Convention. It is not sufficient for the State to refer merely to the acquittal of the accused police officers in the course of a criminal prosecution, and consequently, the acquittal of officers on a charge of having assaulted an individual will not discharge the burden of proof on the State under art. 3 of the Convention to show that the injuries suffered by that individual whilst under police control were not caused by the police officers.) И дальше: 60 ... Суд пришел к выводу, что Правительство не выполнило своей обязанности доказать Суду, что травмы у заявителя возникли по какой-либо иной причине нежели жестокое обращение в период задержания полицией. (60... the Court concludes that the Government have not satisfied the burden on them to persuade it that the applicant's injuries were caused otherwise than by the ill-treatment he underwent while in police custody.)Другими словами, это не человек должен доказывать, что полиция с ним обращаласьне надлежащим образом, а наоборот, сотрудники полиции сами должны доказать, что они с ним не допускали жестокого обращения, и что какие-либо имеющиеся травмы у задержанного возникли не по их вине. И если они этого убедительно сделать не смогут, подразумевается, что подобные травмы возникли именно по вине полиции вследствие жестокого обращения.В практике наших правоохранительных органов очень часто встречаются ситуации, когда на жалобы задержанных прокуратура дает стандартные отписки, что мол, проведено расследование, и факты, о которых в жалобе говорится, не нашли своего подтверждения. Но и по поводу подобных отпискок Европейский суд тоже высказался вполне однозначно:66. Расследования по обвинениям в жестоком обращении должны быть тщательными. Это означает, что власти должны всегда предпринимать серьезные усилия для того, чтобы установить, что в действительности произошло, и не должны полагаться на поспешные и плохо аргументированные выводы для того, чтобы закрыть свое расследование... Любые недостатки в расследовании, которые подрывают возможности установить причину травм или установить личность ответственных лиц, влечет за собой риск несоблюдения данного стандарта.(66. The investigation into serious allegations of ill-treatment must be thorough. That means that the authorities must always make a serious attempt to find out what happened and should not rely on hast or ill-founded conclusions to close their investigation... Any deficiency in the investigation which undermines its ability to establish the cause of injuries or the indentity of the persons responsible will risk falling foul of this standard.) Фактически Европейкий суд вводит презумпцию виновности действий сотрудников правоохранительных органов. Он говорит о том, что если компетентные органы не смогут привести убедительных доказательств того, что следы жестокого обращения не есть результат действий со стороны полиции, если они не найдут истинную их причину, то в таком случае есть все основания для того, чтобы обвинять в этом именно полицию. И более того, Суд указывает на недопустимость формальных отписок о том, что расследование было проведено, но жалоба, видите ли, не подтвердилась.Как мы видим, практика Европейского суда по правам человека достаточно четко демонстрирует нам крайне негативное отношение к тому, чтобы изначально рассматривать действия сотрудников полиции как законные. В том случае, когда есть подозрения в каких-либо злоупотреблениях или незаконных действиях с их стороны, именно полиция должна доказывать, что действовала исключительно в рамках закона. Но к сожалению, всегда рассчитывать лишь на Европейский суд не стоит. Случаи, когда дело доходит до Страсбурга крайне редки (по крайней мере по сравнению с количеством имеющих место нарушений). Необходимо, чтобы те принципы, о которых говорит Европейский суд в своих решениях, воплощались в каждодневной практике правоохранительных органов и национальных судов здесь, в Молдове. Пока же можно говорить, что наша местная практика не только далека от этих принципов, но напротив, внутренее законодательство Молдовы способствует их нарушению, создавая почву для ухода недобросоветсных стражей порядка от ответственности. А соответственно, не приходится и говорить о повышении доверия к полиции, и заметки, вроде той, о которой я упомянул в самом начале, будут продолжать появляться с той же периодичностью, что и сейчас...
О конституционности присутствия президента Воронина на интронизации патриарха Кирилла
1 февраля в Москве прошла церемония возведения на престол нового патриарха Русской православной церкви Кирилла. Церемония проводилась в Храме Христа Спасителя при огромном стечении народа. Среди присутствующих был и президент Республики Молдова Владимир Воронин. Вас это не удивляет? Может да, может нет. А если я скажу, что он был единственным главой государства, государства светского, замечу , присутствовавшим на церемонии (за исклчением президента России Дмитрия Медведева, но у того ситуация особая)? Не знаю как вас, но лично меня данное обстоятельство как-то коробит. Да, понятно, президент-коммунист тоже может быть глубоко верующим человеком. Но помимо этого, он является главой государства, в котором достаточно четко на законодательном уровне проведена грань между церковью и государством. Тон и характер сообщения об этом событии на официальном сайте президента таков, что позволяет сделать вывод о том, что на церемонии он присутствовал не просто как гражданин Молдовы Владимир Воронин, а именно как президент этой страны. То есть как лицо официальное. По крайней мере нигде не сказано, что это был именно частный визит г-на Воронина, что а-прирори заставляет рассматривать визит именно как официальные действия главы государства (такова уж специфика этой должности).Стела Попа в своем блоге задается вопросом, почему же Воронин не делает того же самого в отношении Патриарха Румынии. Но меня лично этот вопрос интересует мало (т.к. с точки зрения веры он как раз таки вполне объясним), меня как юриста и гражданина гораздо больше волнует вопрос о том, что президент Молдовы вообще делает на подобных мероприятиях.Тут и возникает проблема конституционности подобного участия президента в сугубо религиозной церемонии. Насколько законно участие/присутствие главы государства на таком мероприятии?В соответствии с частью (4) ст. 31 Конституции Республики Молдова религиозные культы в Молдове отделены от государства. То есть, государство (и, соответственно, его официальные представители и в первую очередь президент) не должно и не может принимать участия в делах религиозных культов, даже таких влиятельных как Православная церковь. В части (5) статьи 15 Закона Республики Молдова "О религиозных культах и их составных частях" указано, что государство признает особую важность и первостепенную роль Молдавской православной церкви в жизни, истории и культуре народа Республики Молдова. Но во-первых, не указывается, о какой именно православной церкви идет речь (ведь на территории Молдовы действует две православных митрополии, хотя и совершенно различающиеся по своей социальной значимости). А во-вторых, признание значимости в истории и культуре отнюдь не означает принятия участия в проведении тех или иных культовых ритуалов.Таким образом, я прихожу к мысли о том, что присутствие молдавского президента на упомянутой церемонии было не только некорректно, но и нелегитимно. Оно, на мой взгляд, противоречило положениям статьи 31 Конституции Республики Молдова. Еще раз подчеркну, что я ни в коем случае не ставлю под сомнение возможность главы государства принять участие в каком-либо церковном мероприятии в качестве частного лица (хотя меня и обуревают сомнения в искренности подобных акций). Но исходя из того, как был освещен, в том числе и пресс-службой президента, его визит в Москву, я делаю вывод о том, что он там выступал именно как лицо официальное, как глава государства. Что и заставляет говорить о недопустимости, с точки зрения Конституции Молдовы, подобных действий. И тот факт, что Владимир Воронин оказался практически единственным главой государства, посетившем церемонию возведения на престол нового патриарха, лишь убеждает меня в этом мнении...
Европейский Суд против Молдовы - статистика, о которой не любят говорить
Знаете, я не очень-то люблю, когда кто-то пытается мной манипулировать, в том числе путем манипулирования общественным мнением. Иногда я отношусь к этому относительно спокойно, понимая, что такое происходит сплошь и рядом и уже давно никого не удивляет (включая и меня самого). А иногда меня подобные попытки очень даже выводят из себя. Не далее как сегодня натолкнулся на одну заметку на Point.md (со ссылкой на ТВ7, хотя на их сайте я ее не обнаружил, что не столь важно, т.к. гораздо важнее содержание заметки). Озаглавлена она была: «Молдова пытается избавиться от имиджа вечного «лузера» в ЕСПЧ». Основной лейтмотив заметки (о конкретных деталях чуть ниже), что несмотря на регулярно выносимые Европейским Судом по Правам Человека (ЕСПЧ) решения против Молдовы, ситуация на самом деле совсем не такая плохая, какой кажется. Или, по крайней мере, не такая, какой ее хотят представить СМИ, регулярно публикующие сообщения о проигранных Молдовой делах в Европейском Суде. Ну, и собственно, в обоснование этого тезиса приводится ряд утверждений. Проблема лишь в том, что большинство этих утверждений является ничем иным как попыткой отвлечь внимание общественности от реальной проблемы путем отдельно взятых цифр. И более того, цинично сказать, что ситуация совсем не так уж плоха. Хотя на самом деле хуже уже сложно даже представить. Ну и чтобы не быть голословным позволю себе процитировать и, соответственно, прокомментировать некоторые из утверждений. А чтобы комментарий не казался Вам слишком субъективным, я приведу некоторые реальные цифры о делах, которые рассматривает Европейский Суд по Правам Человека. Те, кто мне не верит на слово, имеют возможность убедиться в их достоверности, заглянув на сайт Европейского Суда и скачав статистическую информацию о деятельности Страсбургского Суда за период с 1998 по 2008 г. Итак, начнем с начала заметки. «Власти приводят статистические данные о количестве дел, которые Страсбург не принял к рассмотрению. Представитель молдавского правительства в ЕСПЧ Влад Гроссу считает, что за последние десять лет 80 % обращений молдавских граждан были отклонены Европейским судом. - Все 133 постановления и 89 решений, вынесенные сейчас против МОЛДОВЫ, составляют лишь 20 % от общего числа поданных заявлений, - подчеркивает представитель правительства в ЕСПЧ Влад Гроссу.»Итак, что нам хотят этим сказать? То, что большая часть заявлений против Молдовы Европейским Судом отклоняется. Что лишь 20 % заявлений доходят до Суда. А нам, видите ли, чуть ли не каждый день газеты и ТВ говорят про проигранные дела, хотя на самом деле, подавляющее большинство их «отклоняется». Действительно, за последние 10 лет против Молдовы было направлено в общей сложности 3965 надлежащим образом оформленных жалоб, которые были распределены соответствующим органам Суда, соответствующему Комитету или Палате, для принятия решения (“Applications allocated for a decision body, i.e., applications for which the Court has received a correctly completed form, accompanied by copies of relevant documents. These applications will be examined by a Committee or by a Chamber of the Court”). Всего же решений за этот период было принято лишь 127. Было признано неприемлемыми или были сняты с рассмотрения 1390 заявлений (разница в общем количестве объясняется тем, что многие заявления находятся на стадии рассмотрения или принятия решения об их допустимости). То есть если взять вообще общее количество поданных заявлений и вынесенных решений, то получается даже меньше 20 %. Выходит порядка 3,2 %. Оставшиеся 97 % либо были вообще не допущены к рассмотрению, либо решение по ним еще не принято. Но говорят ли эти цифры о чем-либо в пользу нашего государства? Однозначно, нет. Такое соотношение может произвести впечатление лишь на человека, не знакомого с практикой Европейского Суда (собственно, на это и делается расчет в заметке). Практика же складывается таким образом, что подавляющее большинство заявлений, направляемых в суд со всех государств, не допускается Судом к рассмотрению. Лишь очень малая доля всех заявлений принимается Судом к рассмотрению, и по ним выносятся решения. И в том, что такое малое количество заявлений против Молдовы «дошли до конца» не является какой-либо заслугой молдавских властей (как нас пытаются убедиться). Это всего лишь обычная практика Европейского Суда. Для сравнения я взял показатели нескольких стран, которые «засветились» в ЕСПЧ большим количеством поданных жалоб – Турцию, Румынию, Россию и Польшу. И соотношение общего числа поданных заявлений и вынесенных решений получилось весьма интересным. В отношении Румынии решения были вынесены по 1,8 % от общего числа поданных жалоб, России – ок. 1 %, Польши – 1,89 %. А в отношении Молдовы – 3,2 %. И лишь Турция обошла всех – в отношении нее решения принимались в 7,56 % случаев подачи заявлений. То есть получается, что в сравнении с другими странами, в отношении которых в Страсбурге выносится ОЧЕНЬ много решений, в том числе обвинительных, в отношении Молдова принимается в 2-3 раза больше решений (от общего количеств подаваемых жалоб). Читаем заметку дальше: «Самые громкие обвинения ЕСПЧ Кишинев опротестовал в Большой палате - это кассационная инстанция в Страсбурге. Так было и с делом «Оферта Плюс», по которому Молдову обязали выплатить в качестве компенсации ущерба 2 миллиона евро. По словам представителя молдавского правительства в Европейском суде, наиболее вероятно, что и закон о двойном гражданстве, опротестованный политиками Александром Тэнасе и Дорином Киртоакэ, ждет та же участь.»То есть, нам пытаются сказать, что самые крупные и громкие решения против Молдовы были обжалованы в Большую Палату Суда. И что? Сам факт такого обжалования еще ни о чем не говорит. И уж тем более он не говорит, Молдова была или будет оправдана по этим делам (а именно это впечатление пытаются у нас создать подобным заявлением). Скорее наоборот, это лишь слабая попытка продлить агонию, т.к. Большая Палата крайне редко отменяет уже вынесенные решения. И надеяться на это в том же деле Оферты Плюс вряд ли стоит. Далее представитель молдавского Правительства в Европейском Суде пытается чуть ли не очернить Суд или тех, кто туда обращается: «И еще одна новость - ЕСПЧ превратили в надежный источник доходов. Гонка за внушительными денежными суммами, назначаемыми Европейским судом в качестве компенсации ущерба, подталкивает молдавских граждан обращаться в Страсбург любой ценой».То есть жалобы в ЕСПЧ пытаются свести к обычным меркантильным интересам. Нам пытаются сказать, что большинство граждан обращаются в Европейский Суд не для того, чтобы добиться правды, которую они не нашли у себя на Родине, а для того, чтобы, выражаясь простонародным слэнгом, «срубить бабла». Тут, во-первых, нужно отметить, что сумма возмещений, которые присуждает ЕСПЧ, отнюдь не так высока, как иногда может показаться. Речь очень редко идет о сотнях тысяч или миллионах. Как, правило, все НАМНОГО скромнее. Во-вторых, при определении возмещения Суд пытается реально взвесить действительный размер причиненного лицу ущерба, а не просто берет с потолка умопомрачительные суммы. И наконец, в-третьих, взыскание больших сумм по сравнению с теми суммами, которые присуждают молдавские суды, говорит скорее о том, что у нас в стране права, интересы, достоинство людей не очень-то высоко ценят. И в национальных судах получить реальное, а не просто символическое возмещение бывает очень трудно, а порой и невозможно. А теперь немного статистики, о которой в заметке вообще ничего не говорится. Зато она чрезвычайно показательна и говорит о многом. Итак, за период 1998-2008 гг. по заявлениям, поданным против Молдовы, было в общей сложности вынесено 127 решений (до 01.11.2008). Из них в 118 (!!!) случаях Европейский Суд признавал, что имело место хотя бы одно нарушение Европейской конвенции. Всего в ОДНОМ (!!!) случае суд признал, что нарушений не было. То есть, соотношение обвинительных и оправдательных приговоров в отношении Молдовы 1/118, или 0,84 % оправдательных приговоров. То есть более чем в 99 % процентах случаев Республика Молдова признается виновной в нарушении Европейской конвенции по правам человека. Опять же, пара сравнений, соотношение оправдательных и обвинительных приговоров в отношении Турции (даже Турции !!!) составляет 34/1605 или 2,07 % (не учитывая 203 случая заключения мирового соглашения между заявителями и Правительством Турции; Молдова, для сравнения, пошла на мировую лишь в 2-х случаях), Польши - 36/520 или 6,47 %; России – 19/544 или 3,37 %; Румынии – 11/379 или 2,82 %; Голландии – 13/41 или 24,07 %, Испании 9/28 или 24,32 %. В отношении же Молдовы оправдательные приговоры выносятся менее чем в 1 % случаев. Таким образом, Молдова имеет один самых худших показателей в Европейском Суде по количеству вынесенных обвинительных приговоров в сравнении с количеством оправдательных решений. Говоря об общем количестве подаваемых заявлений и, что гораздо важнее, общем количестве выносимых решений, не стоит забывать и о размере населения Молдовы, которая является одной из самых маленьких стран Европы. На наши 3 с небольшим миллиона жителей приходится 127 решений (за 10 лет). И это при том, что лишь в последние годы люди начали активно и в массовом порядке обращаться в Страсбург. До этого и люди мало что знали о Европейском Суде, и молдавские юристы не очень хорошо были знакомы с его правилами и процедурами. В последнее же время Европейский Суд стал уже чем-то привычным, поэтому количество подаваемых в него жалоб неуклонно растет. Опять же, сравним с некоторыми другими государствами. На Голландию, например (сопоставимую примерно по территории, но население которой составляет ок. 16 млн. жителей), приходится всего 71 решение, на Ирландию (ок. 6 млн. населения) – всего 12 (!!!) решений, на Румынию приходится в 3,3 раза больше решений, но и население Румынии в 5-6 раз больше населения Молдовы. В общем, все эти цифры говорят за себя. Нас пытаются убедить в том, что ситуация совсем не так уж и плоха, что на самом деле большая часть заявлений молдавских граждан в Европейский суд остается неудовлетворенной. Но если мы взглянем на соотношение всех показателей по решениям против Молдовы, если мы сравним эти показатели с другими странами, то можно легко увидеть, что ситуация просто катастрофическая. У нас одни из худших показателей среди стран Европы. И если Вам хоть кто-то говорит обратное, знайте, что Вы либо говорите с человеком, который не владеет реальными сведениями, либо Вам просто лгут и пытаются Вами манипулировать... 
Круговая порука "по-Термокомовски"
Этой осенью новостные ленты молдавских информационных агентств возглавляли заголовки о «войнах» между поставщиком тепловой энергии компанией «Термоком», местными властями, ну и заодно потребителями. Основное внимание общественности привлекла к себе проблема непогашения задолженностей кишиневских муниципальных властей перед Термоком. Но другая проблема, которая хоть и проскальзывала в информационных сообщениях, но особого внимания к себе не привлекала, хотя с ней и знакомы жители очень и очень многих многоквартирных домов нашего города. Речь идет об отказе Термокома подключать тепло к домам, в совокупности имеющим существенные задолженности. Многие видели на дверях своих подъездов объявления о том, что дом имеет такие-то и такие-то задолженности, и в случае их непогашения жильцы рискуют остаться зимой без тепла. Где-то эта угроза так и осталась лишь угрозой. Но во многих домах отопление так и не было подключено, или было, со значительным опозданием (когда соседние дома уже нежились в тепле). И все бы ничего, за тепло ведь действительно платить надо (как и за другие услуги), если бы не тот факт, что отключались дома полностью, без разбора того, кто заплатил, а кто нет. В результате страдали не только те, кто этого заслуживает, то есть неплательщики, но и совершенно добросовестные потребители, которые регулярно платят по счетам. Помните, что такое круговая порука? Если не ошибаюсь, в армии Чингисхана существовала практика, когда из-за одного дезертира с поля боя казнили 10 других воинов. Это позволяло сохранять жесточайшую дисциплину, за которой следили не только начальники, но и сами солдаты, рисковавшие собственной жизнью в случае чужих провинностей. В более мягком варианте практикуется подобный подход и поныне. Те, кто смотрел фильм Стэнли Кубрика “Full Metal Jacket” наверняка помнят, когда из-за проступка одного солдата отживалась вся рота, о чем провинившийся впоследствии очень пожалел. Ну да речь не об армии, тем более что и других примеров история знает массу, а о методах. И именно подобные методы пытается практиковать наш поставщик тепла. Но вот насколько законна эта практика? В этом и попробуем разобраться. С одной стороны, у поставщика есть совершенно бесспорное право прервать подачу тепловой энергии в случае неоплаты потребителями счетов за потребленную энергию. Но реализация этого права упирается в то, что он, как правило, не имеет технической возможности отключить конкретного потребителя от всей сети, не затронув других потребителей, другими словами, не отключив от тепла весь дом. То есть сделать именно так, как это делает та же Union Fenosa. Но должны ли от этого страдать добросовестные потребители? И не нарушаются ли этим их права? Конечно, нарушаются, скажут гневные читатели. Но вот как доказать это и что делать? Отвечая на эти вопросы, начну с того, что отопительный сезон должен начинаться не тогда, когда в кабинете какого-нибудь чиновника станет прохладно, и он примет решение о том, что пора уж подключать тепло. Нет. Согласно действующему Положению о поставке тепловой энергии и пользовании ею, отопительный период начинается при регистрации в течение трех дней подряд среднесуточной температуры воздуха (и не просто среднесуточной, а в период с 6 часов вечера до 6-ти утра) + 8 градусов по Цельсию (п. 106 Положения). И тут возникает один немаловажный нюанс. В многоквартирных домах договор на поставку тепловой энергией заключается не каждым потребителем отдельно, а «с объединением жильцов, а в отсутствие его – с уполномоченным лицом, жильцами или владельцем» (п. 21 Положения). Чаще всего этим вопросом ведают ЖЭКи, они же те самые ÎMGFL, которые часто указаны в квитанциях на коммунальные услуги. И представители Термокома могут, к примеру, заявить, что с каждым конкретным потребителем они договоры не заключают, договор у них на весь дом, и отключать или подключать они, соответственно, будут тоже дом целиком. Звучит логично (при всей нелогичности ситуации, при которой страдают совершенно ни в чем неповинные люди). Если бы не одно "но". Закон об энергетике дает определение таких понятий как потребитель, и в частности, бытовой потребитель применительно к потреблению энергоресурсов. Итак, «потребитель» законом определен как любое физическое или юридическое лицо, использующее энергетические ресурсы, а «бытовой потребитель» как любое физическое лицо, использующее энергетические ресурсы для бытовых нужд. То есть под потребителем в законе понимается не обслуживающая организация в лице ЖЭКа или ЖСК, а конкретное лицо, использующее энергию в своих личных целях. Другими словами потребителем должен считаться не дом, а именно конкретное лицо, проживающее в этом доме. А статья 12 этого же закона, во-первых, закрепляет обязанность поставщика обеспечить поставку потребителям энергетических ресурсов, и во-вторых, право потребителя на подсоединение к соответствующим энергосетям. Таким образом, если вы являетесь добросовестным потребителем, своевременно оплачивающим все счета, вы имеет полное право на то, чтобы, когда в течение трех подряд вечеров и ночей температура за окном в среднем будет опускаться до 8 градусов тепла, почувствовать, как батареи в вашей квартире становятся теплыми. И все остальное вас волновать не должно. Действия же поставщика, который отказывается подключать весь дом из-за двух-трех (да даже если и из-за 10-20) злостных неплательщиков, по сути являются незаконными. «А что же делать в таком случае?» - спросите вы. – «Как я могу защитить свои права? И какие они вообще, эти права?» А вот тут уже нужно обращаться к Закону о защите прав потребителей, который распространяется на поставку тепла точно также, как и на оказание вам любых других услуг и продажу товаров. В частности, Закон о защите прав потребителей предусматривает, что в случае нарушения этих самых прав, потребитель может  требовать от поставщика возмещения причиненного морального ущерба. Кроме того, в части 2 статьи 27 этого Закона предусмотрена очень суровая санкция для поставщика – в случае нарушения установленных сроков начала и окончания оказания услуги (выполнения работы) исполнитель уплачивает потребителю за каждый день просрочки неустойку в размере 10 процентов цены услуги (работы). То есть за каждый день просрочки Вы имеет право требовать 10 процентов от стоимости неоказанной услуги. Тут, конечно, возникает вопрос о том, а как ее считать, эту стоимость, ведь тепло-то фактически поставлено не было, как же расчитать его стоимость, если даже неизвестно, сколько его должно было быть? Одним из решений, которое видится лично мне - посчитать объем непоставленной энергии по так называемому паушальному методу, к которому сам поставщик любит прибегать, например, при потреблении энергии без счетчика. То есть расчет осуществляется не на основе фактического потребления, которое фиксируется счетчиком, а по определенным параметрам (например, количеству батарей в квартире). Посчитав таким образом объем непоставленной энергии, и умножив ее на тариф, мы и получаем ту самую стоимость, из которой будет рассчитываться неустойка: считаем 10 процентов от расчитанной общей стоимости и затем умножаем на количество дней с момента, когда должен был начаться отопительный сезон до момента фактической подачи тепла (или до момента подачи заявления в суд, если тепло так и не было подключено). Кто-то, конечно, может сказать, что проблема неплатежей таким образом не решается. Что Термоком и так весь в долгах, и продолжать поставлять тепло людям, которые за него не платят – это прямой путь к банкротству. И т.д. и т.п. Действительно, проблема злостных неплательщиков остается. Но, как бы цинично это ни звучало, это все - проблема Термокома, ему ее и решать, не перекладывая бремя на добросовестных потребителей. Каким образом? Либо внедрив техническую возможность отключать конкретного потребителя. Либо подавая в суд на неплательщиков. И уже на основании судебных решений взыскивая задолженности за счет их имущества. Насколько реализуем первый вариант, я судить не берусь, потому что просто не являюсь специалистом в этой области. На счет второго варианта можно говорить более определенно. Естественно, что подавать в суд на каждого неплательщика очень неудобно. Это означает тысячи процессов в судах. А ведь получить решение на руки недостаточно, необходимо его еще и исполнить. А это уже работа для судебных исполнителей (а процент исполняемости судебных решений у нас очень низок). И не факт, что сам Термоком, ограничившись усилиями лишь собственного юр.отдела (который наверняка есть), со всем этим валом дел справится. Но ведь есть масса юридических фирм, которые с радостью возьмут эту ношу на себя (за определенный процент, естественно). Собственно, именно так и поступают крупные компании, имеющие дело с тысячами клиентов. Вместо этого Термоком предпочитает просто отключать дома. А ведь с течением времени срок исковой давности по задолженностям истекает. И это означает, что если у лица была неоплаченная задолженность, и он ее не оплачивает в течение трех лет, а кредитор не обращается в течение этого времени в суд, то по истечении трех лет, поставщик даже через суд может уже с потребителя ничего не получить. Просто потому, что для этого истекли сроки. Плюс к этому, можно было бы на законодательном уровне внести изменения в процессуальное законодательство, которое бы позволяло в упрощенном режиме рассматривать подобные дела. Ведь существует у нас приказное (упрощенное) производство. В упрощенном порядке можно рассматривать дела, вытекающие, например, из приобретения вещей в кредит, из неуплаты задолженностей по налогам и т.д. Так почему бы не рассматривать аналогичным образом и требования о возврате долгов по коммунальным услугам? Чисто технически, внести соответствующие изменения в Гражданско-процессуальный кодекс для Парламента проблемы не составляет никакой. Наверняка, можно было бы найти и другие средства решения проблемы. Но они либо предполагают проведение серьезной и кропотливой работы, либо принятие непопулярных решений, либо (что вероятнее всего) и то и другое вместе взятое. Но так или иначе искать их будет необходимо. Потому как то, как решается проблема сейчас, будет все чаще приводить к тому, что в суд уже будут обращаться те самые добросовестные лица и справедливо требовать с Термокома суммы, которые намного будут превышать стоимость услуг последнего...
В засаде...
Обнаружил на бескрайних просторах Интернета.Тоже, в общем-то, кое-как с юриспруденцией связано:Следующий пост, обещаю, будет серьезным. :)

Generat în 0.148 secunde. Thumbnail Screenshots by Thumbshots